Так редко, но бывает: в 2000-м году в средне-русскую дыру подо Псковом, такую, в каких обыкновенно строят маленькие тюрьмы для особенных детей (которые для совсем маленьких «не таких как все» называются детский дом-интернет (ДДИ), для постарше – психо-неврологический интернат (ПНИ)), приехала группа решительно настроенных волонтеров и благотворителей из столицы. Делегацию возглавлял предприниматель Алексей Михайлюк. Молодые люди показали изумленным интернатовцам концерт. Надарили подарков. Обещали приехать снова.

Так еще реже, но тоже бывает: эти волонтеры-благотворители во главе с предпринимателем Михайлюком сдержали слово и вернулись. Опять с концертами и подарками, а потом и вовсе – зачастили к интернатовцам.

Так не бывает почти никогда: Алексей Михайлюк и его товарищи сообразили, что подарки – пожалуй, самая необязательная часть помощи тем, кто заперт в ПНИ. Обыкновенный, никогда и ничем не связанный с закрытой системой психо-неврологических интернатов нашей страны, предприниматель Михайлюк то ли сам понял, то ли откуда-то узнал, что, как правило, бывает с особенными детьми, прошедшими через ПНИ: в лучшем случае в 18 лет они оказываются в интернате для престарелых. Где заживо гниют сколько Бог даст. Ну, разумеется, есть еще вариант не дожить до интерната …

Новые знания каким-то поразительным образом перевернули Михайлюка, заставив его задумать Михайлюк: подарить детям из безвестного ДДИ-ПНИ Псковской области не одежду и не игрушку, не домашний кинотеатр и не шефский концерт популярной группы, а…будущее. План сколь амбициозный, столь, казалось, невыполнимый. А ему удалось.

На собственный деньги предприниматель Алексей Михайлюк выстроил по всему Порховскому району Псковской области отдельные дома. Это центры для выпускников и дома для приемных семей. Очень хочется назвать систему этих домов поселком. Но, увы, разбросаны по всему району, а между собой их связывает только сила воли Михайлюка, единый устав и название «Росток». Так Михайлюк окрестил благотворительный Фонд, который все это время (на его, то есть, Михайлюка, деньги) содержит сложную систему домов, приемных семей, обучающих мастерских, словом…обыкновенной жизни тех самых выпускников психо-неврологического интерната из средне-русской дыры, которые ни на какую обыкновенную жизнь в нашей стране, если бы не «Росток», не имели права.

И вот этот «Росток», по мнению многих, кто хорошо, много лучше меня соображает в вопросе, -— действительно стал практически единственным местом в нашей стране, где выпускники психо-неврологического интерната, молодые люди «с диагнозом», могут нормально и спокойно жить ОБЫЧНОЙ жизнью.

Как они живут? Что делают? Вот, например, повествовательный ролик, снятый Любовью Аркус: http://www.youtube.com/watch?v=cjGhHSJFWV0#action=share, десятки раз бывавшей в «Ростке». Ничего такого особенного из этого ролика не следует, кроме того, что они живут, работают, любят, любимы, их жизни ничего не угрожает, а они не угрожают никому. По меркам отечественной психиатрической практики, Михайлюк совершил чудо: из интерната на проживание в квартирах и домах удалось вывести больше 60 человек. 109 сирот ежедневно сопровождают специалисты, больше полутора десятков семей с особенными подростоками и молодыми людьми живут в пяти социальных квартирах сопровождаемого проживания… Еще есть социальный центр поддержки, мастерские: гончарная, столярная, ландшафтного дизайна.

В самом скором будущем Михайлюк собирался открыть швейный цех, чтобы ребята могли зарабатывать на жизнь…Но не открыл.

Дело в том, что история, которую я вам сейчас рассказывают, состоит еще и в том, что все для «Ростка» предприниматель Алексей Михайлюк делал на свои собственные деньги, которые зарабатывал международными грузоперевозками. Разумеется, «Росток» рос. Денег на него уходило все больше. А прибыль от социальной деревни какая? Да никакой. Одна только уверенность в том, что делаешь правильное дело. Многие, конечно, говорили Алексею, что надо бы попросить помощи у добрых людей. Но он отмахивался.

Одно время выручаемых за грузоперевозки денег Михайлюку хватало, чтобы свести концы с концами. Потом ситуация стала меняться. На содержание «Ростка» пришлось брать в долг. Надеялся отдать. Чтобы отдавать -— брал в долг снова. Отдавал. Но введенные санкции поставили на его бизнесе – международных грузоперевозках – крест. Возникшие было на горизонте друзья-благотворители рассосались – сейчас трудное время. В общем, на сегодняшний день, дело обстоит таким образом, что «Росток» может пойти с молотка, а все, кто живет в построенных Алексеем Михайлюком домах, вернутся, куда им и положено жесткой системой казенного российского милосердия: в интернат. Кто – в психоневрологический, кто – для стариков.

До сих пор такого никогда не было (да и представлялось с трудом): чтобы спасти «Росток» объединились почти все благотворительные фонды, которые я знаю. Фонды собрались и придумали схему управления «Ростка», которую можно будет применить, если поселок останется жить, фонды убедили Алексея Михайлюка в том, что отныне в одиночку ему не справиться и, чтобы спасти положение, придется брать деньги у других людей. Фондов много, в их числе «Волонтеры в помощь детям сиротам», «Антон тут рядом», «Обнаженные сердца», «Каритас», «Перспективы» и многие другие.
Помогите спасти «Росток» и вы. Пожалуйста.

Обо всех способах перевести «Ростку» деньги читайте здесь: http://planeta.ru/campaigns/11257. И переводите. Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире