Сегодня ректору Шанинки Сергею Зуеву пришлось экстренно делать операцию аортокоронарного шунтирования.

Сначала на прошлой неделе его схватили и запихнули на сутки в камеру – хотя прекрасно знали о том, что ещё летом он перенёс две сложные операции из-за сердца и только недавно вышел на работу. При этом и Сергей Эдуардович, и Шанинка сотрудничали со следствием, не было никакой надобности никого трогать. Поначалу всё закончилось тем, что его заперли под домашним арестом и он вышел под аплодисменты собравшихся – и на этот раз это было далеко не символической победой, потому что мы хорошо знали, что ректору просто необходимо быть под присмотром медиков.

Однако на этой неделе прокуратура решила, что это, пожалуй, всё же слишком мягко. И затребовала перевести-таки больного человека в изолятор. Пара дней допросов с давлением за 200 – и они своего добились. Сергей Зуев был госпитализирован в реанимацию с подозрением на инфаркт, а сегодня угодил на операционный стол на тяжелейшую операцию на сердце.

При этом прокуратура по-прежнему собирается в среду на судебном заседании просить для него немедленного заключения в изолятор. Я знаю, что меня читают врачи – может быть, они профессионально оценят, может ли человек через неделю после операции АКШ находиться в тюрьме.

Параллельно продолжаются издевательства над исполнительным директором Шанинки Кристиной Крючковой – у которой двое маленьких детей и которая с самого начала выполняла все требования следствия. Это вообще-то необходимо учитывать по закону при выборе меры пресечения. Но кого интересует закон.

У самого Зуева позавчера родился внук. И к сожалению, у него тоже вчера была непростая операция. Он вырастет и будет спрашивать, как вышло, что в год его рождения люди так озверели.

По моему нехитрому мнению, причина, по которой всё это делается, очень проста. Людей шантажом заставляют оговорить себя и всех, на кого им покажут. Выбор, который предлагают Сергею Зуеву – либо он всех оговорит, либо он не увидит своего внука и отправится с операционного стола прямиком в тюрьму. Во всяком случае, для меня со стороны это выглядит именно так.

А чтобы решение в реанимации принималось легче, в Шанинке и в Институте общественных наук РАНХиГС, которым также руководит Зуев, сегодня начались внезапные проверки. Какое совпадение. Нет, инициировал их не Рособрнадзор, а всё та же прокуратура. И нет, не ищут документы по делу, а проверяют вдруг образовательную деятельность. Мы, разумеется, давным-давно готовы к любым проверкам в любое время дня и ночи, у нас большой опыт. Но если есть желание что-нибудь найти, чтобы давить было легче – то тут мы будем бессильны.

Все эти пытки, шантаж и террор, которые обрушились на людей, очевидно, связаны с очень простым обстоятельством. В деле ничего нет. Людей мучают уже месяц, а никаких доказательств не предъявлено. Есть только какая-то бумажка (это даже не экспертиза), подписанная какими-то неизвестными – и подписанная, как теперь ясно, даже до того, как было начато расследование. Собственно, поэтому людей и пытают, надеясь вынудить их оговорить себя, друг друга и всё дело, которому они служили годами — университет. Потому что остался только один метод сбора доказательств – пытки.

Я никогда не сомневался ни в Сергее, ни в Кристине – это близкие товарищи, которые всегда были рядом. Но я не могу не впечатляться тем, что их не удаётся сломать и заставить отречься от своего дела. Так же, как не могу не впечатляться тем, как много людей поддерживает нас.

Я не знаю, остался ли в России способ найти управу на садистов. Но зато я знаю, что нужно называть вещи своими именами.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире