Так получилось, что я был чуть ли не последним человеком, который разговаривал со свободным Михаилом Ходорковским.

В октябре 2003 года в Нижнем Новгороде проходил Гражданский Форум, где мне довелось принимать участие в качестве вице-президента РСПП.
МБХ прилетел поздно вечером, когда участники Форума уже разошлись. Но я с тогдашним полпредом Президента в Приволжском округе Сергеем Кириенко его дождался.
Коротко переговорив с МБХ и договорившись о встрече в Москве после его возвращения из Иркутска, куда он летел открывать очередную Школу публичной политики, я спокойно уехал в гостиницу.
А утром все мы узнали шоковую новость о его аресте в Новосибирске, где самолет Ходорковского сел дозаправиться…

И вот, спустя несколько лет я снова увидел Михаила Борисовича – на этот раз в стеклянной клетке Хамовнического суда.

Вообще-то, он мало изменился.
Разве что седины в его короткой стрижке стало больше. Но осталась внутренняя собранность, цельность взгляда на себя и окружающий его мир.
Почему я сделал такой вывод? Дело в том, что я решил поприсутствовать на суде на той его стадии, когда начался допрос свидетелей. После занудного многодневного чтения прокурорами обвинения, когда Ходорковский и Лебедев только слушали, но мало что могли сказать сами, сейчас пришел их черед. Так, например, мне повезло: свидетеля обвинения в течение почти полутора часов допрашивал сам МБХ.

Я не специалист в нефтяной проблематике.
Но даже мне было увлекательно наблюдать, как Михаил Борисович своими вопросами заставляет весьма враждебно настроенного по отношению к нему свидетеля признаваться в вещах, которые не оставляют на обвинении камня на камне.
То ли еще будет: впереди допрос чуть ли не 500 свидетелей.

Очень любопытно поведение судьи.
Он очень любезен по отношению к обвиняемым. Ходорковского называет не иначе как «Михаил Борисович», дает ему возможность задавать свидетелю практически любые вопросы, что-то постоянно записывает. В то же время отчетливо видно как ему надоел этот процесс, до конца которого еще очень и очень далеко.

Столь же аморфна и сторона обвинения.
Наконец-то, я увидел «знаменитых» прокуроров Шохина и Лахтина. Честно скажу, государство в их лице представлено очень бледно.

Общее ощущение: Ходорковский и Лебедев могут сколько угодно доказывать свою и без того очевидную всем свою невиновность.
Но процесс закончится ровно так, как это будет нужно на самом верху нашей власти. Где-нибудь к весне там и определятся – «казнить нельзя помиловать». Возможно, что если ничего до этого не произойдет, то приговор может стать «моментом истины» – прежде всего для Президента Медведева.

А пока призываю всех, кто неравнодушен к судьбам страны, посещать Хамовнический суд – зрелище процесса над Ходорковским и Лебедевым сильно прочищает мозги.
Да и подсудимым становится немного легче.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире