В поведении России не было ничего, что могло ее оправдать.
Россия сознательно теснила Японию к гибели…
Япония стала той загнанной в угол мышью, которой оставалось только укусить нападающую на нее кошку.


Эти слова, как мне кажется, знают все более-менее начитанные японцы – они из крайне любимого ими романа Рётаро Сиба «Облако над холмом», который для наших соседей по Дальнему Востоку стал хоть и достаточно попсовым, но все же некоторым аналогом российской «Войны и мира».

Трейлер к фильму «Облако над холмом». Военные кадры – в самом конце.



Это тоже эпопея, тоже история семей, тоже про любовь, про благородных офицеров и умных гражданских. И тоже попытка нарисовать портрет страны на фоне кровавых войн – в первую очередь войны с Россией в 1904-05 годах.

Очень многие японцы говорили мне, что из всех книг на свете больше всего любят «Облако над холмом».
Сейчас увлечение этим романом переживает у наших соседей по Дальнему Востоку новый взлет – главным событием культурной жизни в декабре стал там начавшийся показ по общественному телеканалу Эн-эйч-кей многосерийного фильма по роману Рётаро Сиба. Снимался он, кстати, в том числе и у нас, в Санкт-Петербурге, там играют и русские актеры.

Именно романист Сиба во многом укоренил в массовом сознании японцев тезис о том, что агрессивная Россия сознательно загоняла их страну в упомянутый выше угол, где слабая, но храбрая мышка здорово отлупила наглую кошку – сильную, но не ожидавшую такой прыти от своей жертвы.


Японская открытка времен войны с Россией 1904-05 гг. Японские гренадеры отбивают русскую атаку.

Россия, как считают японцы, в начале прошлого века не только захватывала большие куски в Маньчжурии – она быстро шла к подчинению Кореи. А оттуда через достаточно узкий Цусимский пролив перебросить дивизии в саму Японию – пара пустяков.

Короче, наши соседи полагают, что только отчаянная война на сопках Маньчжурии уберегла их в начале прошлого века от российского вторжения.


Японцы на позициях в Маньчжурии ведут огонь по русским войскам.

С яростной верой в то, что они защищают родину, сражались японцы в 1904 и 1905-м годах – именно с таким убеждением они бросались на русские «максимы», устилая своими телами высоты в Порт-Артуре.

Подобная трактовка имеет право на существование – Николай II действительно играл с огнем на Дальнем Востоке и был не прочь прокрутить там «маленькую победоносную войну».
Хотя и был к ней, как оказалось, не готов.

Однако, как всегда, все не так просто.
7 декабря известный не только своей взлохмаченной шевелюрой, но и глубокими работами о России профессор Токийского университета Харуки Вада сообщил, что нашел в Государственном историческом архиве Санкт-Петербурга удивительный документ.
Это проект союза между двумя империями за подписью статс-секретаря, члена Особого комитета по делам Дальнего Востока Александра Безобразова от 10 января 1904 года. В бумаге говорится, что России не только нет смысла, но и опасно продолжать экспансию вглубь Китая и на Корейский полуостров, рискуя конфликтом с Токио. В проекте предлагалось заключить альянс с Японией и поделить с ней сферы влияния, оставив за собой разработку ресурсов Маньчжурии. Токио при таком варианте получал преимущественные права в Корее.

Японское посольство в Санкт-Петербурге еще 1 января телеграфировало в свой МИД о том, что влиятельный и очень близкий к императору Николаю II статс-секретарь Безобразов готовит проект двустороннего союза.


Николай II с генералами во время русско-японской войны.

12 января дипломатическая миссия доложила об этом уже во всех деталях. МИД Японии даже переправил эту телеграмму в свое посольство в Корее для ознакомления. Неугомонный профессор Вада обнаружил и этот документ.

Однако 8 января 1904 года премьер-министр Японии и глава МИД страны встретились с высшими военными чинами и приняли решение все же начать войну с Россией.
Чтобы резко ограничить ее влияние на Дальнем Востоке и разом решить там «русский вопрос». 12 января этот курс был утвержден на совещании в присутствии императора. В феврале 1904 года Токио объявил войну России, чему предшествовал лихой налет японских миноносцев на беспечный Порт-Артур.


Командующий русским гарнизоном Порт-Артура генерал Стессель и японский командующий генерал Ноги (сидят в центре) после капитуляции крепости.

Конечно, бумага за подписью Безобразова не полностью меняет картину начала войны в Маньчжурии.
Однако в любом случае вроде бы получается, что азартная «мышка» врезала коту Леопольду именно в тот момент, когда он задумался над тем, как бы с ней подружиться.

Ну, а русско-японский союз все же состоялся – только уже после 1905 года, подписания мира и ухода России с Ляодунского полуострова и Южного Сахалина.
Отношения между Санкт-Петербургом и Токио, как ни странно, стали после этого самыми близкими и дружественными за всю историю двух стран, и продолжалось это вплоть до известных событий 1917 года.

Что же касается «Облака над холмом», то людям всегда приятнее считать себя не агрессорами, а жертвами неумолимых обстоятельств.


Плакат фильма «Облако над холмом».

Кстати, примерно так же японцы в целом относятся и к своему поведению в декабре 1941 года: удар по американцам они во многом объясняют экономической блокадой и военной угрозой со стороны США.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире