gontmaher

Евгений Гонтмахер

13 ноября 2018

F

Самая свежая социология подтверждает, что запрос на радикальные изменения устройства российской жизни есть не только у небольшой группы реформаторов разного толка — от либеральных до левых, но и у все большего числа тех, кто еще недавно был доволен всем.

Само не рассосется: общество готовится к радикальным реформам
фото: Алексей Меринов

Для тех, кто принимает решения в России (а это, по моей оценке, не более одного десятка человек), это, конечно, неприятная новость. Ведь любые реформы, тем более радикальные, несут большие политические риски для тех, кто их инициировал. Из новейшей истории нашей страны вспомним судьбу Михаила Горбачева, Бориса Ельцина с Егором Гайдаром. Но и ничего не делать, считая, что все как-нибудь само рассосется, не менее, а скорее всего, еще более рискованно.

Пока, судя по всему, наиболее вероятен вариант ничегонеделания. И это вполне объяснимо. Дело в том, что эти десять человек, которые управляют страной, — выходцы из позднесоветского времени. Но не из тогдашней номенклатуры, а из того слоя, который располагался чуть ниже ее: средние чины тогдашних силовиков, комсомольский подрост, мечтавший заменить геронтократическую партийную верхушку, кооператоры. Широкие народные массы, как тогда считалось (даже в самих этих массах), никакой роли в судьбе власти не играют. Их задача — ходить на работу по заводскому гудку и исправно голосовать за «блок коммунистов и беспартийных».

И вот наиболее удачливые представители этого слоя сейчас управляют страной. Узнаёте знакомое отношение к народу: исправно работайте за скромную зарплату, платите во все большем размере налоги, голосуйте за «Единую Россию», а об остальном не заботьтесь? Однако, как показывает реальная жизнь, за почти 30 лет существования новой России что-то все-таки в толще широких народных масс изменилось.

Помню еще недавние споры о «телевизоре и холодильнике». Многие считали, что нынешняя государственная пропаганда может компенсировать любой ущерб для уровня жизни людей. И действительно, лозунг «Крымнаш» смог некоторое время это обеспечивать. Но, как оказалось, «холодильник» остался жив, и широкие народные массы, с восторгом приняв в 2014 году приращение российской территории, все равно хотят благосостояния по, страшно сказать, европейскому образцу.

Слишком много людей в нынешней России либо не помнят в силу возраста товарный дефицит в магазинах, либо не хотят к нему возвращаться, вспоминая свои стояния в очередях за куском колбасы и рулоном туалетной бумаги. Кроме того, экономическое процветание 2000-х, целиком построенное на бурно растущих мировых ценах на нефть и газ, принесло действительно впечатляющие социальные итоги. В частности, реальные доходы (в том числе и пенсии) выросли более чем в два раза. Народу стало казаться, что такие сдвиги к лучшему — навсегда. Мы помним тогдашний потребительский бум, резкий рост числа кредитов, взятых физлицами в банках, увеличение рождаемости. И в политическом смысле все было отлично — стабильность, стабильность и еще раз стабильность…

Потом наступило десятилетие, потерянное как с точки зрения экономики, так и уровня жизни. Показатели начали колебаться вокруг нуля, демонстрируя даже небольшой спад. Так, за последние годы средняя российская семья потеряла примерно 15% своих доходов. Конечно, по сравнению с колоссальным ростом 2000-х это малозаметно. Тем более госпропаганда всячески создает иллюзию, что как только кто-то там, наверху, махнет волшебной палочкой — снова начнется движение вверх. И люди в это в своей массе до недавних пор верили.

Но в последние месяцы, сразу после президентских выборов, что-то в этих настроениях надломилось. Свою роль, наверное, сыграли и пенсионная реформа, и грядущее повышение НДС, и ничем не оправданный (с точки зрения рядового автовладельца) рост цен на бензин, и просто накопленная усталость от напрасного ожидания лучших времен. Как говорили классики, «количество перешло в качество».

Люди перешли на весьма экономный стиль потребления (даже если у них более-менее приличные доходы), стали активно перекредитовываться в банках, откуда, кстати, начали снимать наличность, перепрятывая ее на всякий случай в надежных местах. Даже рождаемость, еще недавно столь радовавшая нас, резко пошла на убыль. Большинство в широких народных массах вдруг поняло, что нынешние смутные в социальном плане времена — всерьез и надолго. А смириться с этим, затянув ремни и переодевшись в ватники и кирзу, как оказалось, мало кому хочется.

В этих условиях у правящей «десятки», если следовать логике и здравому смыслу, нет выбора: только инициированные сверху реформы. Их набор и последовательность совершенно очевидны уже давно:

реформа государственного управления, включая суд и правоохранительные органы;

децентрализация власти и переход к реальной, а не притворной (в стиле недавних выборов в Приморском крае) политической конкуренции;

последовательное сокращение доли государства в экономике, сопровождаемое столь же последовательным повышением доли среднего и малого бизнеса, используя при этом простые и понятные решения — например, резкое снижение, а может быть, и вовсе отмену налогов, которые он сейчас платит;

Этот пакет мог бы стать программой-минимум на период до 2024 году, когда стране предстоят (я надеюсь) очередные президентские выборы. А до этого можно было бы создать условия для выхода в новую политическую реальность через череду региональных и местных выборов следующего года, а потом и через выборы в Думу в 2021 году.

А вот в 2024 году могла бы произойти мирная, эволюционная и окончательная трансформация всех общественных институтов в новое качество, соответствующее вызовам XXI века. Очевидно, что тогда и правящая ныне «десятка» могла бы надеяться на цивилизованный уход на «заслуженный отдых», учитывая ее заслуги в переводе страны из состояния деградации на путь развития.

Пока в такой вариант верится с трудом. Может быть, нарастающие экономические трудности и все более массовый отказ людей продолжать оставаться серой и податливой массой в руках власти, наконец, заставит лиц, принимающих решения, понять, что прятать голову в песок просто опасно и для них, и страны.

Что может случиться, если события будут идти по накатанной колее инерции, застоя, а значит — деградации? Рано или поздно (ведь мировая история учит, что ни одна конфигурация власти не бывает вечной) придет пора перемен. Если они не будут подготовлены и запущены, как это описано выше, то Россию ждет очередная внесистемная встряска, когда власть будет валяться на улице. Это похоже на то, что мы пережили в феврале 1917 года, а потом в конце 1991 года. Ее поднимут случайные люди, которые скажут народу то, чего он давно ждет: и про справедливость, и про равенство всех перед законом, и про свое бескорыстие. Вот только справятся ли они с потоком событий в стране, которая накопила огромный запас эмоционального негатива? Желание выплеснуть его совпадет с полной безнаказанностью этого. Мы можем увидеть массовое бытовое насилие, распад даже самых элементарных общественных институтов. В общем, очередное Смутное время с самыми жесткими последствиями для существования России как государства.

И все-таки я надеюсь, что эта антиутопия не реализуется. Инстинкт самосохранения и здравый смысл не один раз в мировой истории помогал правящей элите вовремя остановиться. Так происходило, например, во многих странах Латинской Америки, в послевоенной Франции, в Италии начала 1990-х годов. Чем мы хуже?



Оригинал
В России зафиксирован «беспрецедентный рост зарплат», заявил министр труда и социальной защиты Максим Топилин. Но одновременно статистика показывает ускорение падения реальных доходов населения. Этот удивительный для многих парадокс объясняет профессор Высшей школы экономики и член Экспертной группы «Европейский диалог» Евгений Гонтмахер.   

Официальная статистика показывает рост реальной зарплаты на 8,4% за январь—сентябрь этого года по сравнению с таким же периодом прошлого года. При этом реальные располагаемые доходы снижаются — в сентябре они ушли в минус на на 1,5%. За последние четыре года реальные доходы населения суммарно снизились на 11%.

В чем причины такого парадокса? Дело в том, что доходы населения складываются из нескольких источников. По итогам 2017 года вес этих источников был следующим (в % от общей суммы):

1) оплата труда, включая скрытую заработную плату — 65,1;
2) социальные выплаты — 19,7;
3) доходы от предпринимательской деятельности — 7,6;
4) доходы от собственности — 5,6;
5) другие доходы — 2,0.

Официальные данные по зарплате фиксируют только «белый» сектор экономики. Там рост действительно есть (о его причинах мы еще подробно поговорим). Но, согласно оценкам того же Росстата, не менее четверти трудовых доходов люди получают «в тени», не платя с этого никаких налогов. А там, равно как в сфере предпринимательских доходов (особенно малого и среднего бизнеса), ренты, получаемой от сдачи в аренду жилья, ситуация, судя по всему, противоположная. Вместо роста там отмечается стагнация, а то и снижение. А если говорить об основной социальной выплате — пенсии, то и там никакого роста нет.
Разберем ситуацию подробнее.

1. Рост физического объема ВВП страны не достигает и 2%, имея тенденцию к замедлению. 

Отсюда возникает закономерный вопрос: а почему средняя зарплата, даже очищенная от инфляции, растет значительно быстрее? Ответы:

— в прошлом году и особенно в начале этого года произошла накачка деньгами бюджетной сферы (образование, здравоохранение, наука) для выполнения предвыборного отчета по реализации «майских указов» президента. Очевидно, что к экономической динамике это никакого отношения не имеет;

— идет освоение крупных средств, выделяемых в виде госзаказа военно-промышленному комплексу на реализацию программ по разработке новых видов вооружений и их массовое производство. В значительной степени эти деньги не дают прироста добавленной стоимости (а значит, и ВВП) из-за коррупции и просто вопиющей неэффективности;

— в экспортных отраслях российской экономики сейчас происходит оживление: цены на нефть значительно выросли, как и ее продажи, а также экспорт природного газа в Европу. Это приносит и российской казне, и соответствующим компаниям внушительные дополнительные доходы: отсюда и внушительный профицит федерального бюджета и быстро пухнущий Фонд национального благосостояния. Однако этот экспортный бум, во-первых, достаточен только для того, чтобы динамика ВВП не ушла в минусовую зону, а во-вторых, может быстро закончиться из-за изменений конъюнктуры на мировых рынках. Ни о какой диверсификации экономики, о которой мечтает уже не первое поколение людей, пекущихся о долгосрочном российском благополучии, речи не идет.  

2. Важный момент: уже не первый год идет постоянное перетекание рабочей силы из сферы легальной занятости, когда за труд взимаются все положенные платежи и налоги, в теневую зону.

Как известно, численность работников, за которых уплачиваются обязательные взносы в социальные внебюджетные фонды (пенсионный, социального страхования и обязательного медицинского страхования), чуть более 50 миллионов. При этом уже более 22 миллионов занятых этого не делают. Более того, распространена практика, когда часть зарплаты (обычно в размере МРОТ или около того) люди получают легально, а все остальное – наличными в «конвертах». Это касается прежде всего малого и среднего бизнеса. В такого рода схемах участвуют еще по крайней мере несколько миллионов человек.

В этой все более расширяющейся теневой зоне как раз с ростом оплаты труда все не так хорошо, как это показывает официальная статистика по наблюдаемым ею секторам. Косвенно это доказывает официальная же динамика реальных доходов населения.

На долю скрытой зарплаты приходится, как отмечалось, не менее четверти всех трудовых доходов. Где эти деньги образуются? Это, прежде всего, балансирующий на грани рентабельности малый и средний бизнес, который зачастую обложен коррупционной данью и в первую очередь страдает от снижения покупательского спроса населения. Ведь реальные доходы населения, после некоторого роста в начале текущего года благодаря упомянутым выше «майским указам», летом снова законсервировались. Это выражается и в слабой динамике по официально фиксируемым доходам от предпринимательской деятельности и прочим видам доходов (например, от сдачи в аренду жилья).

Любопытны и безрадостны цифры по основной социальной выплате — пенсии. В январе 2018 года ее размер по сравнению с январем 2017 года, если считать тогдашнюю единовременную пятитысячную выплату, которая не вошли в основное тело пенсии, снизился на четверть.

3. Стоит посмотреть не только на различия по секторам экономики, но и по территориям.

На фоне общероссийской средней зарплаты явно выделяются (с увеличением в 1,5-2 раза) такие регионы, как Москва и Санкт-Петербург, Ненецкий, Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа. Зато в 33 субъектах федерации зарплата в августе этого года была меньше 30 тыс. рублей. Тех, кто занимается у нас принятием решений, этот факт должен бы сильно напрягать. Но нет! Казенный оптимизм, желание угодить первому лицу берет верх, в то время как основную массу людей такие заявления о «беспрецедентном» росте только еще больше злят и никак не убеждают в том, что все трудности позади, а впереди нас ждет процветание.

4. Что будет дальше с этим «беспрецедентным» ростом? На этот вопрос довольно легко ответить: «он утонет».

Все макроэкономические прогнозы, даже официальные, говорят о том, что в ближайшие годы (вплоть до конца очередного путинского президентства) рост ВВП в лучшем случае будет колебаться между 1% и 2%. Это значит, что по большому счету не будет и увеличения доходов бюджета. А если нам все-таки предстоит период новой гонки вооружений, который предрекают эксперты в связи с выходом США из основных договоров об ограничении числа ракет, боезарядов и т.п.? Тогда из скромного и никак не увеличивающегося пирога придется все меньше отдавать на социалку, в том числе и на зарплату тех, кто там работает. А это, как отмечалось в п. 1, один из важнейших факторов, обеспечивающих «беспрецедентный» рост оплаты труда.

Кроме того, никто не знает, что будет с ценами на нефть и другое сырье, которое мы экспортируем. Они могут сильно падать. Любопытно недавнее заявление наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда ибн Салмана в интервью Bloomberg — о том, что к 2030 году ряд нефтедобывающих стран, в том числе и Россия, существенно сократят свою добычу и уйдут с рынка. Не исключен и вариант введения запрета на их торговлю на мировых рынках, как это было в случае с Ираном. Тогда, естественно, пострадают зарплаты в ныне относительно процветающих экспортных отраслях.

5. Именно поэтому сейчас происходит накопление государственных финансовых резервов всеми возможными способами.

Тут и искусственно поддерживаемый и уже чрезмерный профицит федерального бюджета, и пухнущий от денег Фонд национального благосостояния, и ничем  экономически не обоснованное повышение НДС, а также грядущее введение налога на самозанятых и повышение акцизов на бензин. Власть явно готовится к жизни в осажденной крепости, где «начальники» будут лакомиться, как в блокадном Ленинграде, ромовыми бабами, а все остальные сядут на скудные пайки. К этому приложится ограничение интернета, введение ограничений по выезду за границу, «дедолларизация» в самых ее грабительских формах. А вишенкой на этом горьком торте станет тотальный контроль за умонастроениями и частной жизнью с использованием цифровых технологий (см. опыт Китая). 

Это, конечно, не стопроцентно вероятный сценарий, но шанс на его реализацию быстро повышается. И он никак не предполагает не только «беспрецедентный», но и любой рост зарплат. Боюсь, что и Министерство труда распустят за ненадобностью. Его функции перейдут к МВД. 

6. И все-таки будем надеяться, что описанная только что антиутопия не состоится.

Как показывают свежие замеры социологов, российское общество все-таки живо и не даст возможности загнать себя в КНДР-light.



Оригинал
Валдайский клуб приурочил к Восточному экономическому форуму этого года свой очередной доклад о повороте России на Восток. Его основные мысли в интервью журналу «Огонек» представил известный политолог Сергей Караганов

Давайте попробуем разобраться в том, что означает заявленный валдайцами «поворот на Восток».

1. «Весь мир повернул — центр хозяйственной жизни всей планеты ощутимо смещается в Восточную Азию», — заявляет Сергей Караганов.

В этот регион, как принято считать, входят следующие страны: Китай, обе Кореи, Япония и Тайвань. Какие темпы роста ВВП здесь фиксируются? Про КНДР я умолчу по понятным причинам. Китай показывает в последние годы около 7% и масштабы экономики этой страны сейчас вторые после США. А вот Тайвань развивается с темпами чуть более 3% в год, Южная Корея — менее 3%, а Япония — 1%.

Для сравнения: в таких крупных странах, которые выходят к Тихому океану, как США, этот показатель — около 3%, Канада и Мексика — 2%, Чили и Индонезия — более 5%, Австралия — более 3%. Поэтому если подойти объективно, то полюс мировой экономики сдвигается скорее в Азиатско-Тихоокеанский регион. Это подтвердили практически завершенные переговоры о создании так называемого Транстихоокеанского партнерства, куда, кстати, не вошел Китай. Да, Дональд Трамп приостановил участие США в этом соглашении, но с высокой долей вероятности можно предположить, что следующий президент Соединенных Штатов не будет занимать столь допотопную изоляционистскую позицию и Trans Pacific Partnership рано или поздно станет реальностью.

Очевидно, что приведенное выше утверждение Сергея Караганова строится только на развитии Китая, подменяя ситуацию во всей Восточной Азии и тем более в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

2. «…на российском Дальнем Востоке темпы экономического роста в два раза превышают среднероссийские…», — говорит Сергей Караганов. Однако если обратиться к официальной российской статистике, то картина несколько другая. За 2010–2016 годы валовой региональный продукт (валовая добавленная стоимость в текущих основных ценах) в расчете на душу населения в Дальневосточном федеральном округе вырос в 1,81 раза. В среднем по России, согласно данным Росстата, этот показатель увеличился в 1,79 раза. Поэтому неслучайно, что на недавно состоявшемся заседании Президиума Госсовета во Владивостоке президент Путин подчеркнул: «Не только отдельные территории, но весь Дальний Восток должен выходить на опережающие темпы роста и в экономике, и в социальной сфере, и в демографическом развитии».

А Сергей Караганов говорит об опережающем развитии Дальнего Востока как о свершившемся факте. 3. «…«западник» сегодня — это человек прошлого, а тот, кто устремлен в будущее, обязан интересоваться Востоком», — полагает Караганов. Что касается интереса к Востоку, то тут трудно поспорить, но вот по поводу «западничества» хотелось бы напомнить статью 2 Договора о Европейском Союзе от 1992 года: «Союз основан на ценностях уважения человеческого достоинства, свободы, демократии, равенства, правового государства и соблюдения прав человека, включая права лиц, принадлежащих к меньшинствам. Эти ценности являются общими для государств-членов в рамках общества, характеризующегося плюрализмом, недискриминацией, терпимостью, справедливостью, солидарностью и равенством женщин и мужчин».

Неужели Сергей Александрович считает, что эти ценности — цивилизационное прошлое? Тем более что сам он же далее говорит: «На Востоке не страдают политическим и культурным миссионерством. Западный прагматизм давно стал клише, но в реальности такой подход больше свойственен сегодня Востоку». Прочитав такие слова, я бы на месте жителей таких демократических восточноазиатских стран как Япония, Южная Корея и Тайвань сильно обиделся. Общественные институты в этих странах строятся ровно на тех же ценностях, которые заявлены при образовании Евросоюза. И, кстати, санкции в отношении России (пусть и относительно мягкие) держит Япония, несмотря на заявленный в интервью Караганова «восточный прагматизм».

4. И, наконец, изюминка от Сергея Караганова: «…мы исторически привержены авторитарной системе управления, а не либеральной демократии. Если бы не были авторитарными и централизованными, не было бы нас в сегодняшних границах».

В этом утверждении можно сомневаться хотя бы потому, что такие ведущие государства Восточной Азии как Япония, Южная Корея и Тайвань — никак не авторитарные страны. Там налицо все работающие демократические институты, которые не ставит под сомнение ни одна из сколько-нибудь серьезных тамошних политических сил. Как всегда, особняком стоит Китай, но об этом ниже.

Наша предрасположенность к авторитарности, по мнению Сергея Караганова, исторически и генетически вытекает из того, что «Россия — такая же наследница империи Чингисхана, как и Китай». Интересно, что скажут на это сегодняшние монголы, которые во все большем масштабе строят свою жизнь на принципах либеральной демократии?

Что касается территориальной целостности страны, то именно авторитарное, сверхцентрализованное управление СССР и привело к его распаду, в ходе которого Российская империя образца 1913 года, фактически сохранившаяся к 1991 году, потеряла 13 своих владений — надеюсь навсегда.

5. А теперь про Китай. Караганов утверждает, что центром нарождающейся «большой Евразии» будет эта страна. И нам, очевидно, надо к этому приспосабливаться. Но неужели Евросоюз, несмотря на имеющиеся острые внутренние проблемы (миграция, популизм и прочее), тоже согласится с гегемонией Китая? Думаю, что он скорее примкнет к придуманной Сергеем Александровичем «большой Америке», которая по его же предположению будет конкурировать с «большой Евразией».

Но, может быть, в китайскую зону влияния войдут Индия (между прочим, крупнейшая демократия мира), Пакистан, Иран, Саудовская Аравия и государства Персидского залива? Тогда, в этой солидной компании, мы сможет лавировать и не попасть в полное подчинение нашему великому восточному соседу? Однако, судя по нынешним тенденциям, войти в «большую Евразию» по-китайски никто, кроме, как оказывается, России не собирается. Что это значит для нас, если мечта Сергея Караганова осуществится? Плохо скрываемое преклонение перед нынешним Китаем может закончиться для России потерей ее суверенитета, к которому, как утверждает Караганов, мы сегодня «столь яростно» стремимся. Читайте «День опричника» Владимира Сорокина, в которой авторитарная Россия является вассалом Китая.

Мне как-то не очень хочется иметь такую перспективу, тем более что хоронить европейскую цивилизацию рановато. Вспомним предсказания Освальда Шпенглера, который ровно 100 лет назад написал книгу о «закате Европы». Потом были тяжелейшие заболевания из-за бурно размножившегося вируса тоталитаризма и авторитаризма в Германии, Италии, Испании, Польше и многих других европейских странах, с которым удалось справиться. Нынешние проблемы Европы куда менее остры и устоявшиеся институты либеральной демократии не безболезненно, но решат.

А вот что будет с Китаем как оплотом авторитаризма, столь любимого Сергеем Александровичем, через 10–15 лет? Не увидим ли мы появление еще одной либеральной демократии, как это произошло в Японии и Южной Корее?

Поэтому давайте не пороть горячку, восторгаясь нарастающей мощью Китая, а возвращаться в «большую Европу», которая включает в себя уже не только Евросоюз, но и Северную Америку, Японию, Южную Корею, Тайвань, многие страны Латинской Америки, Израиль, Австралию, Новую Зеландию и даже Индию — в пространство, где реализуются ценности свободы и человеческого достоинства.

Оригинал

Оригинал — theins.ru

Пенсионные страдания, которые перешли в открытую форму в июне, когда Дмитрий Медведев объявил о повышении пенсионного возраста, с самого своего начала предопределялись политической борьбой.

Начнем с того, что Пенсионный фонд России появился на свет в декабре 1990 года постановлением Верховного Совета РСФСР, который в то время возглавлялся Борисом Ельциным. К тому моменту уже четыре месяца функционировал Пенсионный фонд СССР. Понятно, что такое действие российского руководства было очевидным следствием его противостояния с союзным центром.

Следующая точка – октябрь 1993 года. Как только был разогнан мятежный Верховный Совет, Пенсионный фонд перешел в ведение правительства. И тут же начались попытки его ликвидации. Финансово-экономическому блоку не нравилась самостоятельность этой структуры, которая, пусть и формально, но управлялась на трехсторонней основе: государство-профсоюзы-работодатели. Да и денежки ох как были нужны пребывающему в постоянном дефиците федеральному бюджету. Тогда изобрели специальный термин – «бюджет расширенного правительства», который подразумевал совокупность денег центра, регионов, муниципалитетов и внебюджетных фондов, из которых Пенсионный был самый большой.

Затем, хочу напомнить, были неоднократные попытки заменить страховые взносы «единым социальным налогом» (ЕСН), что и удалось сделать, правда на короткое время: уж больно топорным было это решение. Ведь обязательный страховой взнос – это отложенная зарплата человека, которая должна (в теории) ему вернуться при наступлении страхового случая – в данном случае это достижение пенсионного возраста. Между делом, ликвидировали небольшой, но важный внебюджетный социальный фонд – занятости. С той поры у нас пособия по безработице не являются выплатой при наступлении страхового случая – потери работы, а выплачиваются из федерального бюджета как вспомоществование, размеры которого ежегодно устанавливает правительство, исходя из своих никому не ведомых соображений.

Но все-таки формально схарчить Пенсионный фонд правительству не удалось. Ведь тогда наша пенсионная система окончательно вернулась бы в советское состояние, когда правительство платило старикам столько, сколько хотело. Мы помним знаменитые 120 рублей в месяц (с надбавкой за сверхнормативный трудовой стаж – 132 рубля), выше которых получали разве что «персональные» пенсионеры, т.е. тогдашняя номенклатура. И все же за последние годы было многое сделано, чтобы лишить Пенсионный фонд хоть какой-то самостоятельности и сделать придатком к федеральному бюджету.

Помнит ли кто-то, что в 2002 году, когда начиналась тогдашняя пенсионная реформа, Пенсионный фонд не просто самофинансировался, но и накопил резервы – чуть ли не 200 миллиардов рублей? Однако потом правительство разом снизило пенсионный взнос на 8 процентных пунктов, надеясь, видимо, на то, что бизнес дружно выйдет из тени и быстро компенсирует выпадающие доходы. Но не получилось. Зато появилась дыра в бюджете Пенсионного фонда, которая затыкается деньгами федерального бюджета. Естественно, что Минфин стоял и стоит в первых рядах энтузиастов поэкономить на пенсионных расходах.

А потом ввели верхнее ограничение заработка, с которого берутся пенсионные взносы (на этот год он установлен в размере чуть более 1 миллиона рублей в год). Вполне понятно, что база для страховых взносов тут же уменьшилась, а обязательства по выплатам нынешним пенсионерам остались все теми же. Дыра в Пенсионном фонде еще более выросла.

Кстати, в свое время финансирование т.н. «базовой» части пенсии (равной минимуму) закрепили за федеральным бюджетом. Но потом, в результате очередных переделок, эту часть пенсии (теперь это называется «фиксированная выплата») аккуратно навесили на Пенсионный фонд.

Результат всех этих игр вокруг Пенсионного фонда – нарастающий и достигший уже триллионных размеров его дефицит, который стал просто красной тряпкой для Минфина. Но если до 2014 года были робкие надежды на быстрый экономический рост, который увеличивает зарплаты, а значит и опережающий по сравнению с обязательствами приток пенсионных платежей, то вот уже несколько лет народное хозяйство в кризисе. Причем, судя по заявлениям, например, Эльвиры Набиуллиной, и прогнозам Минэкономики, в ближайшие годы ничего не изменится. А это значит, что Пенсионный фонд будет вытягивать из федерального бюджета еще больше денег.

В 2014 года решили попробовать заткнуть пенсионную дыру фактической ликвидацией (т.н. «заморозкой») обязательного накопительного элемента. 6% от заработной платы людей 1967 года рождения и моложе, которые раньше шли на их персональные счета, перенаправили на текущие выплаты пенсионерам. То есть, говоря по-простому, резервы нашли за счет ухудшения пенсионного будущего тех, кто уйдет на заслуженный отдых через 15-20 и более лет. Понятно, что авторы этого решения так далеко не заглядывают (вспоминается известная пословица про ишака и падишаха). Но очень быстро оказалось, что этот «маневр» ситуацию принципиально не меняет.

И вот тут на первый план вышло предложение повысить пенсионный возраст. Логика понятна: уменьшаем численность пенсионеров, а значит и экономим деньги все того же федерального бюджета, которые ждут не дождутся, когда их отправят на оборонные цели, укрепление безопасности и на очередные мегастройки, которые не имеют никакого экономического смысла без радикального изменения институтов, определяющих жизнь страны. Если эти изменения не произвести, то эти деньги будут, во-первых, в значительной части разворованы, а, во-вторых, омертвлены в ненужных и ничего не дающих стране объектах, как это мы уже переживали в брежневское время, например, с БАМом или чудовищным по размерам военно-промышленным комплексом.

Но почему именно сейчас, в июне 2018 года решение о повышении пенсионного возраста превратилось в проект закона, предложенный Думе правительством?

Совпало несколько факторов:

1.Антон Силуанов – последовательный сторонник этой идеи – стал единственным первым вице-премьером.
2.Очень хорошие результаты президентских выборов, в том числе в крупных городах.
3.Тефлоновая реакция населения на прямой отъем его денег через введение обязательных платежей на капремонт жилья, повышение налога на недвижимость, отмену индексации пенсий работающим пенсионерам, резкий рост цен на бензин и т.п.

Должен сказать, что это сейчас все опросы дружно дают чуть ли не 90-процентную негативную реакцию на повышение пенсионного возраста. Но ведь еще недавно были и другие исследования, в которых утверждалось, что большая часть россиян, особенно молодых и среднего возраста, поддержат эту «реформу».

Поэтому, уверен, правительство вместе с Владимиром Путиным рассчитывало на безболезненный блиц-криг. Тем более, что сразу же была обещана сверхплановая индексация пенсий (ставшая уже знаменитой 1000 рублей, на которую средняя пенсия будет увеличиваться ежегодно вплоть до 2024 года). Кстати, эта примочка полностью противоречит первоначальной идее о снижении пенсионной нагрузки на федеральной бюджет, так как вся гипотетическая экономия от повышения пенсионного возраста уйдет на обеспечение этой 1000 рублей. Этот маневр, видимо, был предложен в последний момент, когда в чью-то начальственную голову все-таки закралось сомнение в безболезненности предстоящей хирургической операции.

Поэтому, еще не начавшись, нынешняя пенсионная «реформа» стала по своему типажу напоминать монетизацию льгот, когда первоначально выделенная на нее сумма расходов федерального бюджета была срочно увеличена в несколько раз, проведена внеплановая индексация пенсий и т.д.

Давно вынашиваемая финансово-экономическим блоком правительства акция по повышению пенсионного возраста тем самым изначально потеряла свой фискальный смысл, что и было истинной ее целью. Но механизм принятия решений в нашей стране настолько заточен персонально под Владимира Путина, что, получив его отмашку на начало «реформы», правительство, видимо, постеснялось доложить начальнику о быстро изменившихся обстоятельствах. И всё понеслось…

Тут же на первый план вышли опросы с массовым и резко негативным отношением к повышению пенсионного возраста, упали рейтинги и правительства, и даже самого Путина, люди даже вышли на немногочисленные, но частые уличные акции.

В самый острый момент, накануне, кстати, выборов 9 сентября, исчезает из публичного поля Дмитрий Медведев. Антон Силуанов и Татьяна Голикова пытаются минимизировать свои выходы на публику, не явившись, например, на широко разрекламированные слушания в Думе 21 августа. Вот и пришлось Владимиру Владимировичу выступить в несвойственной для себя манере человека, ложащегося грудью на амбразуру. Думаю, что сделал он это, мягко говоря, без большого удовольствия и мы еще увидим политические последствия этого вынужденного выхода к народу.

А что будет с пенсионной «реформой»? Формально путь ясен: дискуссия закончена, поправки ко второму чтению предопределены. А там, как на конвейере, законопроект проскочит третье чтение, Совет Федерации и будет подписан президентом. Вот только от мечты Минфина избавиться от пенсионного бремени ничего не осталось. Более того, Силуанов и Голикова уже заявили о дополнительных расходах в связи с президентскими поправками.

Так ради чего всё это делалось? В сухом остатке: испорченное настроение десятков миллионов людей, их еще более укрепившееся недоверие к государству. И с этим мы собираемся прорываться в XXI век, как нам предложил Владимир Путин в своем послании 1 марта 2018 года?

Оригинал

С большим интересом наблюдаю за дискуссией, развернувшейся вокруг предположения Вячеслава Володина о том, что он не исключает отмену в России «государственных пенсий».

Председатель Государственной Думы, которая под его руководством принимает важнейший закон о повышении пенсионного возраста, вызывающим массовое общественное недовольство, должен был бы после такого своего выступления перед подведомственным ему народом разъяснить то, что он сказал:

 — «оговорка» в стиле Трампа

или

 — речь идёт о пенсиях госслужащим (но это финансово не такие большие деньги, которые могли бы закрыть «дыру в Пенсионном фонде)

или

 — речь идёт о пенсиях людям в погонах, которые финансируются не из Пенсионного Фонда, а напрямую из федерального бюджета

или

 — речь идёт об отмене нынешней пенсионной системы, которая, несмотря на то, что она формально является страховой (то есть многосторонней, а чисто государственной, как это происходит в случае с военнослужащими), но фактически полностью огосударствлена.

Но Вячеслав Викторович почему-то молчит, не спешит рассказать, что на самом деле он хотел сказать жителям Саратова.

Это наводит на мысль о том, что он, видимо, сам до конца не разобрался с сущностью российской пенсионной системы. Опасаюсь, что это касается не только спикера, но и очень многих депутатов от «Единой России», голосами которых проталкивается этот заведомо негодный законопроект.

Хочу на всякий случай напомнить, что я поддерживал и продолжаю поддерживать необходимость изменения пенсионного возраста. Но это должна быть целая программа изменений (см., например, недавнюю статью в РБК).

А пока, как показывает обсуждаемая ситуация, профессионализма в ней явно не хватает. Так может быть не нужно так торопиться, проламывая никому невыгодное предложение, а приступить к по-настоящему профессиональному обсуждению, которое не должно быть сведено к запоздавшим парламентским слушаниям, а занять, возможно, не один год.

И только потом нашим дорогим депутатам надо предлагать реально социально и финансово эффективное решение, которое они, после дискуссии, и должны принимать в ПЕРВОМ чтении.

Оригинал — РБК

Чтобы не ломать жизненные планы будущих пенсионеров, начать повышение пенсионного возраста стоило бы с 2025 года, а за это время спокойно решить накопившиеся проблемы пенсионной системы

То, что развитию России препятствуют многочисленные угрозы, давно известно. В их числе, в частности, и наша демографическая ситуация. Вслед за мировым «золотым миллиардом» мы неуклонно стареем: идет рост продолжительности жизни (что, конечно, хорошо), но при этом так и не удается добиться устойчивого повышения рождаемости. Несмотря на все усилия последних лет (введение материнского капитала, новые пособия), суммарный коэффициент рождаемости (среднее число рождений у одной женщины за всю ее жизнь) повысился только до 1,777 в 2015 году, а потом снизился до 1,621 в 2017 году. Тем самым мы обречены на естественную убыль населения, которая до недавних пор с лихвой компенсировалась миграционным потоком в Россию. Но и он, судя по самым свежим данным, начал иссякать.

Очевидно, что людей, которые нуждаются в пенсионном обеспечении, становится все больше, а работников, из оплаты труда которых делаются взносы в пенсионную систему, все меньше. И это долгосрочная тенденция: численность рабочей силы в России при среднем варианте демографического прогноза до 2030 года сократится на 7 млн человек. Если в 2017 году на 1000 человек трудоспособного возраста приходилось 764 нетрудоспособных (а это, прежде всего, пенсионеры и дети), то к 2030 году их число по среднему варианту прогноза вырастет до 846.

Угрозы очевидны: либо снижение пенсий, что социально неприемлемо, либо повышение налогов, что убьет экономику. Поэтому уже давно родилась идея повышения пенсионного возраста.

Вопрос времени

Если правительство собралось эту идею реализовать, то хорошо бы выполнить ряд условий, тем более что все социологические исследования показывают: более 80% россиян против повышения пенсионного возраста.

Прежде всего важно дать попавшим под повышение когортам работающих (а это десятки миллионов людей) иметь время и возможности для новой пенсионной реальности. Все-таки уйти на заслуженный отдых на восемь лет (женщины) и пять лет (мужчины) позже, причем уже в ближайшие годы, — это стресс. И дело не только в недополученных деньгах, а во внезапной ломке жизненных планов. Например, далеко не все россияне продолжают работать после выхода на пенсию, у многих накопились проблемы со здоровьем. Поэтому социально оправданным было бы запустить процесс повышения пенсионного возраста не с 1 января 2019 года, а с 1 января 2025 года. У людей было бы шесть лет для того, чтобы перестроить свои планы.

Почему я предлагаю такое решение? За эти годы можно будет переучиться, получить новую специальность, чтобы получать достойную зарплату вплоть до выхода на пенсию. Кроме того, именно в течение этих шести лет можно перестроить и свой образ жизни, отказавшись от известных вредных привычек и занявшись своей физической формой.

Средства перехода

Конечно, возникает закономерный вопрос о финансовых ресурсах, для того чтобы обеспечить переходный период. Тем более что в правительстве говорят, что запускать реформу с 2019 года заставляют именно бюджетные ограничения.

Во-первых, сошлемся на последний майский указ президента, в котором поставлена задача обеспечить экономический рост выше общемирового уровня — не менее 4–5% в год. Если эта цель к 2024 году будет достигнута, то мы получим дополнительные поступления в бюджет от налогов и в Пенсионный фонд от страховых взносов. Кроме того, понятно, что такие позитивные изменения произойдут благодаря структурной перестройке экономики. А значит, появятся новые рабочие места с высокой производительностью труда и, соответственно, высокой зарплатой. Обещаны и значимые улучшения в здравоохранении, создание системы непрерывного образования. Ну и, наконец, немаловажно то, что к 2024 году обещано увеличить ожидаемую продолжительность жизни почти на шесть лет по сравнению с уже достигнутым уровнем.

Во-вторых, все описанные выше достижения должны привести к выводу из тени значительной части нынешней теневой экономики. Ее объем, по оценкам, достигает 25–30% ВВП. А это серьезные дополнительные поступления и в бюджет, и в Пенсионный фонд.

В-третьих, президент предписал к 2024 году вдвое снизить уровень бедности, которая у нас, как известно, распространена среди семей с работающими родителями. Мизерные зарплаты плюс несовершеннолетние дети создают наибольшие риск попасть в число малообеспеченных. Если эти риски будут, как обещано, значительно снижены, то и повышение пенсионного возраста не потребует затрат на компенсацию возникающего при этом дефицита доходов в значительном числе семей.

В-четвертых, в Фонде национального благосостояния, который, как известно, был создан для поддержания стабильности именно пенсионной системы, в данный момент накопилось почти 4 трлн руб. Действующее «бюджетное правило», построенное на цене на нефть $40 за баррель, при нынешних более чем $70 обеспечивает фонду постоянный приток средств. Кроме того, федеральный бюджет уверенно идет к профициту по итогам этого года. Я уже даже не упоминаю о небольшой долговой нагрузке на наше государство, что позволяет, на крайний случай, обратиться за кредитами.

Методы лечения

Что можно было бы спокойно, через профессиональные обсуждения, сделать с глубоко больной российской пенсионной системой за эти шесть лет переходного периода?

Во-первых, решить наконец проблему досрочных пенсий. Это касается прежде всего тех, кто работает во вредных условиях труда и на Крайнем Севере. Сейчас Пенсионный фонд выплачивает им пенсию, в том числе и за льготные годы. Может быть, пора создать на базе нынешних негосударственных пенсионных фондов обязательную корпоративную страховую систему, которая взяла бы на себя эти выплаты? Взносы могли бы взять на себя предприниматели, имеющие такого рода рабочие места, вместе с самими работниками. Ведь если будет обеспечен стабильный рост оплаты труда, допустим, на 3–4% в год, то 1% от нее можно было бы отчислять и самолично на собственную старость.

Во-вторых, нужно начать обсуждение эффективности пенсионного обеспечения людей «в погонах». Сейчас это деньги не Пенсионного фонда, а напрямую федерального бюджета. Основные критерии при выходе на заслуженный отдых — выслуга лет и денежное довольствие по последней должности. Не подвергая их сомнению (это общемировая практика) нужно, видимо, заново обосновать параметры стажа, более тщательно их детализировать по различными группам служивых людей. Ровно то же самое относится и к пенсионному обеспечению госслужащих, которое обеспечивает Пенсионный фонд. Целью этого пересмотра должна стать не примитивная экономия бюджетных средств, а более точное покрытие рисков, которые связаны с несением военной и гражданской службы.

В-третьих, нужно стремиться к возвращению российской пенсионной системе страхового характера. Сейчас мы наблюдаем многочисленные признаки, не позволяющие считать ее страховой:

— балльный подход к исчислению пенсионных прав означает, что правительство своими решениями может фактически произвольно менять размер будущей пенсии;

— существование верхнего размера заработка, с которого берутся взносы в Пенсионный фонд, обесценивает связь между заработком и будущей пенсией, особенно для людей с высокими зарплатами;

— индексация пенсий может быть в любой момент прекращена, как это произошло в отношении работающих пенсионеров, или заменена произвольными, никак не связанными с ростом стоимости жизни выплатами (вспомним единовременные 5 тыс. руб. в 2017 году);

— обязательный накопительный элемент, введенный после длительного обсуждения в 2002 году, четыре года назад был тихо ликвидирован под видом «заморозки», что означает изменение правил игры задним числом. А это наихудшее, что может делать государство, надеющееся хоть на доверие к себе со стороны общества;

— средства, поступающие в Пенсионный фонд из зарплат конкретных людей, становятся там федеральной собственностью, то есть национализируются.

Ложный компромисс

К сожалению, вместо решения всех вопросов, сейчас, после объявления о повышении пенсионного возраста, велика вероятность хаотических и неэффективных действий, вызванных ложно понятой реакцией общества.

Ко второму чтению пенсионного законопроекта правительство может, например, предложить немного снизить планку предлагаемого возраста выхода на пенсию — с 65 до 63 (для мужчин) и с 63 до 60 (для женщин). Но это не поможет сгладить тот негативный эффект, который уже есть.

Или пообещает сделать чуть побольше плановую индексацию пенсий. В результате, как уже агитируют федеральные телеканалы, средняя пенсия ежегодно будет увеличиваться не на 500, как в последние годы, а на целую тысячу рублей. Только вот надо понимать, что обещанный рост пенсии на 7–8% на практике может не перекрывать инфляцию потребительской корзины пожилых людей. Ведь, как известно, на фоне средних цифр цены растут наиболее ощутимо именно для малообеспеченных слоев, к которым относится большинство пенсионеров. Да и какая связь между ростом выплат нынешним пенсионерам и порушенными жизненными планами работающих людей?

Лишь введение предлагаемого переходного периода, учитывая все экономические, социальные и политические реалии, может сделать повышение пенсионного возраста эффективным проектом. В противном случае правительство и президент столкнутся с масштабным кризисом доверия и разговоры о «прорывах» в развитии экономики можно будет забыть.

Оригинал
В Дании 90% пенсионеров довольны своей жизнью, у нас таких — лишь 22%. Что мешает российским пенсионерам жить так же хорошо, как в Дании?

Ни для кого не секрет, что очень многие российские пенсионеры получают весьма скромные выплаты. Средняя пенсия в начале этого года составляла по данным Росстата 13 323 руб. Правда, при этом средняя пенсия «по старости» (то есть у тех, кто всю жизнь работал) чуть выше — 14 151 руб. А вот у инвалидов — всего 8807 руб. Не густо.

Разумеется, далеко не каждый пожилой человек живет исключительно на пенсию. Согласно официальной статистике, 22,2% пенсионеров работает, увеличивая тем самым свои доходы на сопоставимую сумму. Многие живут в семьях вместе с детьми, разделяя с ними бюджет. Но в старости появляются и дополнительные потребности, например, на оплату услуг здравоохранения, которое давно уже, мягко говоря, не совсем бесплатное, на покупку лекарств, проведение досуга.

Равнение на Европу

Опросы показывают, что доля пожилых людей в России, полностью довольных своей жизнью, крайне невелика. Например, Европейское социальное обследование показывает, что таковых у нас в стране лишь 8%. Ещё 14% «скорее довольны», 48% определили свою положение как «среднее», а вот остальные 30% выражают ту или иную степень неудовлетворенности.

То же исследование свидетельствует, что есть страны, где своей жизнью полностью или почти полностью довольны почти все пенсионеры. В Дании, например, таковых более 90%. Далее идут Швейцария, Норвегия, Исландия, Нидерланды, Швеция и Финляндия, где этот показатель превышает 80%.

Аналогичные результаты показывает и Глобальный пенсионный индекс, который разработала французская инвесткомпания Natixis Global Asset Management. При расчете этого индекса учитываются 18 параметров, которые распределены по четырем группам: пенсионные финансы, материальное благосостояние, качество жизни и здоровье. Где же тут Россия? По итогам 2017 года она заняла 40-е место из 43 возможных, уступив, например, Турции, Китаю и Мексике. Ниже России в рейтинге расположились только Бразилия, Греция и Индия. А вот пятерку лучших стран для жизни пенсионеров вошли Норвегия, Швейцария, Исландия, Швеция и Новая Зеландия.

Топ этого рейтинга почти полностью повторяет вершину уже упомянутого Европейского социального обследования, которое готовится по совсем другой методике. Стало быть, пенсионеры в этих странах и в самом деле живут очень хорошо — особенно по сравнению с нашими.

Почему Россия — не Дания

Что же мешает России занять место на вершине этих рейтингов, среди стран, где пенсионеры не просто доживают свои годы, а проводят их в свое удовольствие?

Увы, многое. И главное — это разница в уровне экономического развития. ВВП на душу населения в перечисленных выше странах-передовиках, по данным Международного валютного фонда за 2017 год, превышал $50 000, а кое-где и $60 000. В России же этот показатель — менее $9000.

Стране с таким показателем, к сожалению, никак не получится приблизиться по уровню пенсий к странам-лидерам, даже если все остальные обстоятельства будут весьма благоприятны. Ведь такой низкий ВВП отражает и в основном небольшие зарплаты в нашей стране, а значит и весьма скромные (в абсолютных числах) отчисления в Пенсионный фонд, который и должен обеспечивать выплатами пожилых людей.

Прочие же обстоятельства отнюдь не благоприятствуют. В России, как и во всех развитых странах, население стареет: доля пожилых людей постоянно растёт. Однако во многих этих странах старение компенсируется повышением производительности труда: работающих становится меньше, зато каждый из них в среднем производит всё больше. В России же этого не происходит. Почему? Увы, в последние годы у нас не очень-то поощряется свобода предпринимательства (не на словах, а на деле). Да и инвестиционный климат с каждым годом ухудшается — в первую очередь благодаря нашей весьма своеобразной внешней и внутренней политике. Но без этого никак не поддержать высокий уровень зарплат и, соответственно, отчислений в пенсионные фонды. Поэтому пока у нас в стране не пройдут давно назревшие экономические и связанные с ними реформы государства (реальное разделение властей, независимый суд и т.д.), ни о каких приличных пенсиях мечтать не приходится.

Хватит менять правила игры

Всё вышеперечисленное изменить достаточно сложно. Можно ли сделать что-то ещё? Разумеется. Например, перестать каждые несколько лет перестраивать пенсионную систему — из-за чего она к нынешнему времени лишилась современных инструментов обеспечения будущей старости.

В советское время типовой работник начинал думать о своей пенсии лишь за пару лет до выхода на нее. Для того, чтобы максимально приблизиться к тогдашнему потолку — 120 рублей в месяц (плюс 10% за сверхнормативный трудовой стаж) — ему выписывались внеочередные премии, которыми он неформально делился с коллегами. Но в базу исчисления пенсии эти «бумажные» для него выплаты попадали. Не было никаких частных пенсионных фондов, других специализированных финансовых инструментов.

Сейчас пенсионная система в России формально страховая. Работодатели платят за каждого работника в Пенсионный фонд ежемесячный платеж в размере 22% от его зарплаты (о чём большинство работающих по найму россиян, кстати, даже не задумываются). Но, во-первых, сам человек никак не участвует в финансировании его будущей старости. Во-вторых, попытка в 2002 году ввести обязательный накопительный элемент в конечном счете провалилась. А ведь благодаря ему россияне получили возможность сами управлять частью своей будущей пенсии — и нести свои деньги тем управляющим, которые со своей работой справлялись лучше.

Но за последние полтора десятка лет государство постепенно сделало так, что теперь оно само (через так называемую «балльную» систему исчисления пенсионных прав) определяет, сколько и кому платить. Индивидуальные усилия человека сведены к минимуму. Мы снова сползли в очень похожую на советскую пенсионную систему патерналистского типа. Чего уж тут удивляться образу жизни современной молодежи, который, по мнению Центрального Банка России, может «подорвать основы пенсионной системы». Молодые ребята, оказывается, тратят деньги на отдых и развлечения вместо того, чтобы накапливать на старость. У меня вопрос: кто может их убедить в том, что, откладывая средства сейчас, они их получат через несколько десятков лет в виде своей пенсии? Государство своими же постоянными изменениями правил игры за долгие годы отучило россиян самим копить на старость.

В странах, которые лидируют в рейтингах качества жизни пенсионеров, как правило, действуют два источника обеспечения достойной пенсии. Первый из них — это такой же всеобщий страховой взнос, который на паритетной основе платят как работник, так и работодатель. За счет этого источника можно при выходе на заслуженный отдых получать выплату, которая позволяет кое-как сводить концы с концами. А вот для обеспечения достойной жизни существуют второй источник: совместные с работодателем платежи в частные пенсионные фонды, а также личные накопления в тех же фондах, в банках и страховых компаниях.

Не надо забывать о том, что высокие заработные платы позволяют не только накапливать деньги на старость, но и обзаводиться недвижимостью — квартирами, домами, часть которой может быть продана. А это может быть хорошей добавкой к пенсии.

Поэтому все нынешние российские разговоры о том, что наших нынешних и будущих пенсионеров очень скоро ждет «отдых на Канарах», ни на чем не основаны. Единственный шанс начать длинный путь к этому — глубокие реформы всех сторон нашей жизни, суть которых – возврат на европейский путь развития.

Оригинал

Мне, честно говоря, сильно надоел тот информационный шум, который поднялся вокруг недавнего заявления Дмитрия Медведева о том, что правительство внесет свои предложения о повышении пенсионного возраста «в самой короткой перспективе». После этого из-за стен Белого дома больше никаких сведений не поступало. Циркулируют только слухи с цифрами: то ли эту планку поднимут до 63 лет, то ли до 65 для мужчин и женщин. То ли это будут делать темпом по году, то ли по полгода каждый год. Но это не более чем досужие размышления.

Не исключаю, что все действительно произойдет в режиме спецоперации. Правительство на своем очередном заседании одобрит проект соответствующего закона, на следующий день он окажется в Госдуме, а там в авральном режиме, уже в весеннюю сессию (как объявлено Дмитрием Медведевым) этот документ будет принят в трех чтениях, как по маслу проскочит Совет Федерации и тут же будет подписан президентом. Никакого настоящего общественного обсуждения, которое требует времени, возможно даже не месяцев, а лет, не произойдет. Хотя, как показывают свежие опросы, например, ФОМа, 82% россиян против повышения пенсионного возраста.
Но, видимо, описанный выше сценарий возможного развития событий рассчитан на мощнейшее долготерпение населения. Ввели же обязательные платежи на капитальный ремонт жилья, которые сильно отягощают бюджет многим семьям – и ничего не случилось. «Народ безмолвствует». Ровно так же произошло и после фактического повышения налога на недвижимость для физических лиц. А ситуация с ценами на бензин, которая разворачивает буквально сейчас? Почему бы в таких условиях не провести и такую непопулярную меру как повышение пенсионного возраста?

Хотя не исключаю, что в последний момент произойдет резкий отворот в сторону, и на поверхность будет выброшен ничего не значащий паллиатив, как это произошло, например, с первоначально включенными в закон о контрсанкциях импортными лекарствами. Все будет решено на уровне политического гадания – разрушит предлагаемое решение так называемую общественно-политическую «стабильность» или нет. Ведь есть же пример с монетизацией льгот 2005 года, когда совершенно внезапно для всех на улицы вышли всегда лояльные любой власти пенсионеры.

Однако допустим, что начнет реализовываться все-таки вариант с реальным повышением пенсионного возраста. Тут же возникает вопрос: а в чем цель этого мероприятия?

На словах с высоких трибун сообщат, что это делается для блага самих пенсионеров – как нынешних, так и будущих: высвобожденные деньги пойдут на повышение пенсий и тем, и другим. Однако этого может и не произойти из-за существующей ныне так называемой «балльной» системы начисления пенсионных прав для тех, кто работает. Она существенно ограничивает верхний потолок размера будущих пенсий хотя бы потому, что стоимость «балла» в рублях каждый год устанавливается решением правительства, которое ориентируется прежде всего на сбор платежей в Пенсионный фонд. А он, в свою очередь, зависит от динамики «белой» зарплаты, которая, в конечном счете, определяется ситуацией с экономикой. Если не будет сколько-нибудь значимого роста ВВП, то и оплата труда будет топтаться на месте. И не надо обольщаться радужной статистикой по нескольким месяцам этого года, когда рост заработной платы был обеспечен государственными предвыборными инъекциями в бюджетной сфере. В целом же по всей экономике даже всегда оптимистически настроенное МЭР осторожно прогнозирует снижение роста ВВП по 2018 году с 2,1% до чуть ли не 1,5%.

Можно, конечно, якобы высвобожденные при повышении пенсионного возраста деньги отправить на хотя бы поддержание уровня зарплат в бюджетной сфере, но ведь полученная экономия будет единовременной (пусть и накапливаемой за несколько лет). Когда этот процесс закончится, никакой экономии образовываться больше не будет. И что делать тогда с врачами и учителями, тем более, что классические бюджетные источники также не будут расти из-за экономической стагнации.

Ровно та же ситуация и с нынешними пенсионерами. Высвобожденные гипотетически деньги могут им поступить только в виде единовременной выплаты (или нескольких таких выплат), а потом источник иссякнет, и пенсии вернутся к прежнему весьма скромному уровню.

В этой ситуации практической бесполезности для улучшения пенсионного обеспечения денег, гипотетически высвобожденных из-за повышения возраста выхода на заслуженный отдых, эти средства пойдут просто-напросто на сокращение трансферта из федерального бюджета Пенсионному фонду. Вот это и есть подлинная, вполне реальная цель проекта по повышению пенсионного возраста. Она имеет не социальный, а чисто фискальный характер.

Но должен разочаровать тех, кто считает, что эта фискальная цель может быть достигнута. Скорее всего, никакой экономии бюджетных средств не получится. Причин две: феномен инвалидности и особенности российского рынка труда.

Как показывают обследования, большинство людей предпенсионного возраста в России (в первую очередь это относится к мужчинам) имеют то или иное хроническое заболевание, которое позволяет обратиться в государственную медико-социальную экспертную комиссию (МСЭК) и после обследования получить статус инвалида. Сейчас с этим статусом у нас 11,5 миллионов человек. Из них большинство – это люди, проработавшие многие годы, угробившие при этом свое здоровье так, что полноценно трудиться они ни в 60, ни тем более в 65 лет не могут. Кроме того, статус инвалида дает много разных льгот, например, по оплате жилья и коммунальных услуг, проезду на общественном транспорте, обеспечению лекарствами. Поэтому как только будет запущен процесс повышения пенсионного возраста, в МСЭКи хлынет поток желающих стать инвалидами все в те же 55 (женщины) и 60 (мужчины) лет, что они в своей массе с успехом сделают. При этом пенсия по инвалидности для человека, который всю жизнь работал, по размеру ничем не отличается от обычной страховой пенсии. И повышение пенсионного возраста их не коснется.

Что же касается рынка труда, то у нас он сложился таким образом, что человек, имеющий профессиональное образование, достигает максимума зарплаты годам к 40-45. Потому наступает дисквалификация – ведь система непрерывного образования у нас в стране так и не создана. В результате основная масса работников вытесняется на обочину рынка труда, переходя на все менее престижные и все менее оплачиваемые места. К моменту выхода на пенсию они становятся охранниками, гардеробщиками, консьержами, уборщицами и т.п. После 55 (женщины) и 60 (мужчины) лет эти люди прибавляют к своей весьма скромной зарплате не менее скромную пенсию, что позволяет им не сваливаться в очевидную бедность.

А вот повысив пенсионный возраст, не меняя описанную выше траекторию пребывания миллионов людей на рынке труда, мы получим новый слой бедных, которым, так или иначе, придется помогать. Ведь Путин своим недавним «майским указом» предписал правительству снизить к 2024 году масштабы бедности в два раза.
Вот и получается, что, скорее всего, никакого ни фискального, ни социального эффекта не будет.

Так зачем же ведутся все эти разговоры о грядущем повышении пенсионного возраста? С моей точки зрения, это очередной признак критически низкого уровня профессионализма при принятии практически любых государственных решений. Берется какой-то отдельный элемент большой социально-экономической системы (в данном случае, пенсионной), и с ним производятся самые разнообразные дилетантские эксперименты. В результате, даже если сначала были благие побуждения, результат получается ровно противоположный тому, что задумано.

Вспомним судьбу обязательного накопительного элемента, введенного в пенсионную систему в 2002 году. Идея была многократно обсуждена с лучшими российскими и зарубежными экспертами, разъяснена через Совет по пенсионной реформе при президенте России, куда входили представители всех фракций Государственной Думы, члены Совета Федерации, представители работодателей и профсоюзов. А к данному моменту мы имеем фактическое уничтожение этого важнейшего элемента наиболее эффективных пенсионных систем XXI века, возвращение к очень напоминающей советскую пенсионной системе квазибюджетного типа. Если говорить проще, то от зарабатывания себе пенсии через индивидуальные усилия на рынке труда мы опять сползли к пенсии как пособию, размер и условия предоставления которого устанавливает исключительно государство.

Поэтому повышение пенсионного возраста в России, которое, конечно, рано или поздно придется проводить, в нынешней конфигурации политических и социально-экономических институтов просто-напросто бесполезно.

Это не значит, что не нужно ничего делать для выхода из системного пенсионного кризиса, в который Россия попала. Делать нужно много чего, но повышение пенсионного возраста должно стать только одним из шагов в длинной цепочке необходимых событий, о которых сейчас правительство, судя по всему, даже не задумывается.

Оригинал

Правительству России предстоит до 1 октября 2018 года выработать план по снижению уровня бедности в России вдвое. Сейчас бедный в России — тот, кто получает меньше прожиточного минимума. Но «бедность» давно вышла за рамки этой суммы. Так как же снизить не только уровень, но и само ощущение бедности?

Президентским Указом от 7 мая 2018 года правительству предписано до 2024 года вдвое снизить уровень бедности в России. Сразу же хочу сказать, что это заведомо нерешаемая задача. Аргументов в доказательство этому очень много.

Начнем с того, что понимать под «уровнем бедности». В указе нет упоминания о единственном официально используемом инструменте для измерения этого уровня — «прожиточном минимуме». Это весьма странно, так как цель на ближайшие шесть лет определена весьма конкретно. Как же мы все, включая и президента, удостоверимся в том, что она выполнена?

Но все-таки допустим, что по-прежнему будет использоваться «прожиточный минимум». По итогам 2017 года доходы ниже этой черты получали 13,2% россиян. Значит, нужно снизить эту долю до 6,6%? Надо сказать, что это весьма амбициозный параметр, который в 25-летней истории современной России никогда не достигался. Он опускался до минимального уровня — 11,1% — в 2013 году, а потом стал расти.

Возникает вопрос: а за счет чего это чудо должно случиться?

Среди тех, кто официально считается в России бедными, преобладают семьи с несовершеннолетними детьми. При этом их родители в большинстве случаев — работающие люди. Поэтому если мы хотим снизить уровень бедности в два раза, нужно что-то делать с зарплатами кормильцев этих семей. И простого повышения минимальной оплаты труда до прожиточного минимума (на данный момент — 10573 рубля в месяц), которое произошло с 1 мая этого года, здесь явно недостаточно. Даже если в семье с двумя детьми каждый из родителей получает удвоенную минималку (21 тыс. руб.), то бюджет из 42 тыс. руб. как раз соответствует сумме прожиточных минимумов этой семьи.

А ведь зарплата в размере 21 тыс. рублей — это большая удача в целом ряде регионов России. В феврале 2018 года, как отчитался Росстат, в среднем 23,1 тыс. руб. получали в Алтайском крае, 23,4 тыс. — в Карачаево-Черкессии, 24 тыс. — в Калмыкии, 24,3 тыс. — в Чечне, 24,5 тыс. — в Чувашии, 25,2 тыс. — в Кабардино-Балкарии и Пензенской области, 25,3 тыс. — в Кировской области, 25,5 тыс. — в Курганской и Саратовской областях и т.д. В этих и подобных им регионах вероятность, работая, попасть в число бедных составляет отнюдь не 13%, а существенно больше.

В целом по России зарплата ниже уровня двойного прожиточного минимума, как показывают исследования, не менее чем у четверти работников.

Но если взять семьи, где только-только родился ребенок, то там, как правило, остается на полтора года и более только один кормилец. Да, мать начинает получать пособия, в том числе недавно введенную выплату в размере детского прожиточного минимума уже на первого ребенка. Это смягчает ситуацию, но риск попадания в сферу бедности для этой семьи все равно очень велик.

Возвращаясь к оплате труда, необходимо отметить, что при нашей архаичной структуре экономики большинство рабочих мест в силу объективных причин (отсутствие инвестиций, технологическая отсталость, допотопный менеджмент, низкая квалификация занятых) не могут обеспечивать зарплату, способную радикально отодвинуться от риска попадания в число бедных. Даже в бюджетных отраслях (образование, здравоохранение, соцзащита, культура), где за истекшие шесть лет в связи с президентскими указами от мая 2012 года удалось существенно поднять оплату труда, ее абсолютный уровень все равно не гарантирует преодоления черты бедности.

В феврале 2018 года средняя зарплата в образовании составила 32,6 тыс. руб., в здравоохранении и сфере социальных услуг — 38,4 тыс. Но за этими все равно весьма скромными цифрами скрывается очень большая дифференциация по регионам и внутри школ, вузов и медицинских учреждений, о чем многократно писалось. Классической является схема, когда директор школы, ректор университета, главный врач поликлиники и больницы зарабатывают астрономические суммы — сотни тысяч рублей в месяц, а рядовые сотрудники (я уже не говорю про обслуживающий персонал) получают в десятки раз меньше.

Каковы здесь перспективы? Несмотря на весьма амбициозные поставленные цели по развитию российской экономики, думаю, что ничего в ближайшие годы радикально не поменяется. На одной цифровизации российскую экономику не оживить. Нужна институциональная революция, касающаяся всех аспектов деятельности государства, — судов, правоохранительной сферы, политической системы. Есть такие банальные, но весьма актуальные для нас нереализованные понятия, как беспристрастное правосудие, эффективная полиция, политическая конкуренция, разделение властей и децентрализация государства. Без всего этого мы как были, так и останемся в состоянии экономической стагнации, с темпами роста ниже среднемировых и постоянно нарастающим отставанием, о чем с тревогой предупредил, кстати, Владимир Путин в своем послании Федеральному Собранию 1 марта этого года.

Что же касается бедности, то для отчетности в ход пойдут всякие методические ухищрения и уловки, что мы уже несколько раз наблюдали на примере выполнения «майских указов» 2012 года.

Поэтому, упреждая эту активность, нужно сказать об адекватности «прожиточного минимума» в качестве измерителя уровня бедности.

А тут есть очень много содержательных вопросов.

Начнем с того, что «прожиточный (физиологический) минимум» был введен указом Бориса Ельцина «О системе минимальных потребительских бюджетов населения Российской Федерации» 2 марта 1992 года как реакция на резкое падение уровня жизни. Официальную черту бедности ввел Михаил Горбачев своим указом летом 1991 года, и ключевым параметром был «минимальный потребительский бюджет».

Ниже этой черты в то время находилось примерно 15-20% населения РСФСР. После начала реформ 1992 года эта цифра подскочила чуть ли не до 70%. Поэтому для того, чтобы распределить скудные государственные ресурсы в пользу самых нуждающихся, и был введен «прожиточный (физиологический) минимум», стоимость потребительской корзины которого была примерно в два раза ниже корзины «минимального потребительского бюджета». Численность бедных тут же снизилась до 34%.

Кстати, обратим внимание на то, что в упомянутом указе Бориса Ельцина правительству предписывалось считать обе черты бедности — «низкую» и «высокую», а «прожиточный (физиологический) минимум» вводился только «на период преодоления кризисного состояния экономики». В 2000-е годы, когда «лихие» 90-е стали историей и численность людей, имеющих доходы ниже прожиточного минимума, постоянно сокращалась и опустилась ниже 15% от населения, вполне можно было бы вернуться к более щедрому «минимальному потребительскому бюджету». Но этого, конечно, сделано не было: кому из власти хотелось бы разового увеличения доли бедных чуть ли не в два раза? Оправдываться перед населением, что это только смена методики? Слишком тонкая трактовка, понятная лишь немногочисленным профессионалам. «Широкие народные массы» восприняли бы эту реформу как сигнал о снижении уровня жизни, хотя реальные доходы семей в тот период росли очень неплохими темпами. А потом наступило социально малоприятное десятилетие 2010-х…

Но если бы проблема измерения масштабов бедности сводилась только к выбору между «прожиточным минимумом» и «минимальным потребительским бюджетом». Она имеет намного больше измерений, которые принципиально важны для принятия практических решений.

В каждом обществе есть устоявшееся на каждый период его развития представление о том, что такое «бедность». Например, человек, желающий, но не имеющий возможности купить мобильный телефон и компьютер, в наше время попадает в эту зону. И таких «лишений» достаточно много. Они касаются здравоохранения, проведения досуга и многого другого.

Как показывают оценки Высшей школы экономики, лишь треть российских семей имеют возможности для развития, то есть получают доходы, превышающие уровень выживания.

Все эти размышления о феномене бедности подтверждают высказанной мной в самом начале этой статьи тезис о том, что наскоком, за шесть ближайших лет, уполовинить эту проблему невозможно.

Вместо громких и экспертно ничем не подкрепленных лозунгов нужно просто-напросто начать широкую общественную дискуссию о том, почему Россия, несмотря на все наши богатства, по-прежнему является в основном бедной страной. Предвосхищая некоторые ее выводы, можно предположить, что для выхода из этой ненормальной для статуса великой державы ситуации нужны масштабные политические и экономические изменения. Одним из главных их результатов и станет переход на качественно более высокий уровень благосостояния не узкого круга привластной элиты, а типичных для нашего рынка труда работников и их семей.

Иного пути, уверен, не дано.

Оригинал

Две трети населения кормятся с протянутой руки государства

Чтобы адекватно оценивать многие социальные, экономические и политические процессы в России, нужно для начала ответить на простой вопрос: сколько людей в нашей стране напрямую зависит от государства, получая от него средства на пропитание?

Начнем с пенсионеров. Их, по статистике, более 45 миллионов человек. В их числе львиная доля — это те, кто получает так называемую страховую пенсию, которая формально зависит от трудового стажа и заработка. Однако страховой эта пенсия после многочисленных «усовершенствований» последних лет (введение максимального размера заработка, с которого берется взнос; бальная система расчета пенсионных прав, «заморозка» накопительной части и отмена индексации пенсии работающим пенсионерам) уже может не считаться. Практически разорвана связь между занятостью, вносимыми взносами и величиной пенсионных выплат, произведено сглаживание их размеров. Чего стоит хотя бы ежегодное установление правительством рублевой стоимости накопленных «страховых» прав!

Вторая по численности категория тех, чье материальное положение напрямую зависит от государства, — бюджетники: работники образования, здравоохранения, социального обеспечения, культуры. Их 14 миллионов.

Естественно, не надо забывать о «силовиках»: кадровая армия, органы правопорядка, безопасности. Это еще 5 миллионов человек.

Как же обойтись без госслужащих, включая муниципальных чиновников! Их 2 миллиона.

Остается прибавить работников госкорпораций и акционерных обществ, в которых у государства контрольный пакет, а значит, и полная свобода деятельности. Их персонал, по самым скромным оценкам, примерно 1 миллион человек.

А теперь сложим полученные цифры. Итог: 67 миллионов человек, или более 45% населения России.

Но еще более впечатляющая цифра получится, если учесть, что эти 67 миллионов являются важными кормильцами (иногда единственными) своих семей. Тогда получится, что от государства напрямую зависит чуть ли не 2/3 российских домохозяйств.

Что из этого клинического факта следует?

1) Специфика российского электорального поведения. Люди, несмотря на их массовое недовольство отдельными сторонами жизни (бедность, рост цен, состояние здравоохранения, экология и прочее), исправно голосуют за того, кто их кормит с протянутой руки. Это прежде всего Владимир Путин, который олицетворяет эту руку, а также те, кого он демонстративно поддерживает, — например, губернаторы.

У любой оппозиции в такой политэкономической ситуации нет шансов, по крайней мере на выборах. Ее лидеры в глазах населения — голодранцы, не обладающие никаким ресурсом для распределения. А переход к ним руля власти, как представляется многим, — чрезмерный риск потерять даже те крохи, которые достаются с нынешней протянутой руки.

Эту мысль весьма успешно развивает нынешняя государственная пропаганда. Возьмите, например, так называемые дебаты кандидатов в президенты, которые прошли нынешней весной. Владимир Путин в них не участвовал. В результате публике был представлен набор персон, которые большую часть отведенного времени орали друг на друга, выясняя личные отношения. Ну как им можно доверить кормильца-государство?

2) Массовый «трудовой патернализм». Многие люди, имеющие все потенциальные возможности быть самостоятельными, отказываются от предприимчивости даже не в смысле открытия собственного дела. Это выражается в нежелании даже идти работать по найму в частный сектор, где есть шанс неплохо заработать, но есть и риск. Лучше оставаться в чем-то государственном или окологосударственном, но с вроде бы гарантированным небольшим доходом. Не в этом ли «трудовом патернализме» одна из причин крайне недостаточного развития малого и среднего бизнеса в стране?

Кстати, занятость, в частности в бюджетной сфере (образование, здравоохранение, социальные услуги, культура), постепенно сокращается. Так что гарантии бессрочной занятости там — это очередной миф. В январе 2014 года в образовании, здравоохранении и сфере предоставления социальных услуг работало 9,7 миллиона человек. Ровно через 4 года, в нынешнем январе, эта цифра усохла до 9,1 миллиона. И это не конец истории.

3) Инертность и пассивность людей на бытовом уровне. Примеров очень много. Например, появление обязательных платежей за капитальный ремонт жилья (а это немаленькие суммы для средней российской семьи) не вызвало никакого массового протеста. Люди исправно платят очередную наложенную на них дань.

Водители большегрузов, как помнится, довольно долго пытались в открытую сопротивляться введению системы «Платон». Но не нашли отклика среди других профессиональных групп. И где сейчас эти бунтующие водители? На трассах и платят «Платону».

Да, в России есть гражданское общество, но оно все больше огосударствляется через «прикармливание» тех НКО, которые к этому готовы, и создание многочисленных GONGO («ориентированных на правительство неправительственных организаций»). А для непослушных есть целый букет способов давления: наклеивание ярлыка «иностранный агент», запугивание потенциальных частных жертвователей и прочее.

Все эти обстоятельства являются критически важными при разработке сколько-нибудь претендующих на успех стратегий развития страны. Конечно, трудно преуменьшить и значение предложений по увеличению государственных инвестиций в человеческий капитал. Действительно, нынешние доли ВВП, идущие, в частности, на образование (4,5%) и здравоохранение (3,5%), очевидно недостаточны даже для того, чтобы хотя бы просто поддерживать нынешнее положение в этих сферах. Но, как нередко бывало в современной российской истории, дополнительное вливание денег не даст нужного эффекта перехода на другое качество развития без включения «человеческого фактора». Без этого получится продолжение всё того же патернализма, только ценой проматывания увеличенных затрат.

Это не значит, что я сторонник принуждения нашего в целом малообеспеченного населения к платежам за то, что согласно Конституции должно предоставляться за счет государства. Нужно начинать процесс передачи бюджетных денег, идущих на социальные программы, в руки муниципалитетов (детские сады, школы, первичное звено здравоохранения, социальное обслуживание). Конечно, это политически сложный процесс, учитывая разнообразие российских мест. Не нужно очередной кампанейщины, как это произошло в связи с принятием в начале 2000 х закона об основах местного самоуправления. Нужны очень точные, выверенные, обсужденные с локальными сообществами шаги, постепенная передача тем из них, которые готовы, новых полномочий вместе с соответствующими ресурсами.

Еще один важный шаг, без которого механическое (технократическое) увеличение социальных расходов ни к чему не приведет, — включение существующих сейчас неформальных сетевых сообществ: студентов, пациентов, людей с ограниченными возможностями, мигрантов, родителей школьников, учителей и т.д. — в процесс управления социальными учреждениями. Именно из этого массива должны формироваться (без всякого вмешательства государственных органов) реально независимые общественные советы при министерствах и ведомствах местного, регионального и федерального подчинения.

Я привел лишь некоторые примеры требуемых новых подходов к социальному развитию, которые позволят совершить (при столь же продуманных решениях во всех других сферах, вплоть до внешней политики) прорыв к новому качеству жизни в стране. По сути, это создание сетки общественных институтов XXI века.

Не сделаем этого? Тогда нам обеспечено дальнейшее отставание от мировых лидеров со всеми вытекающими отсюда последствиями для нашего национального статуса и самолюбия.

Оригинал

1457012

Читайте также:

Интрига вокруг нового правительства: кого ждет отставка
Российские чиновники признали применение химоружия в Сирии силами Асада
Миллионы пожертвований на «Зимнюю вишню» не дошли пострадавшим

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире