Я признателен Андрею Николаевичу Илларионову за внимание к моим ответам на вопросы слушателей Эха Москвы. Андрей Николаевич считает, что мое утверждение «Резервный фонд близок к исчерпанию» не соответствует действительности. Андрей Николаевич говорит, что «Резервный фонд не только НЕ близок к исчерпанию, но и имеет на своих счетах приличную сумму – 45 млрд.дол. Для того, чтобы не вводить читателей «Эха Москвы» в заблуждение и знать реальную ситуацию с Резервным фондом, достаточно пары кликов»

Действительно, таблица на сайте Министерства финансов показывает, что на 1 мая 2016 г. объем средств Резервного фонда составлял 45 млрд. долларов (или 3.7 процентов ВВП). Впрочем, эта же таблица говорит и о том, что за месяц объем резервного Фонда сократился на 5 миллиардов долларов, за год — на 31 миллиардов долларов. Если экстраполировать месячный темп расходования Резервного фонда, то фонд будет исчерпан к 1 февраля 2017 года, если экстраполировать годовой темп — то к 1 ноября 2017 года.

Кроме того, стоит сопоставить размер Резервного фонда с дефицитом российского бюджета (для финансирования которого Резервный фонд, собственно, и был создан). На 1 января 2016 года объем средств Резервного фонда составлял 4.6% годового ВВП, на 1 мая 2016 года — 3.7% ВВП. При этом дефицит бюджета 2016 года (рассчитанного в предположении, что средняя цена на нефть в течение 2016 года составит 50 долларов за баррель), составлял 3% ВВП. Бюджетный прогноз на 2017 год пока отсутствует — составляя бюджет 2016 года, российское правительство отошло от установленной им самим практики трехлетнего бюджетного планирования и ограничилось только подготовкой только однолетнего бюджета. Но простая экстраполяция текущих тенденций подсказывает, что если расходы не будут сокращены, а цены на нефть не повысятся, то Резервный фонд будет исчерпан летом 2017 года.

Мое утверждение «Резервный фонд близок к исчерпанию» было сделано в контексте обсуждения ограничений контрцикличной бюджетной политики. Другими словами, российское правительство не может резко увеличить расходы — ведь увеличение дефицита бюджета, например, на 2% ВВП привело бы к тому, что Резервный фонд был бы израсходован уже до конца 2016 года. В ситуации когда внешние заимствования фактически невозможны из-за санкций, а внутренние приведут к резкому росту реальных процентных ставок, такая политика просто нежизнеспособна на горизонте одного года.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире