Евгений Ясин затронул сладкую и вечную для нашего брата-япониста тему – Япония и Россия, Япония как пример. Мне понятен неназванный смысл рассуждений экономиста: после поражения 1945 года наш дальневосточный сосед успешно реализовал модель, о которой, возможно, хотело бы помечтать и наше руководство.
Это создание политической системы с выборами, парламентом и т.д., но на основе растянувшегося на полвека господства одной и достаточно эффективной «общенародной» партии, приемлемой для большинства. Это модернизация разрушенной экономики при мощной регулирующей роли госбюрократии. Это прорыв ряда гигантских корпораций к массовому производству самой конкурентоспособной и технологичной продукции при почти назойливой заботе государства о мелком, мельчайшем и среднем бизнесе как основе социальной стабильности и всеобщего довольства.

Короче, многое можно в японском опыте изучать, о многом можно поговорить. Но как готовая модель – нет. Слишком разные условия были в Японии в 40-50-х годах и у нас сейчас. У нашего соседа к этому времени был, что ни говори, устойчивый опыт парламентаризма, всеобщих выборов и партийных кабинетов. Все это хотя бы в придушенном виде существовало даже во время войны. В Японии даже при милитаристах и цензуре были мощные частные средства массовой информации с относительно устойчивыми в финансовом отношении газетами. Традиция частного бизнеса в форме крупных корпораций и мелких фирм, традиция частной инициативы, разработки и запуска новых товаров на частном уровне существовала с конца Х1Х века, не прерываясь.

Япония, напомним, была оккупирована американцами, которые смели там все, что могло опять толкнуть эту страну на путь войны. Не только правительство страны, но и, подчеркну, большинство японцев согласились с тем, что им больше не нужен статус военной сверхдержавы с глобальными стратегическими интересами. За исключением кучки националистов, как ни удивительно, фантомных болей это ни у кого не вызывало и сейчас не вызывает.

В результате сохранявшаяся пассионарная энергия, которую давало разложение деревни и рывок крестьянства в города, целиком ушла в экономику, в трудолюбие, накопление денег в банках при государственных гарантиях сохранения вкладов, в культ образования. Схожая ситуация, кстати, приключилась и в Китае – только мощь энергетического потока нужно умножить десятки раз. Наш пассионарный взрыв по такой модели давно выдохся, надежды на его повторение нет.

Япония достигла очень высокого уровня жизни и самой большой ее продолжительности в мире. Однако энергия послевоенной пассионарности и мобилизации нации к настоящему времени тут тоже иссякла. Это и стало причиной стагнации. Вместе и с более конкретными причинами – например, лопнувшим финансовым «пузырем» в конце прошлого века. Высокий уровень жизни дал и парадоксальный результат – нежелание заводить семью, иметь детей. Япония, как и Россия, теряет население, оно стареет самыми высокими в мире темпами. Кстати, это тоже стало важнейшим фактором стагнации.

Однако Япония идет к новой модели – превращению в первую «азиатскую Швейцарию». Благополучную, еще более ухоженную, с культом экологии. Социализм и уравниловка японского типа заменяются все более заметным индивидуализмом. Со всеми негативными, но и позитивными последствиями. Например, в виде роста творческого начала и личной предприимчивости. Привычка к одной господствующей «общенациональной» политической партии исчезла, сама собой рождается двухпартийная модель западного типа.

Нынешний кризис дал Японии мощнейший толчок переходу на следующий технологический уровень – страна идет к отказу от бензина и солярки, к новым видам энергетики, средств коммуникаций. Япония переживает сейчас совсем не те проблемы, чем Россия.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире