Я с содроганием смотрю на то, что сейчас происходит в Беларуси. В этой небольшой, уютной стране уже практически у каждого есть родственник или близкий знакомый, который попал под каток репрессий. Это ощущение всего лишь одного рукопожатия до такой беды было разве что в конце 30-х годов прошлого века в Советском Союзе. Это страшное время сталинщины сейчас осуждено практически всеми общественными слоями России вплоть до Президента Путина, который не так давно открывал памятник жертвам политических репрессий в Москве.

И тут — кто бы знал еще год назад – такой рецидив самого неприкрытого беззакония и по сути массового государственного террора в стране, которая всегда была максимально близка к России не только из-за общей истории, русского языка, но и ментально.

Какова же реакция той части российского общества, которая причисляет себя к его политической и интеллектуальной элите? Она, пожалуй, публично проявилась только в августе-сентябре прошлого года, когда сотни тысяч белорусов выходили на мирные акции протеста и, казалось бы, дни Александра Лукашенко сочтены. В основном лидеры общественного мнения России демонстрировали сочувствие и, запасшись поп-корном, ждали, что будет дальше.
Но протесты были подавлены самым жестоким способом, а потом началась «профилактическая» зачистка, продолжающаяся до сих пор. Буквально на днях пришли за последними оставшимися в Беларуси независимыми СМИ, правозащитниками. Началась серия незаконных приговоров тем, кто сидел в заключении многие месяцы. И эти приговоры поражают своей несправедливостью и жестокостью.

А что же по этому поводу думают лидеры российского общественного мнения? Я не имею в виду тех, кто ходит на пропагандистские вертепы федеральных телеканалов. Там другая повестка – Украина и вообще коллективный Запад, который хочет уничтожить Россию. Но где те, кто имеет собственный взгляд на то, что происходит в Союзном Государстве? Неужели нельзя публично выразить свое к этому отношение?

Я понимаю, что на позицию российского руководства, которое официально признает Лукашенко легитимным президентом Беларуси, это никак не повлияет (хотя, кто его знает?). Меня волнует другое.
Как показывают опросы, среди белорусов постепенно меняется отношение к России. Да, пока большинство считает нашу страну дружественной, но с каждым днем продолжения официальной поддержки Лукашенко и фактического молчания нашего гражданского общества это большинство тает. На смену, особенно среди молодых и средних по возрасту поколений белорусов приходит недоумение и разочарование позицией России.

Еще раз повторю: российская официальная позиция в отношении белорусского кризиса вряд ли быстро изменится, несмотря на все безумные проделки тамошнего режима, в том числе и в адрес нашей страны. Власть, как всегда, опаздывает с принятием стратегических решений, откладывая их на потом и полагаясь, видимо, на традиционный русский «авось». На примере еще не так давно «братской» Украины мы видим, к чему это приводит в отношениях между действительно братскими народами.

Но может быть хотя бы нам — тем, кто неравнодушен к будущему Беларуси, которое, кстати, неразрывно связано и с нашим будущим – что-то делать? Журналисты и блогеры – писать о том, что там происходит на самом деле; эксперты – вступать в диалог со своими белорусскими коллегами (на самом деле есть очень много общих вопросов); гражданские активисты и правозащитники – привлекать всеобщее внимание к тем безобразиям, которые творятся у соседей на наших глазах.

Самое плохое сейчас – отмалчиваться, съев весь поп-корн.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире