АвтоВАЗ становится чуть ли не Сталинградом борьбы Правительства за сохранение предкризисного status-quo.
Смотрите, какие интересные события разыгрываются в этой битве в самое последнее время.

Владимир Путин делегирует в Тольятти первого вице-премьера Игоря Шувалова для того, чтобы он чуть ли не лично рассматривал каждый случай предлагаемого увольнения.
Это в кои веки человек, занимающий вторую позицию в федеральном правительстве, будет выполнять роль кадровика пусть крупного, но всё же отдельно взятого предприятия? Это ли не классический «ручной режим», о неэффективности которого в последнее время говорит даже сам Владимир Путин?

Далее.
Наш премьер делает очень жесткое заявление в адрес компании «Рено», которая владеет блокирующим пакетом акций АвтоВАЗа: дескать, если вы, г-да французы, не будете заниматься модернизацией нашего завода, то государство может позариться и на ваш пакет акций.

Но позвольте, только что, буквально несколько дней назад всё тот же премьер был необычайно ласков по отношению к иностранным инвесторам, заманивая их на Ямал и не только туда.
Причем в его лексиконе железа практически было не видно, преобладала мягкость и готовность открыть перед этими инвесторами все возможности для вложений в Россию. А тут – в отношении «Рено» – чуть ли не приказной тон.

Как известно, бизнес в неволе не размножается.
А уж тем более такой высокотехнологический, как массовое производство автомобилей. Но может быть, государство, окончательно взяв в свои руки АвтоВАЗ, сможет добиться желаемой цели: обеспечить российскому потребителю конкурентоспособную и доступную автомашину?
Не верю. «Чудеса» научно-технического прогресса советского времени были обеспечены прежде всего за счет рабского и одновременно героического труда, дискриминацией женщин на рынке труда, а также при помощи элементарного промышленного шпионажа.

Такое впечатление, что судьба России снова решается на берегах Волги.
Что нужно было бы сделать на самом деле? Объявить, наконец, АвтоВАЗ банкротом. Потом продать его за 1 (один) рубль тому инвестору, который, во-первых, возьмет на себя труд отдать все накопившиеся долги и, во-вторых, вложит деньги в модернизацию производства, получив карт-бланш на увольнения, налоговые каникулы на пару-тройку лет (пока с конвейера не сойдет действительно достойная продукция. Ей может быть и автосборка моделей того же «Рено», или любой другой модели.
А государство, отстав от бизнеса, начнет, наконец, заниматься судьбой высвобожденных – их переобучением, перемещением на другие рабочие места, стимулированием развития малого бизнеса.

Этот маневр мне напоминает, если уж использовать военную терминологию, сдачу Москвы Кутузовым.
Как известно, война не была проиграна. Более того, через весьма короткое время русские казаки гарцевали по парижским улицам и кричали местным торговцам: «Быстро обслуживай!», невольно обогатив местный язык термином «бистро».
А после Сталинграда пришлось еще очень и очень долго добираться до Берлина, устилая поля сражений трупами миллионов советских солдат.

И там, и там состоялась победа.
Но давайте всё же помнить, что сейчас мы ни с кем не воюем, разве что с собственной недальновидностью. Поэтому на примере АвтоВАЗа как раз можно показать не на словах, а на деле, как мы расстаемся с дурной привычкой к «ручному (читай: полувоенному) управлению» экономикой.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире