govorimporusski

Говорим по-русски

15 октября 2017

F

По мнению наших слушателей, тотальная мракобесизация – это реальность…

По крайней мере, об этом говорят результаты голосования в проекте «Слова недели»: 58% процентов аудитории проголосовали за «мракобесизацию»; 42% поддержали неологизм «воцерковнутые».

Примерно такая же картина наблюдалась и на странице «Говорим по-русски!» в Фейсбуке. Слова собрали рекордное число условных «лайков»: соответственно, больше 3 000 и 2 500 на момент голосования.

Мракобесизация – неологизм недели из публикации Андрея Колесникова «Буратино в стране нежелательных организаций» в «Ведомостях». «Тотальная мракобесизация государства вперемешку с абсурдизацией (если угодно, матильдинизацией) актов прямого действия и публичного дискурса превратилась в неостановимый процесс. Это же в чистом виде Гашек, сдобренный Ионеско, Беккетом и ранним Стоппардом», – пишет Колесников, и с ним трудно не согласиться. Заметили? Матильдинизацией можно теперь назвать любое абсурдное действие, а не только стояние против «Матильды» Алексея Учителя.

Воцерковнутый – еще один неологизм (из ФБ-статуса политолога Федора Крашенинникова): так можно сказать о человеке, который стал разделять христианские ценности русской православной церкви в корыстных целях (и похоже, неологизм закрепится в «Словаре перемен» писателя Марины Вишневецкой).
Хорошее дополнение к «матильдизации» и «православным оскорбленцам».

А кому путинбургер? Это фейк недели. Видео о том, что в нью-йоркском ресторане Lucy’s Cantina Royale появился пятиэтажный «Путинбургер», подготовило агентство Ruptly (принадлежит телеканалу RT). Официантка по имени Тамара рассказала: к 65-летию Путина в ресторане начали подавать бургер весом 1952 грамма (по году рождения российского президента). Проведя фактчекинг, видео удалили. А администрация ресторана Тамару и ее подругу-бариста, придумавшую такую рекламу, уволила.

Кстати, в канадском Квебеке подавали и подают жареную картошку с молодым сыром под названием «Путин». К нашему президенту это никакого отношения не имеет: Poutine [путИн] – это искаженное англ. puding, а так в Квебеке могут назвать любое многокомпонентное блюдо.

Флаг(и) – самое частотное слово недели. Из-за широчайшим образом обсуждавшегося некрасивого поведения властей США, лишивших блокированную российскую дипсобственность государственных флагов. А само слово «флаг» заимствовано в Петровскую эпоху из голландского языка (vlag — «флаг, знамя»). Из того же источника — флагман, флагшток (голл. vlag + man «человек, мужчина» или stock «палка»). Интересно, вернутся ли российские флаги на осиротевшие флагштоки? И можно ли «войну флагов» назвать мракобесизацией или… флагобесием?

Эту тему уже давно предложил нам Владимир Елистратов, доктор культурологии, профессор МГУ. И 15 октября мы поговорим о языке Лескова, самом русском и самом современном.

«Тексты Лескова – это ариаднина нить национального самопознания», – сказал Владимир Елистратов в одном из своих недавних интервью: «Поэтому чтобы по-настоящему понять русскую культуру, надо понять Лескова. А чтобы понять Лескова, надо, в частности, составить его словарь. Протолковать редкие слова, неологизмы, диалектизмы и т. д. и т. п. Это большая, во многом черновая работа. «Но ведь кто-то должен за истопника…» А затем можно будет исследовать этот словарь, составить из него некий тезаурус, увидеть картину мира этого «самого русского» из всех русских писателей, а значит – приблизиться к пониманию русского национального сознания. Не ходульного, а подлинного. Это надо нам самим». Что до языка Лескова, то многим его современникам он казался не то сумбуром, не то «перебором», полным «экивоков» и «кунштюков». А другие видели в писателе «кудесника слова» и любовались созданными им «словесными узорами».
«Чудес» языковых в произведениях Лескова действительно много. Взять хотя бы «Левшу» – с нимфозориями, мелкоскопом и клеверном. Да, наши современники ценят языковую игру и иронию. Но с фельетоном уже почти не знакомы, не говоря об Аполлоне Бельведерском, которого Лесков превратил в Полведерского. Так способны ли современные школьники (а «Левша» есть в школьной программе), да и взрослые, распутать словесные узоры? «Для них и Солженицын – как «Слово о полку Игореве»», – замечает Елистратов. А лесковская «смесь французского с нижегородским» уже и не смешна, а кажется вполне нормальной в нашу макароническую эпоху, злоупотребляющую заимствованиями. Да и вообще, полагает наш гость (http://www.pravmir.ru/vladimir-elistratov-v-golove-u-natsii-dolzhen-byit-obshhiy-tsitatnik/), Лесков пророчески предсказал состояние языка в XXI веке.
У Владимира Елистратова есть и вышедший в 2001 г. «Словарь языка Василия Шукшина». Шукшин – это, по его словам, Лесков ХХ века: «В смысле все той же «нити Ариадны» национального самопознания. Они, эти писатели, казалось бы, очень разные. Но глубинная сущность у них очень схожа. Вроде бы Шукшин краток, лапидарен, а Лесков – сплошное «плетение словес». Но это не совсем так. Пересмотрите «Калину красную»: «аккуратненький такой бордельеро», «забег в ширину» – это чистый Лесков. И – чистый Шукшин. Не любил, например, Шукшин «эмансипированных дамочек». Как он их назвал? «Тёти в штанах». Хлоп! И припечатал. Не любил он полуобразованных верхоглядов. Как он о них говорил? «Предисловий начитались». Это тоже лесковская стилистика. И не надо думать, что Лесков весь «растекался мыслию по древу». Нет, Лесков очень точен, хлестк, чмок, конденсирован».
И, добавим, цитатен. А в голове у нации, особенно такой «литературоцентричной», как наша, должен быть общий цитатник. Чтобы поколения понимали друг друга.
У нас сегодня такого цитатника нет.

Именно «Мединиада» признана словом недели большинством слушателей «Эха»: ей отдали свои голоса 82% аудитории; 18% проголосовали за новое слово «хипитинг» (hepeating).

Мединиадой в сети называют эпопею с докторской диссертацией Владимира Мединского. У российского министра культуры маленькая неприятность: экспертный совет ВАК признал его докторскую по истории ненаучной. Это не значит, что его обязательно лишат теперь степени: решение будет принимать президиум ВАК, а утверждать — министр образования и науки…

Профессор астрономии и блогер Николь Гульюччи из штата Нью-Гэмпшир предложила новое слово, чтобы описать распространённое явление при общении мужчин и женщин. Это слово — «хипит» или «хипитинг». Оно происходит от английских слов «he» и » repeat» («он» и «повторить»). Суть в следующем: когда женщина выносит суждение или предлагает идею, её игнорируют, потом мужчина повторяет то же самое, и его замечают. Твит с новым словом набрал уже 200 тысяч лайков и 65 тысяч ретвитов. И 245 раз был «отлайкан» фолловерами страницы «Говорим по-русски!» в ФБ.

ФСБук, ФСБапп… Российским «ответственным чиновникам» хотят запретить использовать популярные соцсети Фейсбук и ВКонтакте, а заодно и мессенждеры WhatsApp, Viber и Telegram. Делается это для того, чтобы обеспечить сохранность служебной информации и конфиденциальность сведений. Есть подозрение, что при помощи иностранных сервисов разведки других стран могут «относительно легко получать сведения конфиденциального характера»...

Картинкамация – так называется определенный вид, простите наш русский, инфотеймента: информация в картинках, новости в инфографике. Хотите пример? Пожалуйста, на ФБ-странице «Картинкамация» размещен актуальный – как менялся внешне президент РФ Путин за последние годы, которые мало что в нем и в стране изменили.

Все поздравляли Президента с полуюбилейным днем рождения, да как! Глава Чечни Рамзан Кадыров в поздравлении президенту Владимиру Путину, например, заявил, что всегда относился к нему «с сыновней почтительностью». И почему-то эти слова сразу стали мемом… А ведь Конфуций упоминал некогда «сыновнюю почтительность» в числе важнейших человеческих добродетелей. Но в нашем случае это уже не добродетель, а просто елей в уши. Но с елеем – не к Путину, а к его ставленнику.

Российский премьер Дмитрий Медведев утвердил противопожарные требования к религиозным объектам. В документе сформулированы правила пожаробезопасного разлива елея и правила пользования кадилом (кадить теперь можно только на расстоянии не менее полуметра от горючих материалов). С малой родины премьера на нашу эфирную смс-ленту немедленно пришло сообщение: «Требуйте долива елея после отстоя пены!»… Свят-свят! Как бы не активизировались «оскорбленцы»…

О воображении и его роли в освоении русского языка и написанных на нем текстов будем говорить 8 октября с Натальей Борисенко, кандидатом филологических наук, ведущим научным сотрудником Психологического института РАО. И попробуем включить вместо привычного дисплея… «мысленный экран».

У многих уже, наверное, родился вопрос: зачем развивать воображение? и при чем тут русский? Ну как же: по-русски написаны тексты, читая которые мы должны воссоздать на «мысленном экране» адекватную сказанному автору картинку. Иначе, за каждым словом должен «читаться» адекватный, зримо представимый, образ. А вот с этим уже беда-беда… «Наблюдения и эксперименты показывают: без специального обучения развитым воображением обладают лишь 7-10% детей, – делится печальной статистикой Наталья Борисенко. – Обилие зрелищ, доступных современному ребенку, не развивает воображение, а гасит его. Мы все в плену тотальной визуализации, живем в мире готовых образов. Как следствие – у многих детей неразвитое, «ленивое» воображение». А есть еще более печальные цифры: 80% школьников сегодня не знают самых простых слов и слыхом не слыхали о многозначности!

Лет пять тому назад сигнал тревоги подала Иоланта Качаева, журналист тогда еще существовавшей газеты «Московские новости». «Унылая пора» – так называлась ее  статья . И названа она была так, скорее всего, не только по созвучию со знаменитыми «осенними» стихами Пушкина. Но и потому, что очень уж грустная, унылая представала в ней картина.

«Осень» Пушкина оказалась для автора и ее сына-второклассника «пробным камнем» в деле освоения и усвоения классического поэтического наследия. Выяснилось: абсолютно не запоминаются «очей очарованье», «увядание», «багрец», «мгла волнистая», «отдаленные седой зимы угрозы», что происходит «в сенях» – тоже непонятно, пришлось объяснять почти каждое слово!

Сын Качаевой порадовал маму «пятеркой». А вот на родительском собрании учительнице пришлось оправдываться: в стихотворении ничего сложного нет, все слова есть в словарике в конце учебника, а то, что дети не понимают и не запоминают – так это не Пушкин виноват (и не департамент образования, и не школа). Родители же возмущались. Забыли о том, что сами когда-то эту же «Осень» учили и у доски на оценку читали.

«Дети не могут словами выразить своих чувств, ощущений. Это же страшно! — говорила учительница. – Вот в четвертом классе разбирали предложение «пастух трубит в рожок». У детей спросили: «Знаете, что такое рожок?» Ученики молчали. Вдруг кто-то вспомнил, что это такое мороженое. Еще один ребенок сказал, что слышал это слово, «когда по телику шла реклама какого-то твоРОЖКА». И все».

За пять лет все только усугубилось. И вот уже в 2017 г. ко Дню русского языка, ко дню рождения национального гения «Московский комсомолец» публикует стихотворение Анны Мориц «Пушкинская «Осень» :

Родители рыдают в Интернете,
Что Пушкин устарел, учитель строг
И требует, чтоб выучили дети
Стихи, где восемь устаревших строк.
«Очей очарованье» устарело,
Зимы угрозы – устаревший слог,
Вся эта дряхлость лезет озверело
Из Пушкина – и сносит потолок!

Да, действительно в «унылую пору» мы живем. Но то ли еще будет? Возможно, еще через поста лет в стихотворении Пушкина понятными останутся только предлоги, — ох, не хотелось бы, чтобы в этом предположении Иоланта Кабаева оказалась права…

Этот вопрос возник в результате голосования в проекте «Слово недели»: 61% голосов получило выражение «ошибки, отлитые в граните» (в конкретном случае – «в граните» памятника Михаилу Калашникову); 39% слушателей «Эха» поддержали неологизм «губеропад».

Ошибки, отлитые в, – так можно определить любые ляпы, появляющиеся на памятниках и памятных досках. Например, на появившемся недавно в Москве памятнике оружейнику Михаилу Калашникову обнаружили схему штурмовой винтовки, созданной… работавшим в нацистской Германии конструктором Хуго Шмайссером. Не прошло и пары дней, как началась дискуссия о правильности высеченного на памятнике текста. А в нашей студии обсуждался вопрос другого рода: стоит ли нести в массы сомнительное выражение? Отливают-то в бронзе! А в граните что-то высекают… Так-то оно так. Но мы солидарны с Владимиром Славкиным, заведующим кафедрой стилистики русского языка факультета журналистики МГУ: в  «отлитых в граните ошибках» отчетливо виден след прецедентного текста. Помните: все, что говорит наш премьер Медведев, тоже «в граните отливается» . Компромисс предложила другая наша гостья – старший преподаватель кафедры ТВ и радиовещания Ольга Тихонова, в недавнем прошлом выпускающий редактор: «ошибки в граните» . Как вам такой вариант?

О чем еще говорили на минувшей неделе? О  «губеропаде» и  «жертвах губеропада» . После волны срочных отставок глав регионов, начавшихся почти сразу после осенних выборов. Неологизмом недели отметился журналист Максим Соколов. Нам это слово нравится. Наступила осень, начался губеропад. Сегодня еще один… губеропал. И так далее, и тому подобное.

Молодые и перспективные – вот кто должен, заменив губеропавших, управлять Россией! Их еще зовут «кириенковскими технократами» . Или «эффективными менеджерами» . Вопрос только, каким будет эффект от их деятельности.

В потоке новостей недели были замечены (правильнее сказать – вновь упоминались) «краснодарские каннибалы» . Жуткие персонажи. Собравшие, тем не менее, две сотни условных лайков на страничке программы «Говорим по-русски!» в ФБ. Видимо, наши слушатели любят ужастики.

Об этом спросим в ближайшее воскресенье Ольгу Тихонову, старшего преподавателя кафедры телевидения и радиовещания, и Владимира Славкина, заведующего кафедрой стилистики русского языка факультета журналистики МГУ. Выслушаем и мнение практика – шеф-редактора детских и юношеских программ телеканала «Карусель» Елены Иванченко.

Детское вещание оказалось в фокусе внимания проходившей 27-28 сентября в МГУ уже 2-й по счету научно-практической конференции «Учимся говорить по-русски. Проблемы современного языка в электронных СМИ». Обсуждались и практические способы обеспечения «лингвистической безопасности» молодежи в современной медиакоммуникации – так это было сформулировано в программе.

Нас же интересует вопрос, каким должен быть язык детского телевидения. Есть и свои соображения по этому поводу. А основываются они на многолетнем опыте оценки конкурсных работ, в том числе и конкурсантов выдающегося фестиваля НАТ «Включайся!» – фестиваля телевидения, которое делается детьми и для детей.

Сразу скажем, что детские работы отличаются от «взрослых». Своей яркостью и непосредственностью. Конечно, рука мастера, сделавшего из юных репортеров и ведущих профессионалов, чувствуется. Но дети ведут себя в кадре естественно, говорят свободно и нестандартно, мы, например, год назад «ошарашились» от красоты родного города вместе с юной телеведущей из Уфы Анжелой Рамазановой. А как потрясающе работает команда новостей московской школы 1210! Ее руководитель режиссер Тимофей Харкевич учит школьников профессии и направляет, высвечивая творческие индивидуальности.

Но есть и другие примеры. Сделали взрослые программу, ввели ребенка в кадр… И начались беды, свойственные и взрослому телевидению. Хуже нет «чтения с выражением», с заранее проставленными старшими товарищами в тексте логическими акцентами, по суфлеру, если в кадре звучит прямая речь. Или «сверхподачи», безумной, бездумной «наступательности», со стандарными «ручками», шаблонными жестами, почти истерическими репортерскими интонациями, если речь о репортаже. Так же, как и взрослые журналисты, юные одним и тем же языком ведут репортажи, выпуски новостей, ток-шоу, не умеют использовать изобразительный потенциал слова. И ошибки у юных собратьев такие же: незнание идиоматики, тавтология, плеоназмы, бедноватый словарный запас, шаблонность…

Что же делать? Учить читать текст так, чтобы он звучал как спонтанно произносимый, разговорный. Напоминать, что канцеляризмам и тяжелым «письменным» конструкциям не место в устной речи. Преподавать язык жестов, делать жесты изобразительными. Раскрывать волшебные возможности языковой изобразительности, обучать рисованию «картинки» словом. Расширять, наконец, словарный запас.

Язык детского телевидения должен быть нескучным и особым в разных жанрах. А речевое поведение должно быть, прежде всего, естественным.

Об этом говорит не только автор ставшего популярным mot Александр Невзоров, но и результаты голосования в проекте «Слово недели»: 92% нашей аудитории солидарны с журналистом и назвали «скрепостной строй» выражением недели; 8% голосовавших предпочли ему «визит в Яндекс».

Неологизм недели «скрепостной строй» родился, что приятно, в прямом эфире «Эха Москвы», в программе «Невзоровские среды». Обсуждался уровень интеллекта некоторых парламентариев, цитируем:
«А.Невзоров – Выискался очередной красавец и мыслитель в Государственной Думе, на сей раз из «Справедливой России», который решил, значит, исправить одну ситуацию и он вышел с инициативой регулировать полеты пчел.
О.Журавлёва― Да, да!
А.Невзоров― Я буквально цитирую: «До сих пор эти насекомые летают, не имея закона, регламентирующего их деятельность».
В.Дымарский― Как хотят, так и летают.
А.Невзоров― Да. Вот это вот кажется дикой фантазией, каким-то совершенно гениальным вымыслом, но это, действительно, так.
Но не менее смешно, кстати говоря, и в братских государствах, которые однозвучные России, в которых тоже мечтают сделать доминирующим скрепостной строй
В.Дымарский― От слова «скрепа»?
А.Невзоров― Конечно, да.
О.Журавлёва― А мы будем скрепостные крестьяне, да?
А.Невзоров― Да-да».

Остроумно, но – согласитесь – грустно.
Визит в Яндекс запомнился не только тем, что президент РФ Путин посетил офис поисковика и поговорил по душам с голосовым помощником Алисой, но и срочной эвакуацией Яндекса после этого визита…
«Православные оскорбленцы», все еще возмущенные «Матильдой» Алексея Учителя, тоже попали в словесные чарты недели. «Оскорбленцами» называют тех, кто то и дело глубоко оскорбляется в своих чувствах, только повод дай. В сети есть и вариант «профессиональные оскорбленцы».
Миротворцы – быть им или не быть этим посланцам ООН в Донбассе? Пока это обсуждает весь мир и заинтересованные стороны, слово переместилось в гиперактивный словарный запас.
Персонаж недели – «человек-ракета», лидер КНДР Ким Чен Ын. «Мы не можем позволить, чтобы разные сумасшедшие всюду запускали свои ракеты. С «человеком-ракетой» должны были разобраться уже давно», – сказал президент США Трамп. «Он может быть умным, может быть стратегом или абсолютным безумцем. Неважно, кем он является на самом деле – мы с ним разберемся», – заявил американский лидер в ООН. «Человек-ракета» трактовал эти слова как объявление войны…

И не только в реальности, но и в речи: именно «матильдобесие» стало словом недели с точки зрения 87% наших слушателей; 13% проголосовавших в эфире «Говорим по-русски!» удивились «Красной кишке».

Про «матильдобесие» говорят уже довольно давно – как минимум с лета, когда началась кампания травли православными активистами создателя фильма «Матильда» Алексея Учителя. Считается, что у неологизма есть автор – Максим Соколов. Но если честно, встречаются в сети и более ранние конгениальные высказывания. Писатель и сценарист Марина Вишневецкая, куратор ФБ-группы «Словарь перемен», полагает даже, что «матильдобесие» может претендовать со временем на статус «Слова года». Во всяком случае, Яндекс уже зарегистрировал тысячу употреблений, и это явно не предел.

Что до «Красной кишки» (или «Красной колбасы», по другой версии), то она возникла в самом центре Москвы, на месте Красной площади. Именно туда отправлял китайцев указатель во вновь открытом парке «Зарядье»: в спешке недоглядели и перепутали иероглиф. А всего-то и надо было, как сказал гость нашей программы полиглот и переводчик Дмитрий Петров, остановить на Красной площади какого-нибудь китайца, показать ему предложенные автоматическим переводчиком иероглифы или просто попросить нарисовать правильный. На этом чудеса в «Зарядье» не кончились: иформационная табличка превратила «Патриаршее подворье» (в переводе опять же на китайский) в «деревню шовинистов»… Кстати, само «Зарядье» тоже попало в наши словесные чарты.

«Баклан-арена» – так отныне будет называться футбольный стадион в Санкт-Петербурге, превратившийся в мем после того как «Зенит» выбрал своим символом изображение гордой птицы баклана. А еще у арены, официально называющейся «Санкт-Петербург», есть и другое имя: «Распил-арена», тоже весьма популярное у пользователей сети.

«Соловьиный помет» и начавшиеся после шутки Ивана Урганта в адрес Владимира Соловьева «канальные войны» пополнили ряд крылатых слов и выражений, связанных с массмедиа.

«Телефонный терроризм» – выражение не новое, но ставшее вновь актуальным в результате прокатившейся по России волне ложных сообщений о заминировании общественно значимых объектов с последующей их эвакуацией. Но на «телефонный терроризм» посетители нашей страницы в Фейсбуке отреагировали вяло.

А вот «борщевик» привлек внимание сообщества. А все потому, что ведет себя как террорист, захватывая все новые территории Подмосковья! Так, что даже специальная программа борьбы с борщевиком была разработана. Появится ли у слова «борщевик» новое, переносное значение «наглый захватчик»? Поживем – увидим.

Фразой недели грустную шутку экс-министра экономического развития Алексея Улюкаева признали 90% слушателей «Эха»; 10% принявших участие в голосовании в проекте «Слово недели» обратили внимание на «ивантеевского стрелка».

«Бойтесь данайцев, приносящих колбайцев», – так «прокомментировал» находящийся под следствием экс-министр Алексей Улюкаев данные против него показания главы «Роснефти» Игоря Сечина. После чего интернет взорвался мемами, запечатлевшими тех самых загадочных «колбайцев». А пользователи сети стали гадать, кто же они такие. И даже обнаружили «казахский след» в их деле.

Действительно, в декабре 1986 года в Алма-Ате общество разделилось на «колбайцев» и недовольных: Михаил Горбачев отстранил от управления генсекретаря ЦК Казахстана Кунаева и заменил его Геннадием Колбиным, никогда до того в республике не работавшим, вслед за чем начались беспорядки и даже «декабрьское восстание». Вот сторонников Колбина, как говорят, «колбайцами» и окрестили…

Но в нашем случае, скорее, сыграло роль созвучие с названием принесенного «данайцем»-Сечиным дара: в расшифровке переговоров Сечина с экс-министром экономического развития упоминается традиционно даримая главой «Роснефти» «корзинка с колбасой», в которой, помимо деликатесов «От Иваныча» (приготовленных из добытых Сечиным охотничьих трофеев), отказались пресловутые 2 миллиона долларов…

В подтексте – крылатое выражение: «Бойтесь данайцев, дары приносящих»… Так говорят о дарах, гибельных для тех, кто их получает. А появилось это выражение в «Илиаде» Гомера и одном из произведений Вергилия, в пересказе одного и того же мифа о гибели Трои.

В 13 веке до нашей эры, как мы помним из уроков истории, между данайцами (древними греками, ведущими свой род от мифического царя Даная) и тевкрами (жителями Трои и Хеттского царства) вспыхнула война: Парис похитил прекрасную Елену у царя данайцев Менелая. Тому ничего не оставалось, как пойти войной на Трою. Согласно мифу, осада древнего города длилась не один год, но жители стойко держали оборону. Все изменилось, когда данайцы решили пойти на хитрость: однажды утром троянцы увидели, что данайцев нет, – те ушли, оставив в подарок осажденным прекрасную статую коня. Статуя была настолько большой, что пришлось открыть ворота и разобрать часть крепостной стены, чтобы ввезти ее в город. Никто ничего не заподозрил, кроме жреца Лаокоона. Он-то, согласно мифу, и произнес: «Бойся данайцев, дары приносящих». Никто его не послушал, и ночью спрятавшиеся внутри коня данайцы открыли ворота своим соплеменникам. Так пала величественная Троя…

Что до «Ивантеевского стрелка», то так, напомним, назвали антигероя недели: утром 5 сентября 15-летний подросток устроил стрельбу в школе № 1 в Ивантеевке. В результате пострадали четыре человека, включая учительницу информатики. Оказывается, не только в США в школах стреляют…

А еще в список слов недели попали «школьное перемирие», «добрый джихад» и «рохинджа», те самые притесняемые мусульмане Мьянмы.
Какое время, такие и слова.

О сложностях, недопониманиях и казусах, которые возникают в общении людей разных языковых культур, будем говорить 10 сентября 2017 г. в программе «Говорим по-русски!» с Левоном Саакяном, доцентом Института русского языка им. А. С. Пушкина

Как вы думаете, почему, затевая бизнес с китайскими коллегами, их ни в коем случае нельзя приглашать в московский ресторан «Квартира 44»? В любой другой – пожалуйста, а вот в этом – ни в коем случае! Не только контракт ваши китайские партнеры не подпишут, но и будут глубоко оскорблены.

А все дело в том, что «4» у китайцев – число несчастливое. Иероглиф «смерть» произносится так же.

В Болгарии же вряд ли стоит оповещать мир о том, что вы хотите к кофе или чаю… булку. Могут неправильно понять. Звучит, как знаменитая реплика Мимино: «Ларису Ивановну хочу». Потому что «булка» по-болгарски – это невеста. В лучшем случае собеседник решит, что вы делитесь с ним своими матримониальными планами. В худшем – лучше себе даже не представлять.

А сколько обид возникает из-за национальных стереотипов!

В английском сленге the French – это «грубое, непристойное слово или выражение». Французы же ревнивца могут назвать итальянцем (Italien). Про перебравшего алкоголя человека французы могут сказать: пьян, как поляк. Поляки платят им взаимностью, считая эталоном подобного «перебора»… французов. В немецком языке недальновидный человек может получить ярлык ein blinder Hesse (буквально это «слепой житель земли Гессен»). Ну а немцев почему русские немцами назвали? Правильно, немые они, раз не умеют говорить по-нашему.

Для «чужих», «не наших» у нас в русском языке есть множество имен. От уважительного, почтительного гость до уничижительного чужака. Между ними на этой оценочной шкале располагаются пришелец, эмигрант и иммигрант, беженец, изгой, пришелец, чужестранец… А еще есть и залетные. Но эти – из мира криминала.

Нетолерантно? Возможно. Как сглаживать конфликты, возникающие при контактах носителей разных языков, мы как раз и собираемся поговорить.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире