grymoff

Юрий Грымов

06 июня 2018

F

Приятно делиться радостью, но иногда приходится делиться болью. Случившаяся история — это моя сегодняшняя боль.

У нас в театре уже почти год успешно идет постановка «О дивный новый мир» по Олдосу Хаксли. Это знаменитая антиутопия, почти пророчество английского писателя о будущем человечества. То, что эта книга сегодня продается почти в каждом книжном магазине, — свидетельство того, что Хаксли здорово угадал. Очень во многом. И именно поэтому я выбрал этот роман для постановки в «Модерне». Но я не ожидал, что поле действия романа распространится на нашу актуальную, сегодняшнюю жизнь, выйдет за пределы сцены и затронет реальных людей. Однако произошло именно так.

Два месяца назад преподаватель литературы некой московской школы (я не называю имен, фамилий и номера школы; о причинах — позже) решила сводить свой класс на наш спектакль. Она купила в кассе десять билетов. А потом, когда состоялась премьера «Юлия Цезаря», мы позвонили ей и спросили — не хотите ли вновь прийти с ребятами, посмотреть Шекспира? «Нет, — говорит она, — не смогу, потому что меня уволили». Это был настоящий шок. Что же случилось?

Случилась невероятная и в то же время такая узнаваемая история. Когда ребята посмотрели спектакль, они рассказали об этом друзьям, поделились впечатлениями в соцсетях — в свойственной им манере: мол, спектакль про свободную любовь. Родители забили тревогу: как так?! Какая свободная любовь? Кто допустил? Конфликт дошел до директора школы, и он уволил учителя!!!

Сам директор не видел спектакля. И он не знает, что у нас на сцене не то чтобы нет «обнаженки» — ни единого скабрезного слова не звучит! А разговор о пресловутой «свободной любви» идет с точки зрения здоровой человеческой совести, которая не может примириться с тем, что «все принадлежат всем», которая воспринимает эти отношения не как любовь, а как порок больного общества, скатывающегося в пропасть. Ничего того, что нельзя видеть и слышать старшеклассникам, в пьесе нет — как, впрочем, нет ничего подобного и в самом романе Хаксли.

Почему я пишу об этом только сейчас? И почему не называю имен действующих лиц? Да потому что меня об этом попросила сама жертва. Да, она ушла из школы и устроилась на новую работу. И просила не поднимать скандал по крайней мере до тех пор, пока она не выйдет на новое место работы. Я, со своей стороны, обещал ей не называть фамилий, но оставить этот случай без огласки я не могу.

За что уволили учителя? За то, что он добросовестно, творчески подходил к своей работе? Вы много знаете школьных учителей, которые ходят со своими учениками в театр, чтобы увидеть сценическое воплощение знаменитого литературного произведения?

Я не поленился, полез в интернет и нашел список обязательной и дополнительной литературы для чтения летом для учеников 11-го класса. Будь я этим самым директором N, у меня бы волосы на голове встали дыбом: о, ужас! «Петр Первый» Алексея Толстого! Да там же кровища льется рекой — царь казнит стрельцов, разбойнички лютуют на лесных дорогах, староверы целыми скитами себя сжигают! А «Тихий Дон»? Дичь и мрак! Ужасы гражданской войны в красках — где рейтинг 18+?! А «Сто лет одиночества» Маркеса с его кровосмесительным кошмаром, убийствами и самоубийствами, темной тягой к запретному? Кого уволить за это?!!

А что мне как худруку теперь делать с новой премьерой — «На дне»? С произведением, которое десятилетиями входило в школьную программу, по которому несколько поколений выпускников писали сочинения? Там ведь тоже есть и насилие, и пьянство, и распущенность. Там человека убивают! Мы сделали это произведение понятным для современного человека, в том числе и молодого зрителя, — и что получается: теперь надо ждать новых сюрпризов со стороны поборников какой-то новой, железобетонной нравственности? Чем еще удивят нас адепты современного неопуританства?

Меня серьезно беспокоит та атмосфера в нашем обществе, которая порождает подобного рода случаи. Нравственность — очень правильная и нужная вещь. Но когда вокруг начинают происходить подобные странные вещи, закрадывается сомнение: а не сбит ли нравственный «прицел» у нынешних охранителей и запретителей? Учителя, который пытается заставить своих учеников думать самостоятельно, расшевелить их, отвлечь от «решебников», — уволить! Вы, борцы за нравственность, понимаете, что вы делаете? Не только с этим учителем — с детьми? Вы понимаете, что благодаря вам «дивный новый мир» побеждает уже сегодня?

Возможно, прав был Вознесенский, когда вложил в уста своих героев грустные слова: «Смешно с всемирной тупостью бороться, свобода потеряла первородство». Но я не хочу заранее соглашаться с этим и опускать руки. Тем более что, узнав о случившемся, в Департаменте образования Москвы были возмущены не меньше моего. И там точно так же считают, что произошедшее — это вопиющее нарушение, и с нравственной, и с профессиональной точек зрения.

Между прочим, сейчас Департамент образования вместе с Управлением по культуре разрабатывают программу посещения школьниками театральных спектаклей. Это прекрасно, это правильно! Со всемирной тупостью можно и нужно бороться, и бороться с нею нужно самым ценным и светлым, что у нас есть, — культурой.

Пожалуйста, не оставайтесь безучастными; расскажите об этой истории друзьям, напишите в соцсетях, выскажите свое мнение о произошедшем. Я хочу чувствовать себя гражданином. Я хочу жить в здоровом обществе. Уверен: вы — тоже.

На имя каждого из восьми кандидатов в кассах театра будут зарезервированы по два билета.

Художественный руководитель московского драматического театра «МОДЕРН» Юрий Грымов, поставивший на сцене театра спектакль «Юлий Цезарь» по одноименной пьесе Шекспира, считает, что участникам президентской предвыборной кампании 2018 года будет небесполезно посетить премьеру спектакля, которая состоится 7 марта.

«Я посмотрел телевизионные дебаты кандидатов и испытал чувство стыда за участников, — заявил режиссер. — Обращаюсь к ним: уважаемые господа и дама, вы наверняка пользуетесь услугами политтехнологов и прочих специалистов. Не знаю, какие советы они вам дают; мне кажется, не очень правильные — судя по тому, что я видел на телеэкране. Я призываю вас обратиться к человеку, который давно доказал, что прекрасно разбирается в тончайших нюансах человеческих взаимоотношений — в том числе в сфере политики. Имею в виду Шекспира. В нашем театре в преддверии президентских выборов выходит спектакль «Юлий Цезарь».

Приходите, посмотрите — возможно, вы узнаете себя в ком-то из персонажей, найдете в этом великом произведении ответы на какие-то актуальные для вас вопросы».
Ю. Грымов напомнил, что пьесу английского драматурга вскоре после постановки в МХТ в 1903 году запретили, и этот запрет просуществовал на протяжении всего прошлого столетия.

«Я понимаю, почему «Юлия Цезаря» запретили сначала при царе, а затем и при Советах: это очень точный «портрет» власти, рассказ о ее природе и предназначении, о том, как люди стремятся к ней, порой не понимая всей тяжести бремени, которое она возлагает на их плечи, или, наоборот, осознанно берут на себя ответственность за судьбы государств и народов, — отметил режиссер. — Задумываться об этих вопросах в советское время было не принято. Надеюсь, эти времена прошли, и сегодня мы вновь можем увидеть великое и всегда актуальное произведение Шекспира на театральной сцене».

Юрий Грымов рассказал, что на премьеру в кассах театра «МОДЕРН» будут зарезервированы по два билета на имя каждого из восьми официально зарегистрированных кандидатов в президенты — Сергея Бабурина, Павла Грудинина, Владимира Жириновского, Владимира Путина, Ксении Собчак, Максима Сурайкина, Бориса Титова и Григория Явлинского.

***
«Юлий Цезарь» — трагедия Уильяма Шекспира, в центре сюжета которой — заговор против римского императора Гая Юлия Цезаря (100–44 гг. до Р.Х.) и его убийство. Пьеса была написана в 1599 году. На большой театральной сцене в России эта пьеса в последний раз была поставлена в Московском художественном театре под руководством К.С. Станиславского и В.И. Немировича-Данченко в 1903 году.

28 февраля 2018

«Я-президент!»

В последнее время на нас с вами обрушилось гигантское количество экспертных мнений. Вообще, эксперт в сегодняшних медиа — это звучит гордо. Люди рассуждают о Трампе, о внешней и внутренней политике России, США, Китая, Бурунди, Маршалловых островов — на все у нас есть свои эксперты. Правда, в большинстве случаев создается стойкое ощущение, что с экрана с тобой разговаривает Википедия в лицах: люди озвучивают сведения, взятые из интернета — хорошо, если добавляют к этому какой-то собственный анализ. Поэтому я со своей новой заметкой очень не хочу вливаться в эту славную когорту и не собираюсь анализировать в подробностях те предвыборные ролики кандидатов в президенты, которые я увидел в течение последних дней, — попробую просто поделиться впечатлениями. Как избиратель и как режиссер.

Первое: я уверен, что все эти ролики не то чтобы не случайны, — они вымучены в результате работы большого количества людей. Это видно. Здесь тоже поработали эксперты, фокус-группы и т. д. Что в результате? Результат крайне любопытный. Явлинский в своем ролике— кандидат,который молчит. Он не говорит ничего, совсем, а бросает на пол какие-то таблички с надписями. Хорошо еще, что у меня телевизор дома большой — видно, что там на табличках написано. С оценкой размеров телеэкранов у большей части населения эксперты точно промахнулись: рядовой зритель ничего там не увидит. Ни услышать кандидата, ни даже прочитать, что он написал, — это по-настоящему свежий подход к политической рекламе.

Наверное, досужие эксперты объяснили Григорию Алексеевичу, что, мол, в народе не любят шибко умных и говорливых, а вы, мол, все предыдущие свои подходы «к снаряду» именно этим и отличались, — давайте-ка на этот раз удивим избирателей! Не знаю, как насчет избирателей, но меня удивить точно получилось: мне предлагают голосовать за  кандидата, который не говорит.

Вообще, на тех людях, которые делают политическую рекламу, лежит большая ответственность. Потому что именно по этим рекламным материалам судят о политике. Никто и никогда не делает выбор, исходя из настоящих личностных качеств кандидатов, просто потому что эти качества мало кому известны. Рекламу громкой премьеры могут увидеть тысячи и миллионы, а посетить сам спектакль и составить свое собственное мнение о пьесе смогут лишь тысячи. На этом построено сегодняшнее медиапространство: тысячи ресурсов долбят по общественному сознанию кричащими заголовками, а опровергают эти заголовки потом два-три СМИ, — но кому это уже интересно, постфактум, когда нужный результат уже достигнут?

Если говорить о Грудинине: ему и его команде хватило ума не вставлять в предвыборный ролик его слова из недавнего интервью про то, что Сталин, мол, наш лучший лидер за 100 лет. Мне (и, надеюсь, не мне одному) понятно, откуда ноги растут. Мы поставили в театре «МОДЕРН» спектакль «Юлий Цезарь», где Марк Антоний фонтанирует популистскими лозунгами, гипнотизируя народ, — здесь происходит то же самое.

В чем залог успеха Грудинина? Я говорю об успехе уже сейчас — разумеется, не о победе на выборах, но о том, что итоговый рейтинг у него будет определенно очень неплохой. Вы будете удивлены, но залог его успеха — в его внешности. Это — человек, как будто вышедший из фильма «Кубанские казаки», хрестоматийный директор колхоза, с благородной сединой и усами. Это — очень много. Этого, конечно, недостаточно, чтобы выиграть выборы, но этого достаточно, чтобы обратить на себя внимание. И, готов поспорить: внушительный результат Грудинина на выборах будет обусловлен не столько его социалистическими лозунгами (вы на самом деле верите, что в России можно восстановить социализм?), сколько его приятной внешностью. Он нравится женщинам — это большой плюс. И всю его предвыборную кампанию в визуальном смысле можно было бы сделать одним приемом: портретом героя на красном фоне. Отчасти так и происходит, кстати. И вообще, как ни странно, но с точки зрения профессионализма в этой кампании наиболее адекватно и эффективно выглядят как раз коммунисты. Если не принимать во внимание Сурайкина, конечно. Этого человека в предвыборном ролике называют «сталинским коммунистом», но, когда смотришь на него, ассоциации возникают противоречивые: на ум приходят одновременно и комиссар Каттани из популярного сериала ранних 90-х, и его суровые оппоненты с юга Италии. Может, политтехнологи посчитали, что блестящее кожаное пальто с меховым воротником сделает этого дородного мужчину похожим на большевистских комиссаров в кожанках? Неубедительно как-то.

Ситуация с Собчак сложнее. Понятно, что ей не удастся отделить прошлое от настоящего: призрак «Дома-2» будет теперь маячить за ее спиной вечно. Мне ясно, что всерьез относиться к ней как к кандидату невозможно. Опять же: на памяти свежа история с выдвижением Прохорова в 2012 году. Чем только ни клялся, чего только ни обещал г-н Прохоров — где он сейчас? Где его партия? Хотя тогда люди верили даже ему — какая-то часть. Примерно то же самое произойдет и с Собчак. Одну из своих пресс-конференций она начала со слов: «У нас по стране тысяча билбордов». Я думаю, что это и есть — цель: тысяча билбордов с портретами. Дальше уже никто не думает, потому что все понимают: этого «дальше» просто не будет.

У Собчак, которая имеет большой опыт работы на ТВ, казалось бы, должно быть все наиболее благополучно в плане качества предвыборной рекламы, но тут тоже возникают вопросы. Например, вот она посещает различные муниципальные объекты — больницы, школы, что-то такое. Я могу выразить это с помощью профессионального сленга, а народ это чувствует просто интуитивно: образ госпожи Собчак просто «не монтируется» с этой «муниципальной картинкой» — уж слишком резкий контраст. Сразу вспоминается ролик Союза правых сил года 2003-го — помните, где Чубайс, Хакамада и покойный Немцов рассуждают о будущем России на борту белоснежного бизнес-джета, сидя в кожаных креслах вип-салона? Тот ролик политически уничтожил эту троицу. Видимо, помня о печальном опыте старших товарищей, Собчак решила пойти в противоположную сторону — «в народ». Как ни странно, результат может быть тот же самый.

«…А что Титов?» Да ничего Титов! Не видели его предвыборный ролик? Посмотрите — если только вам нравится разгадывать загадки и кроссворды. Попробуйте расшифровать предвыборную шараду этого кандидата.

Вообще, то, что сейчас происходит в прайм-тайм — когда кандидатам предоставляют равное время, когда их видит и слышит вся страна, — вот это надо оставить как передачу. И, в зависимости от текущего момента, снабжать ее соответствующим подзаголовком. Ведь что сейчас происходит: несколько человек на какой-то период времени получили возможность почувствовать себя президентом (ну, почти): они разъезжают по стране, стараются изо всех сил, не досыпают, выступают перед людьми, им жмут руки, их мнением интересуются («Ксения Анатольевна, что вы думаете по поводу нашего цементного завода?»), они ходят по домам избирателей, заходят в аварийные здания, трогают пальцем штукатурку, она сыпется, и возмущенные кандидаты оборачиваются к камерам, которые тут как тут: «Как так можно?.. Я считаю, должно быть все по-другому». То, что к героям этой программы многие наши сограждане относятся всерьез, и вручают им какие-то «наказы», просьбы, говорит лишь о том, что людям слишком сильно хочется верить в лучшее: а вдруг?..

Пусть у участников этой программы будут свои пятнадцать дней славы — пока не отключили эфир. Удобно: не меняя содержимого, можно будет запускать ее на каком угодно канале, под каким угодно подзаголовком: хочешь — «Общественно-политический триллер», хочешь — «Юмористическое шоу», хочешь — «Социальная мелодрама». Готовый новый формат. Делюсь! Ну, назовем ее, допустим, «Я — президент». Это будет завораживающее зрелище, гарантирую. Жаль только, пустое.

(Специально для газеты «Новые известия»)

Илон Маск запустил ракету Falcon Heavy со своим автомобилем в космос.
По поводу Starman’а и летающей в открытом космосе «Теслы» Илона Маска вышло много разных статей. Добавлю свои пять копеек. После всего случившегося мне стало по-настоящему обидно, и вот почему. В последнее время соотечественники, располагающие большими суммами денег, появляются в публичном пространстве лишь в связи с какими-то странными (не сказать — скандальными) историями. Кто-то развлекается на личной яхте с девочками из «эскорта», кто-то возит этих девиц целыми самолетами на свои тусовки.

С другой стороны — есть миллиардер Маск, который упорно воплощает свой проект. Человек на собственные деньги построил самую большую в мире ракету. Самую большую в истории космоса. Вещь, которая поражает воображение, — два двигателя ракеты Falcon Heavy вернулись на землю. То, что десять-пятнадцать лет назад в фантастических голливудских фильмах рисовали с помощью компьютеров, сегодня произошло в реальности. И пусть эксперты спорят, можно ли многократно использовать эти модули, — они теперь все равно будут опираться на тот опыт, который приобрел фантазер Илон Маск.
Что же мы — первооткрыватели космоса? Как страна в лице своих официальных персон отреагировала на это выдающееся событие? Запуск назвали «трюком», рекламной акцией «Теслы». При чем тут это, граждане? Илон Маск, бизнесмен, когда встал вопрос — что загрузить в ракету в качестве полезной нагрузки, решил отправить в космос собственный автомобиль. Который, напомню, — также является его проектом и также представляет собой достижение в области технологий. По-моему, совершенно нормальное решение. Боюсь представить, что отправили бы в космос российские олигархи, если бы вдруг они построили собственную ракету-носитель.

Я скучаю по сумасшедшим, фантастическим проектам. Ностальгирую по тому полету фантазии, который отличал в былые годы советских ученых и конструкторов космической техники. Поэтому я радуюсь тому, что находится новый сумасшедший фантазер — Илон Маск, который воплощает в жизнь свои идеи, кому-то кажущиеся безумными. Я радуюсь фантастической красоте космических пейзажей, которую вижу благодаря Starman’у. Друзья, ну нельзя же не согласиться с тем, что это полет — это как минимум очень красивый и колоссальный по масштабам спектакль. Под великолепную музыку Дэвида Боуи в открытом космосе летит автомобиль, в котором сидит «водитель» — Starman. Я уже не говорю о научной или технической стороне дела. Браво! Молодцы! Я как режиссер могу себе представить еще более фантастическое продолжение всей этой истории: в какой-то момент Starman оживет, у него, как у Карлсона, из спины вылезет пропеллер, и он спустится на Землю. Не удивлюсь! Это безумие, скажете вы? Но создавать по-настоящему новое способны только сумасшедшие люди, одержимые, настоящие хулиганы от науки, от творчества, а теперь — еще и от бизнеса.

Вот это — мастер-класс американского миллиардера: как талантливо превращать свои миллиарды в социальное, научное, даже художественное явление. Уважаемым российским олигархам хорошо бы обратить внимание. Потому что состязаться, у кого яхта длиннее, кто больше проституток закупил на день рождения, или — хорошо, отдаю должное вашему подвигу, это действительно непросто! — кто плотнее смог пристыковаться к нефтяной или газовой трубе, — ну это же скучно, это банально и неинтересно. В то время как вы преодолеваете чиновничьи кордоны в министерствах или в свободное от работы время развлекаетесь на яхтах с девками, люди преодолевают земное притяжение — и делают это красиво.

Я не поклонник Америки. Я там бывал, работал и составил свое представление о тамошней жизни. Америка — не мой идеал. Но я и не про Америку сейчас, я — про нас.

Меня огорчает, что мы разучились принимать чужие победы. Это не слишком хорошо нас характеризует. Я ничего не знаю про космос, зато я разбираюсь в кино и театре. Так вот, если какой-нибудь актер знает про своего коллегу, что тот — по-настоящему хороший режиссер или актер, он всегда с готовностью это признаёт. И радуется этому. Напротив, плохой актер считает хорошим только себя. Он замечает у других только плохое, мусолит в закулисных разговорах чужие недостатки, настоящие и вымышленные. Про такого я точно знаю: он — ноль без палочки. Уверен, в любой другой отрасли это правило соблюдается. В том числе и в космической.

А тем «випам» из Роскомоса, которые презрительно фыркают в сторону Илона Маска, я вот что скажу: сочувствую я вам. Сегодня у вас спутники падают примерно с той же частотой и регулярностью, с которыми при академике Королеве происходили успешные запуски. Маск силами частной компании построил частный космодром — а что там у нас с космодромом «Восточный», который возводит фактически вся страна? Сколько лет прошло, сколько денег потрачено? «Ангару» вы так и не запустили — а теперь вроде как и незачем уже: Маск со своим «Фальконом» устроил такой демпинг, который обещает вам очень непростые времена.
Найдите в себе силы — порадуйтесь за человека, который совершил большое дело! Поступите благородно: наградите Илона Маска медалью Циолковского или медалью Королёва — он заслужил. Это будет правильно и красиво. Что, Грымов фантазер? Да! И только так!

Для меня уходящий год был напряженным — как и для многих. Не стану говорить, что он был тяжелый, что профессия режиссера или должность художественного руководителя театра трудна. Если эти слова прочитает шахтер — что ему тогда думать про свою жизнь?

В этом году я не раз вспоминал сказку Аркадия Гайдара про Мальчиша-Кибальчиша. Потому что окончательно убедился: незаметно для самих себя мы оказались в стране мальчишей-Плохишей. Эти ребята с их банками варенья и коробками печенья (или с двумя миллионами долларов в сумке) победили пламенных, но Кибальчишей.

Столетие революции 1917 года мы прожили, не приходя в сознание. Как будто и не было этой важной даты. Важной уже потому, что событие, произошедшее 100 лет назад, перевернуло весь мир. Но Плохиши — они понимают, что для пользы дела им поменьше стоит привлекать внимание к себе, к деяниям их предшественников. Вот так по-тихому и отметили столетие катастрофы.

Иногда Плохиши теряют бдительность, расслабляются и начинают жить в открытую. Пример — Олимпиада и все, что с ней связано; это же просто за гранью. Олимпийский комитет России — уж не знаю, какое «варенье» или оно в таблетках, но оказалось, что там их собралось столько, что теперь поди отмойся — после того, что эти ребята наворотили в бюджетном угаре. Эти деятели подставили страну, спортсменов, президента, всех — и не ушли в отставку. Это только дурачки-Кибальчиши привыкли чувствовать ответственность за то, что они делают. Но от них и осталось-то — одни мемориальные доски да героические сказки. А Плохиши — в полном порядке: «Салют Мальчишу!» — а сами в это время продолжают верстать новые бюджеты.

Странно, но при этом с деньгами у них получается не всегда гладко, и тогда случаются истории вроде суда над Улюкаевым. Но вообще, большие деньги и политика — их родная среда. Что наша отечественная «мисс Плохиш», Ксения Собчак, что маэстро международного уровня, господин Саакашвили — эти люди питаются скандалом, провокацией. И при этом умудряются, «переобуваясь в полете», то тут, то там выскакивать на сцену в роли предводителей народных масс. Таланта им не занимать, но Кибальчишами им не быть — не из того теста сделаны. Роль эта неподъемна.
Трамп вон в Америке тоже старается изо всех сил — мы, мол, обе Мировых войны выиграли, мы нация Кибальчишей! Выглядит смешно.
Отечественным демократам, либералам, консерваторам — всем хочется выглядеть героически, по-кибальчишески. А не выходит ничего, кроме всеобщего конфуза и вечных склок. А почему? У всех — одни сложности: идей (даже одной! хотя б какой-нибудь завалящей!) ни у кого нет, зато «коробок печенья» и «банок варенья» припасено — склады.

Ну, и главный массовик-затейник всего этого хоровода — телевидение. Ведущие — все, почти без исключения — конкурируют друг с другом, кто громче кричит в студии соревнуются, кто более изощренно унизит и оскорбит «гостей студии» (ты сам этих людей пригласил, это твои гости: как Вы с ними разговариваете?!), каналы пытаются перехватить друг у друга звание главной помойки страны. «Плохиш-ТВ» во всей красе.

Уходящий год был Годом кино в России, и на первом месте — «Матильда». Символом Года кино стал фильм, сделанный мальчишами-Плохишами. Постарались все — вылепили монумент: кто-то криво приклеил бороду, кто-то написал невнятный сценарий, кто-то непонятно что и как сыграл, кто-то на фоне всего этого потратил очень большие государственные деньги — и до сих пор непонятно, почему никто за это не отвечает.

Если в российском кино центральным событием года стал клоунский фарс, то в театре случилась настоящая драма, на грани с трагедией. Имею в виду историю с Серебренниковым. В данном случае чиновники попытались выступить в роли Кибальчишей — проявить принципиальность и твердость, но получилось как всегда. Навык утерян, компас сбит. Жизнь строится в зависимости от биржевого индекса «Banka & Korobka».
Вспомните замечательный фильм «Берегись автомобиля»: там Деточкина, находящегося под следствием, привозят на премьеру «Гамлета». Да, на «воронке», да, в наручниках, но привозят! А здесь — премьера проходит без режиссера, который сидит под домашним арестом. Никто не чинит препятствия следствию, все хотят поскорее разобраться в этой ситуации. Зачем нужна эта жесткость на грани с жестокостью?

Театр превратился в передовую. Но не в передовую творческого поиска и эксперимента — в какую-то другую. Театральные новости стали приходить из прокуратуры, а не с телеканала «Культура». Ощущение тяжелое. Я не понимаю, почему уже почти год директор Гоголь-центра Малобродский находится в СИЗО, а не под домашним арестом, как остальные. В конечном итоге эта ситуация бьет по театру вообще — по зрителям, актерам, режиссерам.
Год как я работаю худруком театра «МОДЕРН». Мы выпустили шесть премьер. Это много. Благодарю — актеров, дирекции театра, всех. Эти люди — единый источник вдохновения, подпитывающий сам себя. Талант, душевные силы, внутренний свет каждого отдельного человека каким-то метафизическим образом преобразуются в единую энергию, которая движет нас вперед, к чему-то новому.
В новом году на сцене «МОДЕРНА» выйдет новая версия спектакля «Затерянный мир» по Конан Дойлю (со 2 по 8 января). Это вторая часть большой трилогии «Мир». Первой был «О дивный новый мир», а заключительная — «Война и мир» по роману Льва Толстого — выйдет в сентябре 2018-го, к 150-летию написания романа.
В начале 2018-го мы готовим премьеру — спектакль «Юлий Цезарь». Шекспир написал о власти давно. Но как бы много и часто ни ставили «Цезаря», разговор о власти до сих пор вызывает интерес. К счастью — потому что это значит, что людям еще не совсем плевать, кто там, в кремлях или белых домах, решает их судьбу. К сожалению — потому что, как мы видим, власть и сегодня сосредоточивает в себе все человеческие пороки, ломая людей и делая из них новоиспеченных Плохишей. Мы попытались трактовать шекспировский разговор о власти широко.
В 2018 году репертуар театра обновится на 95 процентов. Придут новые режиссеры. Одну фамилию могу назвать уже сегодня: это Владимир Панков, художественный руководитель Центра Драматургии и Режиссуры им. А.Казанцева.
А еще в этом году я «по долгу службы» стал чаще встречаться с чиновниками от культуры. И рад тому, что эти люди действительно хотят помогать театру, и помогают. Конечно, чиновники остаются чиновниками, и перемены происходят не так скоро, как хотелось бы, но мое знакомство с Департаментом культуры города Москвы дает повод для оптимизма. Почему в кино получается по-другому, я не знаю.
Если говорить о кинематографе, то у меня был свой собственный, альтернативный Год кино. Несмотря на то, что я периодически зарекаюсь снимать, так же постоянно я возвращаюсь к этому делу. Ну, потому что невозможно забыть первую любовь.

В уходящем году я выпустил на экраны «Три сестры». В наступающем году выходит «Анна Каренина. Интимный дневник». Сразу же хочу предупредить своих зрителей, кому понравились мои «Три сестры»: не ждите ничего похожего. Те зрители, которые видели мои прежние фильмы, знают, что все эти картины — разные. Для меня это очень важно, ведь я сам меняюсь. «Анна Каренина. Интимный дневник» — это не «Три сестры». И если после премьеры кто-то скажет: «Грымов совсем сошел с ума» и поставит две «звездочки» из пяти на каком-нибудь киносайте, — я буду рад. Верю, что будут и «пятерки». Плохо, когда все ставят «три с плюсом».

В «Интимном дневнике» много неожиданного. Киноязык, который я выбрал для рассказа, — до сих пор такого в кино не делали, вообще. Проект был сложный, я занимался им четыре года.

В минувшем году я стал чаще высказывались не только на сцене или на киноэкране, но и в публичном пространстве — в СМИ, в соцсетях. Просто в какой-то момент я поймал себя на мысли: если у меня есть что сказать в узкой, дружеской аудитории — почему этим не поделиться с аудиторией более широкой? Ну чего добру пропадать? Благо — жизнь подбрасывает поводы. Жаль, что в большинстве своем — не очень позитивные. А вообще, после того как я стал периодически что-то писать в соцсетях, я понял, что у меня гораздо больше единомышленников, чем я мог себе представить. Я рад. И поэтому я намерен продолжать диалог.

Вообще, зрительская благодарность, понимание, единодушие — это то, что сегодня поддерживает людей театра. Потому что, поверьте, современный российский театр — в отличие от кино — живет очень, очень скромно. И при этом очень достойно!

Хочу поблагодарить зрителей «МОДЕРНА» за живой отклик. Многие из них приходят к нам семьями. Может быть, со временем «МОДЕРН» станет своего рода клубом, собирающим в своих уютных стенах людей, ищущих какой-то особой атмосферы творчества, душевного тепла и искренности.
На Новый год принято не только подводить итоги, но и смотреть в будущее. Я не Нострадамус, и будущее от меня скрыто, как и от всех. И хорошо, что так. Будем жить, надеясь на лучшее, удивляясь и радуясь каждому новому дню. Тем новым мыслям и идеям, которые придут в голову, людям, с которыми сведет судьба. Будем делать свое дело, будем делиться друг с другом чем-то хорошим и добрым. Будем почаще рассказывать детям героические сказки. Потому что Кибальчиши все равно победят.
#итогигода

2869882

Оригинал

Состоялось заседание Совета по культуре, где президент предложил разработать новый закон о культуре. Я очень этому рад. Значит, нас услышали.

Замечательно, когда есть диалог. Хуже, когда отношения между властью и профессиональным сообществом (в данном случае — деятелями культуры) выстраиваются «под ковром».

Убежден: Министерство культуры должно быть одним из главных министерств в стране, потому что культура общества определяет будущее страны. И в этом смысле наш президент нисколько не преувеличивает, когда говорит, что от состояния культуры в обществе зависит суверенитет государства. Это так и есть. Да, безусловно, экономика и политика важны, но именно культура задает систему координат, в которых будут развиваться и экономика, и политика.

Совершенно согласен с М. Б. Пиотровским: культура в России сейчас становится частью сферы социальных услуг, при этом государство относится к деятелям культуры как к таким полу-чиновникам, полу-бездельникам, постоянно норовящим утянуть лишний рубль из казны. Разговор том, что дало повод власти так относиться к работникам культуры, отложим на потом; просто скажу: хочется больше доверия.

Не будучи специалистом в области музейной деятельности, архитектуры, охраны памятников и прочего, остановлюсь на двух отраслях, которые я неплохо знаю, — на театре и кино.

Уважаемый мной А. А. Калягин, который уже много лет и успешно возглавляет Союз театральных деятелей, точно обозначил главные проблемы — которые, кстати, касаются не только нынешнего российского театра. Да, мы по-прежнему страдаем от документооборота невиданных масштабов, мы вынуждены проводить конкурсы на закупку каждой лампочки для сценического освещения — зная заранее, что в стране (да и в мире!) есть одна-две фирмы, которые производят необходимый продукт нужного качества. Не знаю, насколько хорошо сочетается театр с правилами рынка, — мы пытаемся это понять на практике. На последнем Культурном форуме В. В. Путин уже говорил, что надо менять эту схему. Надеюсь, я доживу до того времени, когда с этим станет попроще.

Кино. Тут все сложнее. Не могу сказать, что с тех пор как я написал и отправил в Минкульт свой вариант концепции реформы российского кино (а это было пять лет назад; история закончилась ничем), что-то существенно поменялось. Может быть, только в худшую сторону. И тогда, и сейчас я утверждаю, что нельзя реанимировать российский кинематограф только с помощью учреждения новых профильных организаций и фондов. Или даже через принятие специального закона. И, например, одним только введением каких-то специальных налогов на иностранные фильмы отечественный кинематограф не спасти. Нужна государственная воля, политика, общие усилия всех вовлеченных в дело — и хорошо, что об этом же заговорили руководство страны и профессиональное сообщество.

На заседании было сказано, что, мол, киноиндустрию в России восстановили. Не соглашусь. Индустрия начинается с производства как минимум двухсот фильмов в год. Разных жанров. У нас — хорошо если выйдет сто, при этом о качестве продукта даже не говорим. По крайней мере, прокат свидетельствует об отсутствии отечественной киноиндустрии: несколько фильмов в год — это ничто.

Очень хорошо и правильно, что заговорили о проблеме детского и юношеского кино. Я не раз об этом напоминал — повторю: именно любимый всеми Дисней убил кино для детей и подростков. Именно потому что Голливуд — это прежде всего рынок, а потом уже, по возможности, искусство. Именно Уолт Дисней первым понял, что коммерчески гораздо выгоднее, чтобы вместо трех возрастных категорий — дети, подростки и взрослые — в кинотеатрах шли фильмы, которые были бы интересны всем сразу. И нынешний зритель смотрит полнометражные мультфильмы, в которых для детей есть хрустальные туфельки и волшебные палочки, для подростков предназначены симпатичные герои-бунтари, ищущие себя в этом жестоком мире, а взрослые потешаются над проблемой взаимоотношения полов — причем, теперь уже в «семейное кино» проникла и тема однополых отношений. Вот только беда: нельзя провести четкую границу между этими темами, и дети задолго до нужного времени погружаются во взрослый мир цинизма и двусмысленности. Мы отдаем наших детей на воспитание американским продюсерам.

А неравнодушному родителю остается только доставать из архивов записи старых советских фильмов и пытаться этим прививать своего ребенка от вируса преждевременного взросления.

О том, чтобы посмотреть хорошее кино по телевизору, сейчас можно только мечтать — если только ты не платный подписчик какого-то специализированного кабельного ТВ. Как это сделано, например, во Франции: там и государственные, и частные телеканалы сбалансированы таким образом, что в эфире обязательно представлено национальное кино. Очень важное уточнение: кино, не сериалы! Сегодня на российском ТВ валом идут отечественные сериалы, при этом формат полного метра с телевидения ушел. Просто потому что это невыгодно. И апогей «рыночных ценностей» — чудовищная вещь: новая мода прокручивать титры в конце фильма «на перемотке», на фоне анонса следующего шоу. Это хамство и издевательство над людьми, это правовое преступление. Может быть, человек был водителем съемочной группы — но если он потрудился над созданием фильма, он достоин упоминания. К сожалению, это изобретение — исключительно наше, российское. Я за запрет этого чудовищного нововведения.

Хорошо, что зашел разговор о системе профильного образования. Могу засвидетельствовать: в театре и кино почти не осталось специалистов «среднего звена» — режиссеров монтажа, редакторов, звукооператоров. Эти профессии практически утрачены. Нынешние выпускники театральных вузов прекрасно знают историю кино, они посмотрели всю мировую киноклассику, но они совершенно не владеют практическими навыками профессии. Не владеют элементарным ремеслом. Талант дает Господь Бог, а ремеслу надо учиться.

Еще раз: я рад, что диалог власти и работников культуры начался. Пусть этот диалог будет долгим, сложным, каким угодно — лишь бы он имел практическую пользу. Очень на это надеюсь.

Оригинал

В последнее время все чаще отовсюду слышится примерно такое: интеллигенция — это плохо. Мол, этим людям ничего другого в жизни не нужно, кроме как «раскачивать лодку». И главное обвинение — революция 1917 года. Вот, мол, умники, доигрались — не дай Бог теперь повторения.

Согласен: не дай Бог. Но с первой частью утверждения не согласен совсем. Более того: считаю его заблуждением.

Кстати, про «умников»: я никогда не ставил знак равенства между интеллигентностью и образованностью. Потому что я знал в высшей степени интеллигентных заводских рабочих — и был знаком с людьми, обладавшими огромным багажом знаний, имевшими дипломы самых престижных университетов и при этом напрочь лишенных интеллигентности.

Виноват ли Блок в том, что он принял революцию всей душой и воспел ее всей силой своего таланта? Не знаю. Почему поэт увлекся революцией — вопрос почти риторический: переворот в целом обществе, во всей стране, революционная встряска, выброс адреналина во вселенских масштабах влияют на художника куда сильнее, чем на любого другого человека. Опять же: люди всегда надеются на лучшее, стараются видеть в происходящем что-то хорошее, — и это часто играет с ними злую шутку. Но Блок со временем разобрался, что к чему, и разочаровался в собственных романтических настроениях. Я считаю, именно врожденная и приобретенная интеллигентность помогли поэту излечиться от этой болезни — очарования революцией.

А с другой стороны, были вежливые и очень точные в формулировках резолюции Ленина, которые «интеллигентно» повелевали беспощадно уничтожать «контру». Кто-то попробует утверждать, что Ленин был интеллигентом? Это был этакий умеренный террорист, чью внутреннюю нравственную катастрофу не смогли остановить происхождение и воспитание. У вождей революции, мне кажется, отсутствовало еще одно качество, которое делает человека интеллигентным, — совесть. Они пожертвовали ею ради идеи. Результат известен.

Я понимаю: людям не хочется повторения революции. Это правильно, это понятно. Но почему мы забываем, что с революционным ужасом боролись в первую очередь по-настоящему интеллигентные люди? Ведь именно они, лучшие люди России, пытались остановить того зверя (или Зверя — если вспомнить Апокалипсис), которого выпустили на свободу именно в 1917 году. Они точно так же не хотели революции — тогда, сто лет назад. Почему же сегодня мы открещиваемся от интеллигенции — напрочь, одним махом, совсем?

Сегодня об исторической вине русской интеллигенции часто говорят выходцы из той же самой «социальной прослойки» — образованные и культурные люди, которые, уверен, еще 10-15 лет назад совсем иначе смотрели на предмет. Что ж, менять свои взгляды и признавать заблуждения — в этом нет ничего постыдного, если только эти перемены идут от твоего внутреннего убеждения. Однако же сегодня критика интеллигенции, сдается мне, подпитывается «текущим политическим моментом» — и это не очень хорошо.

Интеллигентные люди всегда хотели чего-то лучшего — не для себя, но для других. И хотя само слово «интеллигенция» появилось позднее, но я считаю, что те же декабристы были интеллигентными людьми. Интеллигенция выступала за отмену крепостного права. Да, среди тех, кто работал на революцию в России, были интеллигенты (вряд ли большинство: Коба Джугашвили, например, на эту роль явно не тянул), но то, что революция выродилась в страшный и кровавый террор, свидетельствует как раз о том, что ее вожди решили не «распускать слюни», бросить все эти «интеллигентские штучки» и действовать по-простому: жестоко и безжалостно.

Поэтому почти сразу после октября 1917-го интеллигентный (даже по виду!) человек быстро превратился в «контру». И за аккуратную бородку или пенсне человек мог запросто оказаться у стенки, под прицелом недоброго взгляда революционных матросов и солдат. И под прицелами ружей.

Если мы обвиняем интеллигенцию во всех мыслимых грехах, если мы соглашаемся с тем, что интеллигенция — это плохо, то как тогда следует поступать? На кого тогда мы хотим быть похожими? Какими мы хотим быть?

Одно из качеств интеллигента — ответственность за то, что ты делаешь. И нет разницы, читают ли тебя сто подписчиков твоего блога или тебя услышат тысячи; говоришь ли ты с другом на кухне или выступаешь в телеэфире на всю страну — степень ответственности одна и та же. Это ответственность не столько перед аудиторией (хотя и перед ней, в том числе), но скорее перед собственной совестью.

Таким человеком был, например, покойный Алексей Баталов. Мы познакомились лет пятнадцать назад. И вот, его уже нет с нами, но до сих пор, когда я сталкиваюсь с ситуацией какого-то нравственного выбора, я мысленно задаю себе вопрос: а как бы поступил на моем месте Баталов? И, знаете, когда у меня хватает духа поступить так же — я никогда потом об этом не жалею. Единственное — жаль, что таких примеров вокруг нас становится все меньше.

Подытоживая: для меня интеллигент — это нестяжательный и совестливый человек, который думает о других больше, чем о себе. И быть интеллигентным человеком — это значит быть достойным человеком. Чего себе и всем желаю.

2862462

Оригинал

06 декабря 2017

Выступать надо!

В  современном мире нельзя разделять политику и «спорт высших достижений». Если речь идет о споре за медали на международной арене — конечно, это политика. И поэтому почти все звучащие сегодня рассуждения о том, можно ли выступать российской сборной на Олимпиаде без национального флага, — это чистой воды политическая риторика.

Мое мнение предельно аполитичное: выступать надо! Единственное — хорошо бы обозначить границу между спортом и политикой.

Предлагаю организовать общественный сбор денег для отправки наших спортсменов в Пхенчхан! Обычный краудфандинг.

И пусть это будет наша общественная, гражданская, российская сборная!

Ясное дело, их бы и так туда послали на наши с вами деньги, на деньги налогоплательщиков. Но в данном случае краудфандинг — это свидетельство того, что нам, простым гражданам не интересна политика, мы любим спорт и  не хотим лишать себя возможности увидеть Олимпиаду. В конце концов, олимпийская сборная — это наша с вами команда, а не команда чиновников от спорта. А раскручивать ситуацию до абсурда — когда уже телеканалы заявляют, что не будут транслировать Олимпиаду, — это значит становиться в положение унтер-офицерской вдовы и наказывать самих себя.

Я  никогда не говорю о том, чего я достоверно не знаю — о «чистых» и  «грязных» спортсменах, о причастных или не причастных к допинговым схемам чиновниках. Задача чиновников от спорта — заниматься не только и  не столько хозяйственными или финансовыми вопросами, но и разрешать проблемные ситуации, сглаживать углы, заниматься политикой!!! С этими задачами они не справились! В связи с этим хочу заметить: если сегодня большой спорт — это большая политика, то справедливо и обратное: политика — это очень серьезный спорт, это постоянное напряженное соревнование. И выигрывать в этом соперничестве можно, только если ты  поддерживаешь отличную форму — физическую и психологическую. Наши чиновники свою форму продемонстрировали и свою Олимпиаду уже проиграли — так пусть не мешают соревноваться спортсменам, у которых есть шанс выступить.

Пусть теперь функционеры исправляют ту  катастрофическую ситуацию, в которой оказалась страна благодаря спортивным чиновникам. В том числе — пусть отстаивают интересы «чистых» спортсменов в международных судах, пусть нанимают для этого лучшие и  самые авторитетные , самые дорогие адвокатские фирмы. И борются в судах за репутацию наших спортсменов.

А российский флаг эти прекрасные ребята еще не раз пронесут по мировым спортивным аренам, можно не сомневаться!

2860348

Оригинал

На днях нам показали новую форму олимпийской сборной России. Это всегда яркое событие. Все мы понимаем, что презентация новой формы российской сборной — это не просто показ спортивных мод. Мы публично заявляем о том, как мы хотим выглядеть. Мы показываем себя миру. Эти силуэты, цвета, фасоны, эту эстетику потом растиражируют мировые медиа. В этих спортивных костюмах будут ходить потом наши сограждане, гуляя по своим дачным участкам.
Что увидел я? Что за эстетика оказалась «зашита» в новой форме нашей сборной? Попробую сформулировать.

Когда-то на Первом канале был популярный проект «Старые песни о главном». Мне вот кажется, что мы, как вошли в него — всей аудиторией Первого канала, всей страной, — так и не вышли до сих пор. Потому что — я абсолютно в этом уверен — главные песни никогда не бывают старыми. И «Старые песни о главном» — это, по сути, утопия и путь в никуда. Только новые! песни бывают о главном!!!. Только. Если песня никак не затрагивает сегодняшний день, если она не побуждает тебя думать о дне завтрашнем, — она не о главном. Она может быть милой, хорошей, приятной — но не о главном. А у нас все стремление — в прошлое. Отсюда всенародная популярность парфеновского цикла «Намедни», отсюда ностальгия по брежневским спокойным временам. Так вот, представленная форма наших спортсменов — точно такое же стремление назад. В прошлое, в какую-то сказочную «Москву-80» с улетающим олимпийским Мишкой. Это не просто стилизация. Не просто дань советскому стилю. Это — действительно наше «главное» на сегодняшний день. И дизайнеры как раз очень чутко это уловили. Мы очень глубоко увязли в советском прошлом. Кто-то по плечи, а кто-то и по самые ноздри — так, что уже еле дышит. И наши спортсмены пойдут на параде открытия грядущей Олимпиады одной дружной колонной, заявляя этой формой на весь мир: «Мы хотим в прошлое!»

Я огорчен тем, что нам показали. Потому что мне предлагают вернуться назад. Мне предлагают, забыв про то, что на дворе XXI век, снова и снова нырять в ту самую реку, в которую, по поговорке, нельзя войти дважды. Нельзя. Но мы не ищем легких путей — и невозможное для остального мира мы сделали нашим национальным видом спорта.

Надо менять отношение к себе. Жить одной ностальгией опасно. Это разрушает наше будущее. Все новое рождается весной, не осенью. Хочу весны!

P.S. Накануне ФИФА презентовала официальный плакат чемпионата мира по футболу в России 2018 года. На нем в стилистике 1960-х годов изображен Лев Яшин, прыгающий за мячом-глобусом. На дворе 2017-й, а у нас вечные шестидесятые. Шестидесятые на самом деле были великим временем, и я их люблю. В науке, литературе, кино, в театре, в музыке — везде происходили открытия, одно за другим! А почему? Да потому что люди были устремлены вперед, в будущее! А мы теперь живем как будто в фантастическом романе, и у нас впереди, вместо будущего — прошлое. И это нас вполне устраивает.
Этот феномен зафиксировала даже Международная федерация футбола. Мы добились своего.

Оригинал

Меня пригласили выступить перед студентами Института культуры. Я никогда там не был, поэтому съездил с интересом и любопытством. То, что я там увидел, меня удивило.

Есть выражение, которое мне очень нравится: «важно, из какой спальни ты вышел». Так говорят не только о родительском воспитании, но вообще о главных впечатлениях детства — о тех картинах, фотографиях, на которые ты смотрел, когда просыпался по утрам, о тех цветах, которые стояли на подоконнике, об атмосфере комнаты, в которой ты жил ребенком. Почему я об этом вспомнил?

Потому что та «спальня», из которой выйдут выпускники Института культуры, — это странное пространство. Да, это большое современное здание. Но вся атмосфера в нем какая-то формальная, казенная. Стены, пол, двери — занимался ли этим всем архитектор? Тяжеловесные бронзовые таблички на дверях Его Превосходительства соседствуют с какими-то невнятными и непонятно кому нужными фотографиями официальных встреч институтского руководства. «Бежевость». Блеклость. Невыразительность. В этой «спальне» правда растут будущие творцы? Здесь действительно воспитывают людей культуры? Или, может быть, сегодня их специальности называются «режиссура» и «сценарное дело», а завтра они станут чиновниками? На чем взращивают их вкус? На каких образцах и примерах? Верю: на лекциях звучат лучшие имена российской и мировой культуры, ребят знакомят с выдающимися образцами литературы и искусства. Убедился: аудитории оснащены экранами, проекторами и тому подобным. Но какой от них толк — в такой унылой обстановке?

Никаких следов творчества. Никаких студенческих работ на стенах, никаких выставок. Территория вокруг здания вроде бы чистая и ухоженная, но ни красивых газонов, ни парковых скульптур. Господи, ну хотя бы граффити! Хотя бы какая-нибудь творческая самодеятельность!

Вспомним знаменитую «Афинскую школу» Рафаэля. Да, конечно, художник выдумал интерьер для аллегорического изображения различных направлений человеческой деятельности. Но, обратите внимание, все эти направления — философия, богословие, правосудие и поэзия — все существуют в прекрасном антураже классической архитектуры, их окружают замечательные орнаменты и скульптуры. Иначе и быть не может: человеку свойственно стремиться к красоте, и в окружении красоты человек расцветает душой, раскрывает все свои таланты.

Я глубоко убежден, что культурное образование имеет главенствующее значение для жизни человека в обществе и для самого общества. И максималистски считаю, что МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ ДОЛЖНО БЫТЬ ГЛАВНЫМ МИНИСТЕРСТВОМ В СТРАНЕ!!! Потому что отсутствие культуры делает из человека примитивную биологическую особь. И нет разницы, какой у этой особи диплом — экономиста, юриста или физиотерапевта; люди только тогда способны создавать что-то вместе, когда они уважают друг друга, умеют ценить чужое мнение и отстаивать свое собственное, не ущемляя ничье достоинство. А все эти качества — качества культурного, интеллигентного человека. И мы, как граждане одной страны, как живущие в пределах одногогеографического пространства, призваны (хотя многие считают, что вынуждены) создавать, строить нашу жизнь — вместе.

Институт культуры, в моем понимании, должен быть одной из ведущих творческих лабораторий в стране. Здесь должен главенствовать творческий поиск, эксперимент, даже бунт. По моему мнению, это важнее, чем передовые учебные программы, чем техническое оснащение — хотя и без них тоже нельзя. Созидательную среду, конечно, нужно постоянно подпитывать. И это нетрудно — если только делом занимаются увлеченные люди. Я видел заинтересованных в этом педагогов, видел глаза студентов — и верю, что это возможно, что Институт культуры может стать культурным центром не только по самоназванию, но и по сути.

Я не судья и не советчик, я просто высказываюсь на тему, которая мне интересная и близка — коль скоро я сам существую в культурном пространстве. Каким должно быть пространство института, где готовят творца, как его сформировать? Наверное, оно само преобразится, когда возникнет обоюдное желание студентов и руководства, когда и студентам и преподавателям захочется увидеть вокруг себя не серость и безвкусицу, но красоту и гармонию. Главное — чтобы оно было, это желание.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире