Прошлым летом мне пришло в голову, что Лукашенко ставит интересный эксперимент – открывает проект «военная хунта в самом центре Европы». Теперь мы видим, что эксперимент пошёл хорошо. Европейцы некоторое время думали, что можно просто не признать его президентом и жить дальше, как жили. А он, оказывается, воспринял это всерьёз – раз его никто не признаёт, то ему, получается, теперь всё можно. Надо было думать на шаг вперёд, когда не признавали.

Европа не может существовать с выколотой Беларусью по центру. Те, кто употребляет слово «суверенитет» в том смысле, что «не лезьте в наши дела, мы будем убивать у себя кого хотим и не будем лезть в ваши», просто не понимают, как работает суверенитет. Ханс Кельзен писал, что суверенитет обладает внутренней тенденцией к экспансии, его никогда не бывает достаточно. Вся эта авиавойна с перехватом самолётов, встречными бойкотами, снятием флагов, обидами и унижениями – это и есть «суверенитет». «Наши дела» заканчиваются там, куда мы можем дотянуться, и это работает в обе стороны.

Но это половина истории. Вторая половина состоит в том, что у нас почему-то принято считать, будто Лукашенко зависит от Путина. Однако весь последний год показывает, что всё как раз наоборот и Лукашенко очень успешно манипулирует Путиным. Путин имеет образ хладнокровного политика, которому трудно что-то навязать. Но всё выглядит так, что Лукашенко нашёл его слабое место.

Если действительно верно, что Путин любые существенные события считывает только в сюжете «Запад против меня», то Лукашенко имеет полный карт-бланш на любую выходку, которая помещена в рамку «Меня хочет свергнуть Запад, а я защищаю Смоленск». Как только Лукашенко прошлым летом в эту рамку встроился, Кремль начал поддерживать его в самых безумных и гопнических действиях (кроме, пожалуй, Ника и Майка – хотя даже тут было видно, как в России всё заскрипело). Начиная с расстрелов на улицах, продолжая ликвидацией абсолютно пророссийской оппозиции, спецоперациями в Москве, отказом от российских граждан, а теперь заканчивая ещё и объявлением авиавойны Франции (зачем? причём тут вообще Россия?).

Никакого предела этим действиям нет – легитимности у Лукашенко не прибавляется, ему необходимо раскручивать реакцию, и дальше он будет крушить всё вокруг только сильнее. Можно, конечно, рассуждать о том, что «это всё до поры, и вообще Лукашенко попадает в зависимость» — однако он уже давным-давно должен был оказаться в полной «зависимости». Проще признать очевидное: Лукашенко своей постоянной радикализацией берёт Путина в заложники и надёжно владеет инициативой. Пока что Беларусь постепенно аннексирует Россию.

Кто поручится, что пилоты Ryanair не спасли своих пассажиров от гибели? Что, Лукашенко не рискнул бы сбить самолёт над Лидой и потом рассказать, что там была бомба, и не пустить международное расследование? А почему? Он же непризнанный, он никому ничего не должен. Что, это был бы casus belli? Так это сразу решило бы для Лукашенко все проблемы с легитимностью – он становится диктатором военного времени, а в военном отношении он неуязвим, за ним ядерное оружие. Что, Путин не пошёл бы на это? А если бы это было подано как провокация НАТО на территории союзного государства?

Обычно для начала войны всё же требуется воля к войне с обеих сторон. С одной стороны она уже есть – Путин страстно требует уважения и признания, а Лукашенко готов организовать ему случай, чтобы ценой признания была война. Со второй стороны её до сих пор не было – хотя некоторые действия и высказывания прибалтов в последние дни показывают, что дело сдвинулось. Как бы Лукашенко и об этом тоже не позаботился и мы не увидели в скором времени инцидент на польской границе.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире