Ирония состоит в том, что из всех озвученных сегодня Путиным мер всеобщую поддержку снискала именно та, на которую он не имел законного права. Каждый, кто откроет злополучный «Закон о поправке», может убедиться в том, что он просто не может перенести голосование с 22 апреля, никаких вариантов у него нет.

Это, разумеется, не имеет никакой практической значимости — мы находимся во внеправовой ситуации, и нет никакой инстанции, к которой можно было бы апеллировать, да никто и не будет этим заниматься.

Однако это показывает, что вместе с обнулением Конституции мы оказались в специфической политико-правовой ситуации, где безобидные, казалось бы, проделки создают необходимость новых проделок, а те, в свою очередь, подсоединяют возможность для следующих. Эти поправки Шрёдингера — одновременно принятые и непринятые — поместили всех нас в лимб, где нормальность больше не работает. И Конституционный Суд с его смелой доктриной «какая нафиг разница, что там написано — раз этого хочет лидер, значит, этого хочет народ» может скоро получить много материала для размышлений.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире