Об этом мы собираемся говорить 22 октября 2017 г. с Ольгой Вайнштейн, доктором филологических наук, ведущим научным сотрудником Института высших гуманитарных исследований имени Е.М. Мелетинского РГГУ, основателем и членом редколлегии журнала «Теория моды: одежда, тело, культура» и куратором его книжной серии, автором книг «Ароматы и запахи в культуре» и «Денди: мода, литература, стиль».
Вопросов к эксперту у нас много.
Язык моды – понятие, прежде всего, семиотическое, «говорят» костюмы и те смыслы, которые они в себе несут: «говорят» о выбирающем их человеке, а тот с помощью одежды и телесной пластики ведет диалог с другими и с обществом. Но ведь и о костюмах говорят, а в словах смыслы уже другие. И вот первый вопрос: какие источники помогают реконструировать язык моды?
На портале академии «Арзамас» размещены лекции о философии денди и две статьи Ольги Вайнштейн – о том, как быть красавицей. Хоть речь и о XVIII и XIX веках, есть чему поучиться. Например, усвоить 30 признаков настоящей красавицы из «Словаря любви» 1741 г. французского историка и журналиста Жана Франсуа Дрё дю Радье, чье авторство долго держалось в тайне. Какими были ключевые образы и слова-символы минувших эпох? Что безвозвратно утрачено, что эволюционировало и сохранилось? Вот еще два вопроса.
Возьмем, например, слово-символ «денди». Со времен Пушкина и Онегина помним «как денди лондонский одет»… – а это как? В самом первом приближении – элегантно. Но даже в современном толковом словаре русского языка С.А.Кузнецова значится: «Денди. Изысканно и модно одетый светский человек; щёголь, франт». Ольга Вайнштейн на дендизме как философии, что называется, «собаку съела». Защитила диссертацию и, как мы уже сказали, написала < ahref http://www.nlobooks.ru/node/4758>книгу. Сейчас, замечает Ольга, слово «денди» почти сравнялось по смыслу с «cool», что означает «стильный», «клевый», но сохранило также исходное значение «холодный» (а денди были очень хладнокровными, поверьте). И знайте, быть денди значит уметь выразить себя в мелочах.
Архаизмы в костюмной лексике – куда без них. Наша гостья обещала взять пару интересных примеров из литературы – то, что сейчас непонятно для современного читателя. Англицизмы тоже рассмотрим, как и вопрос о переводе англоязычных выражений. Что-то теряется, что-то находится… С переводами всегда так.
Особый интерес – к тому, как появляются новые понятия в моде, как идет процесс закрепления за ними новых терминов. Иногда кажется, что изменениям в моде сопутствует вербальное умножение сущностей. Наши любимые примеры – мокасины и шоферы, майка – и фуфайка, свитшот, лонгслив... Нужны ли эти новые названия?
Отражается ли язык моды в дискурсе модного глянца и модной блогосферы? Похоже, наша гостья разделяет идею Ролана Барта о том, что в глянцевых журналах просматривается очень изощренная подмена, когда все, о чем идет речь, представляется изначально «естественным»: Культуру замещает мифологизированная Природа. Ольга Вайнштейн считает: «Мода – это подвижная граница Культуры». Согласны, обсудим.
А еще хорошо бы сопоставить язык моды и моду языковую. Вот если почти весь 2016 г. народ был «на лабутенах», это о чем говорит?
В принципе, тут вопросов не на один эфир. Но мы можем что-то просто обозначить. А потом через какое-то время развить. И углубить.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире