Главный вопрос в дискуссии о чрезвычайном положении — это не стоит ли его вводить, а кому стоит его вводить.

Если вас интересует, почему Путин не вводит чрезвычайное положение, то попробуйте спросить себя, а зачем ему его вводить. ЧП приостанавливает нормальную политику и вводит чрезвычайные инструменты, которых в нормальной ситуации у суверена не было. Каких инструментов сегодня нет у Путина для того, чтобы справляться с ситуацией так, как он считает правильным? Ответ: у него пока есть все инструменты.

Необходимость в ЧП может возникнуть, если Путин решит, что гражданский губернатор Собянин мешает бороться с эпидемией, и его надо срочно заменить на специального коменданта, который сможет использовать те инструменты, которые Собянин использовать не решается. Безусловно, есть люди, которым очень хотелось бы подтолкнуть Путина к этой идее. Они рассчитывают на роль коменданта.

Возникает вопрос: как же так может быть, что состояние дел объективно чрезвычайное, а необходимости во введении ЧП нет? Ответ очень прост: Владимир Путин давно правит с помощью чрезвычайных полномочий. В юридическом смысле неверно говорить, что эти полномочия выходят за пределы российского законодательства. Правильно будет сказать, что российское законодательство подстраивается, давая Путину ровно столько полномочий, сколько он пожелает, и никакой границы этой подстройке, разумеется, нет. Даже если он захочет изменить Конституцию так, чтобы оставаться у власти бессрочно и иметь абсолютные права, то наверняка законодательство будет изменено в точности так, как он пожелает. Впрочем, это уже случилось.

Поэтому для того, чтобы Путин ввёл ЧП, ему должно не хватить тех чрезвычайных полномочий, которые у него уже есть и которые он может получить в течение 24 часов через парламент. То есть это должно быть дело чрезвычайное в условиях нормы чрезвычайности. Довольно легко сообразить, при каких обстоятельствах это произойдёт. Но главное — положение должно быть чрезвычайным для Путина, а не для вас.

Если не считать мифа о том, что введение ЧП повлечёт обязательства каких-то выплат (ни закон о ЧП, ни даже закон о ЧС не содержат слова «форс-мажор»; этот вопрос всё равно будет решаться судами, и объявление ЧП для них не имеет значения), то предложение объявить ЧП основывается на желании вернуть явно экстралегальные ограничения в правовое русло. Это, конечно, разумно. Однако закон о ЧП — это люк во внеправовое пространство, а не наоборот. Публичное требование отменить все ограничения прав после завершения эпидемии (включая уничтожение личных данных, попавших в распоряжение правительства) и миллион подписей под ним — это гораздо более действенный инструмент, чем наделение Путина диктаторскими полномочиями.

Наше отличие от Древнего Рима состоит в том, что в Риме ЧП объявлял сенат, а диктатора назначал консул — и даже это не спасло Рим, когда Юлий Цезарь стал пожизненным диктатором. А в нашем случае президент будет объявлять диктатором сам себя. Посмотрите на своё отражение в зеркале — если там нет погонов, то вы не хотите диктатора Путина.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире