В последние дни премьер Путин начал интенсивно обхаживать иностранных инвесторов.
То позовет их в далекий северный Салехард, пообещав «золотые горы» тем, кто поможет освоить новые газовые месторождения Ямала, то, выступая на инвестиционном форуме «Россия зовёт», заявляет, что «важна не скорость восстановления, а его качество», подразумевая грядущее снижение роли государства в экономике.

Что же случилось с «национальным лидером», который смог за годы своего правления обеспечить государству контроль над более чем половиной нашего народного хозяйства?
Причем мы понимаем, что «обеспечение контроля» произошло совершенно нерыночным, а чисто административным способом, переключив гигантские финансовые от бизнеса к вполне конкретным людям, которые часть нам либо малоизвестны, либо неизвестны вовсе.

Поэтому всякое расставание с государственным активом означает не умаление роли государства как института, а отбор вполне конкретного бизнеса у вполне конкретного человека, либо аффилированного с властью, либо даже формально ее представляющего.
А это, как известно, дело настолько серьезное, что оно зачастую кончается перестрелками.

А если возвратиться к вопросу о Ямале, то привлечение иностранного капитала – очень тонкое дело.
Этот нервный иностранец принюхивается к инвестиционному климату очень и очень долго перед тем как принять решение. Это тем более относится к России с совсем недавними подозрительно пахнущими историями вокруг Штокмана и Сахалина-2.

Что же случилось?
Выход российской экономики на некоторое весьма условное плато (по некоторым позициям всё равно продолжается сползание вниз) поставил вопрос перед Правительством: а что дальше? Как это ни парадоксально, если бы впереди с абсолютной очевидностью намечался новый скачок вниз, то у Правительства были бы развязаны руки для раздачи денег налево и направо приближенным олигархам и госкорпорациям.
Это, кстати, еще и не исключено. Но победные реляции (в основном для самоуспокоения себя и начальства) о том, что «дно достигнуто» или даже пройдено, имеют оборотную сторону.

А куда мы движемся теперь в таком случае?
Вверх, надеясь на новый золотой нефте-газовый дождь? Но даже самый большой поклонник нынешнего экономического режима уже понимает, что этого не будет никогда по многим причинам: и наши месторождения исчерпываются, а на новые – нет инвестиций, да и ресурсы наши всё в меньшей степени нужны миру, который постепенно, но неуклонно переходит на менее затратные по сырью технологии.
И имидж у нас неважный – то Болгарию заставляем замерзать, отключив ей газ, то с мировым изгоем – Ираном – заигрываем.

Так может быть у премьер-министра всё-таки начал проклёвываться «здравый смысл», который ему подсказывает, что действительно только частная инициатива может вытащить Россию из того болота, в которую она угодила?
Но сказав «а», надо говорить и «б». Освободить бизнес, сделать Россию страной привлекательной для иностранных инвестиций можно только обеспечив независимость суда, радикальным образом реформировав государство (вывести его, в частности, из экономики), создав конкурентную и прозрачную среду везде – от проведения заурядного тендера до политической системы.

Хватит просто заявлять о красивых намерениях, в то же время перечеркивая их конкретными делами.
Иностранный бизнес уже не такой наивный, каким он был еще несколько лет назад.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире