11:25 , 10 октября 2012

Мураками против босса из Союза китайских писателей

Густой азиатский дух витает сейчас над интригами накануне предстоящего 11 октября объявления очередного лауреата Нобелевской премии по литературе.
Постоянно и упорно называются два человека – известный всему миру японец Харуки Мураками. И, по-моему, несколько менее прославленный китаец Мо Янь.

829238
Харуки Мураками. Харуки, кстати, означает «Весеннее дерево»

63-летнему Мураками Нобелевскую медаль с профилем бородатого шведа обещают уже не первый год.
Однако сейчас об авторе «Норвежского леса» и «Охоты на овец» заговорили как-то очень уж уверенно. Возможно, в связи с выходом его нового грандиозного романа «1Q84», который многие уже называют шедевром.

Впрочем, не меньшее внимание привлекает и 57-летний китайский соперник Мураками.

Главная букмекерская контора Швеции на первое место среди претендентов ставит именно Мо Яня.
И уже на второе – Мураками. В обратном порядке их расставляет самая влиятельная букмекерская фирма Британии. В любом случае эти два представителя Восточной Азии лидируют во многих списках и прогнозах.

Ссылки делаются на то, что писателям из Восточной Азии Нобелевский комитет уделяет как-то уж неприлично мало внимания.
К настоящему времени премию по литературе из этого гигантского и самого динамичного региона планеты получили только два японца – Ясунари Кавабата в 1968 году и любимый мною Кэндзабуро Оэ в 94-м. Ни одного корейца или монгола. А с представителями КНР – ситуация сомнительная.

829239
Мо Янь. Это, кстати, псевдоним. Означает странное: «Помолчи!» Говорят, что Мо Янь тем самым намекал на свой невыдержанный язык, который мог принести ему немало бед

В 2000 году Нобелевскую премию по литературе получил первый в истории и пока единственный китаец по имени Гао Синцзэнь, однако с ним приключилась интересная история.
Этот новеллист, драматург и режиссер был хунвэйбином во время Культурной революции. Потом увлекся французским языком и литературой, учился в Париже, стал много писать, начал ставить в Китае пьесы в европейском стиле. За отход от святых традиций национального театра подвергся жесткой критике, бежал в Париж, где в 1989 году после расправы над студентами на площади Тяньаньмэнь попросил политического убежища. Потом получил и французский паспорт, а свою историческую родину стал, мягко говоря, критиковать за приверженность однопартийной диктатуре. В результате в Пекине его из числа китайцев официально вычеркнули, своим не считают, и присужденная бывшему товарищу Гао Нобелевская премия по литературе у властей КНР никакой гордости не вызывает.

Плоховато, кстати, и с китайским лауреатом Нобелевской премии мира 2010 года и тоже отчасти литератором Лю Сяобо.
Этот диссидент со стажем то сидел, то каялся в своих политических ошибках и выходил на свободу, то опять сидел. С 2003 года возглавил китайский ПЕН-центр, а в 2008 году подписал знаменитую «Хартию-08» с требованием демократических реформ. Ответ властей был стандартным: в 2009 году Лю Сяобо врезали 11 лет за «подстрекательство к подрыву государственного строя». А в 2010 году присудили с подачи Вацлава Гавела Нобелевскую премию мира, что обиженный Пекин назвал «ошибкой», «политически мотивированным решением» и т.д. О награде узнику-диссиденту печать КНР не сообщала, а его жена по сей день находится под жестким домашним арестом, ей не разрешают даже пользоваться телефоном.

А вот с товарищем Ма Янем такого не произойдет – он в прекрасных отношениях с властями, занимает солидный пост заместителя председателя Союза китайских писателей.
И при этом очень неплохой беллетрист. Ма Яня считают последователем фантастического реализма Маркеса, сторонником яркого, гипертрофированного языка, он не боится шокирующих описаний насилия и секса. За что, кстати, одно время подвергался товарищеской критике в КНР. В мире больше всего известен его роман «Красный гаолян», по которому снял свой первый фильм Чжан Имоу. Посмотрите, кому любопытно.

Короче, очень интересно, кто победит в очередном раунде японо-китайского соперничества – джазово-битловский космополит Мураками или фантастический коммунист товарищ Ма.
А может быть, и кто-то третий. Нобелевский комитет вообще любит неожиданные ходы. Вот, кстати, американским литераторам ничего не давали аж с 1993 года, и в связи с этим сейчас называют, например, имя певца и поэта Боба Дилана. Так может Нобелевку этому престарелому рокеру дадут? Короче, все в тумане: The answer my friend is blowin' in the wind, The answer is blowin' in the wind.

Комментарии

37

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

10 октября 2012 | 11:46

Давно пора освободить Нобелевский комитет от практики решений по типу ФИФА и Олимпийского комитета - решений в пользу "тяжеловесов" кто продавит, а не достойных.


wallace 10 октября 2012 | 11:40

какие же вы разные на лица,китайцы и японцы....


10 октября 2012 | 11:55

голосую за Мураками


milenna 10 октября 2012 | 12:55

Присоединяюсь. Мураками. ("Норвежский лес").
Интересно, есть ли перевод нового романа "1Q84"?


10 октября 2012 | 13:32

Хачу Шедыровича!

Зело ядрёно речёт человече!


10 октября 2012 | 13:37

На матрасе?


10 октября 2012 | 14:29

Не-е.., на матрасе я его не хочу. А вот нобелевским лауреатом, для завершения картины, да.

Или на матрасе речёт? Вряд ли.
Пыхтит, небось,
ручёнки врозь..


kokapu 10 октября 2012 | 18:43

Наше счастье, что Путин книжек не пишет. А то бы его наши пополизы на Нобеля давно бы двинули.


savin45 10 октября 2012 | 13:48

Перевод есть. Обожаю Мураками, хотя у него плывет мозг на тему секса. Я за Мураками, но китайца не читал. Кто-нибудь читал?


alex1890 10 октября 2012 | 13:43

А я против Мураками (того, который Харуки). Пусть премия достанется малоизвестному китайцу, чем этому борзописцу. Данный факт можно будет списать на очередное недоразумение, такое свойственное в последнее время этому мероприятию. Зато не произойдет девальвации так называемой высокой литературы.


golovnin Василий Головнин 10 октября 2012 | 15:20

А второй Мураками Вам нравится? Я, кстати, тоже совсем не поклонник Харука-сан.


alex1890 10 октября 2012 | 16:05

Вы знаете, у меня сложное отношение к японской литературе. Мне интересны японские писатели как личности (особенно Мисима). Я ценю их за самобытность, за взгляд, отличный от европейского, за какую-то сущностную искренность. Однако сами произведения японских писателей мне не близки. Исключением является, пожалуй, только Эдогава Рампо. Его я перечитываю с удовольствием.

Что касается Харуки Мураками, то его я держу за ремесленника. Нашел свою нишу – грубо говоря имитация философии + детективный сюжет – и строчит. Не хочется, чтобы Комитет поставил его в один ряд с Киплингом, Гамсуном, Буниным, Хемингуэем и Голсуорси.


mihakr 10 октября 2012 | 23:46

Василий, а что вас нравится Рю?
Единственное что я пытался у него читать самый попсовый и как мне сказали, приличный роман - "Дети из камеры хранения". Произведение мягко говоря специфическое. А уж судя по отзывам тех кто читал "Все оттенки" и "69", (не помню что бы кто-то их мог осилить до конца) это чтиво не для слабонервных людей.
Я вот не разделяю вашего, и большинства присутствующих, восхищения демократическими ценностями, в частности свободой самовыражения. и не понимаю, как люди могут получать удовольствие от чтения таких как Рю?


golovnin Василий Головнин 10 октября 2012 | 15:18

Есть! Перевод Коваленина


10 октября 2012 | 21:16

----Интересно, есть ли перевод нового романа "1Q84"?
milenna, проснитесь сейчас 2012 год, а не 1Q84
и на небе одна Луна, а не две :_))))))))))))))))


11 октября 2012 | 01:04

какие же вы разные на лица,китайцы и японцы....
------------------------------------------------------------
конечно разные! китайцы, по духу и образу жизни похожи на русских, а японцы, на немцев.


11 октября 2012 | 08:22

Зря Вы так. Не похожи ни те на других, ни эти на тех.


(комментарий скрыт)

light_head 10 октября 2012 | 11:50

тут надо выбирать... кому-то премия кому-то острова...


aasnetdv 10 октября 2012 | 12:00

Япония и только Япония! Япония одна из немногих стран, где достоинство превыше всего.


tereza2011 10 октября 2012 | 12:02

Пусть премию получит достойнейший.


daniil_saloff 10 октября 2012 | 13:08

Ни в жисть не получит Мураками Нобеля.


10 октября 2012 | 13:24

Японец... ?
Китаец...?
Устроили тут ромашка.
Комитет Нобеля разберется


winsearcher 10 октября 2012 | 13:32

Интересные писатели, достойные личности ...
Нобелевскому комитету предстоит нелегкий выбор.
Хотелось бы только, чтобы он был сделан безотносительно страны.


10 октября 2012 | 13:56

Нобелевская премия по литературе, хороша денежной премией
но никак не действительной оценкой высокой литературы.
только один пример:
какая только шушера не получала эту премию,
а вот Рэй Брэдбери - ее не заслужил !?


mihaly4p 10 октября 2012 | 18:00

Еще как заслужил.


lev13 10 октября 2012 | 14:14

Я за Харуки Мураками!
Он давно уже - Гражданин Мира!)))


politeconom 10 октября 2012 | 14:34

Никакой разницы, по большому счету, нет. Нобелевский комитет давно превратился в политизированную организацию, находящуюся на подпевках известно у кого. А сами нобелевские премии уже давно не служат той цели, которую ставил их основатель. Взять хотя бы выдачу авансом премии мира Обаме, который и к концу срока, как представляется, не сумел оправдать возложенных на него ожиданий.

Так что фиолетово.


(комментарий скрыт)

berserk 10 октября 2012 | 17:03

не, это разница на лица не между китайцами и японцами, а между джазменами и партийными боссами


bm_31 10 октября 2012 | 17:21

ой-ой! Василий Головин, исправьте, пожалуйста, имя китайского писателя. С середины статьи он у Вас из Мо превратился в Ма...


bm_31 10 октября 2012 | 17:21

ой-ой! Василий Головин, исправьте, пожалуйста, имя китайского писателя. С середины статьи он у Вас превратился из Мо превратился в Ма...


bm_31 10 октября 2012 | 17:21

ой-ой! Василий Головин, исправьте, пожалуйста, имя китайского писателя. С середины статьи он у Вас из Мо превратился в Ма...


bm_31 10 октября 2012 | 17:35

и мои неожиданно расплодившиеся комментарии уберите, пожалуйста... :)


lev13 10 октября 2012 | 17:55

Кстати, в современной консервативной Японии Мураками недолюбливают..
Да и читают его больше в Южной Корее,чем в своей стране..
Да и сам он по духу,скорее - южнокореец.
ХАРУКИ МУРАКАМИ, ФАЙТИНГ!!!)))


yeguofu 10 октября 2012 | 19:26

Мо Янь - великолепный писатель. У нас его действительно знают лишь по "Красному гаоляну", поставленному Чжан Имоу по мотивам двух новелл из романа "Гаоляново племя". Скоро должен выйти на русском его остросатирический роман "Страна вина". Представляя творчество Мо Яня на вручении ему премии Ньюмена, его переводчик на английский Говард Гольдблатт довольно полно отразил его особенности. Предлагаю перевод его выступления.

"Так пристально, как переводчик, которому приходится иметь дело с каждым словом и с тем, как это слово соотносится с другими словами, литературный текст не прочитывает никто. Я перевел десятки романов и рассказов писателей из Китая и Тайваня, и многие из этих писателей могли бы стать прекрасными лауреатами премии Ньюмена. Мо Янь среди них стоит особняком, как самый творчески зрелый романист своего времени. Не ошибусь, если скажу, что его имя знает каждый грамотный городской житель Китая и большинство что-то читавших про Китай иностранцев. Вероятно, они читали опубликованный в 1985 году «Красный гаолян» (紅高粱家族) или смотрели поставленный по нему фильм. Многие называют «Красный гаолян» «романом прорыва» в Китае после Мао, и, как творческое достижение, часто сопоставляют с романом Габриэля Гарсия Маркеса «Сто лет одиночества». С тех пор вышло в свет множество произведений Мо Яня. Но количество произведений – лишь часть того, что можно рассказать об этом писателе. Написанное им отличается исключительным качеством, разнообразием и по литературным критериям и популярностью.

В 1988 года вслед за «Красным гаоляном» появился первый образец страстной метапрозы Мо Яня – «Чесночные напевы» (天堂蒜薹之歌), роман, в котором обличается зло в лице продажных, корыстных местных чиновников. Во время событий 1989 года на Тяньаньмэнь эту книгу убрали с книжных полок, опасаясь, что она станет еще большим раздражителем для демонстрантов. В 1993 году выходит вызвавшая больше всего шума и самая колкая сатира в истории современной китайской литературы – роман «Страна вина» (酒國). В нем Мо Янь в чисто раблезианской манере высмеивает некоторые стороны китайского общества (особенно чревоугодие – которое в романе доходит до каннибализма - и на присущее китайской культуре увлечение алкоголем).

Среди других произведений Мо Яня назовем роман «Сандаловая пытка» (檀香刑), историю любви среди дикости и жестокости восстания ихэтуаней, и имеющий явно выраженную модернистскую направленность роман «Тринадцать шагов» ( 十三步). За «Страной вина», успешным дебютом в жанре сатиры, последовал роман «Сорок одна «пушка» (四十一炮), в котором для характеристики современного общества выбран уже не алкоголь, а мясо; роман изобилует игрой слов и аллюзиями, в нем сочетаются различные стили изложения, что характерно для большей части прозы Мо Яня. По стилю, содержанию и воздействию на читателя все эти ранние романы отличны друг от друга. Выполняя поставленную перед собой амбициозную задачу отобразить в двух больших романах хронику китайской истории 20 века, Мо Янь пишет роман «Большая грудь, широкий зад» (豐乳肥臀), в котором рассказывает нелицеприятную правду о жизни в первой половине века семьи, состоящей из одних женщин. Газета «Вашингтон пост» назвала этот роман уверенной заявкой Мо Яня на то, чтобы «ухватить медное кольцо», т.е. получить Нобелевскую премию по литературе. Самый свежий роман писателя, «Колесо жизни и смерти» (生死疲勞), повествует о второй половине 20 века со всем его трагическим абсурдом (и абсурдными трагедиями). В романе, в котором газета «Нью-Йорк таймс» отмечает «неимоверно творческую фантазию», революции придается человеческое лицо (а зачастую появляется и морда животного), в нем полно черного юмора, вставок, характерных для метапрозы, и разгула фантазии, к которому уже привыкли и с удовольствием встречают читатели Мо Яня.

Большинству хороших писателей тяжело постоянно поддерживать высокий уровень своих произведений. В случае Мо Яня это не так. Все его романы получили высокую оценку в мире, и каждый из них демонстрирует глубину и широту его исключительного таланта. Он мастерски владеет различными стилями и формами, начиная от мифа и кончая магическим реализмом, жестким реализмом, (пост)модернизмом и т.д. Его произведения отличает поразительная образность, повествование иногда просто завораживает, а персонажи невероятно привлекательны. Проще говоря, он единственный в своем роде.

«Пусть это покажется нескромным, - пишет Мо Янь, - но позволю себе сказать, что моими романами в современной китайской литературе создан уникальный стиль письма». И это действительно так! Его воздействие на читателей и на общество и его статус на родине и в других странах подтверждают многочисленные премии и награды".

О современной китайской литературе см http://www.online812.ru/2012/09/05/009/


yeguofu 10 октября 2012 | 19:40

Да, и в имени Гао СинцзЯня видимо, опечатка. А выступлению Гольдблатта уже четыре года. Последний роман Мо Яня "Лягушка" ((蛙), посвященный проблеме деторождаемости в Китае, опубликован в самом конце 2009 года.


omichka 10 октября 2012 | 13:12

Нобелевскую премию по литературе следовало бы давать за литературу, а не на национальность. Последний американский лауреат 1993 года тоже, по-моему, получила премию за расовую принадлежность. Во всяком случае, её книжка вызвала у меня ассоциацию с главой "Литература в духе Мину Друэ" /Р.Барт/


11 октября 2012 | 08:25

Я лично за Мо Яня. Ярче и интереснее пишет по-моему. "Красный гаолян" вообще классика. Рекомендую смотреть обязательно. Актриса Гун Ли ну просто образец китайской красотки... Вообще, все фильмы Чжана Имоу с её участием имхо весьма удачны.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире