15:35 , 07 сентября 2009

Сын японского премьера любит русский суп

Сын самого влиятельного политика Японии и наследник крупнейшей в мире компании по производству автопокрышек пришел ко мне на интервью в полотняных штанах, спортивных ботинках, в клетчатой рубашке и с рюкзаком за плечами.
В одной из комнаток Национального клуба печати в Токио он не отказался от чашки кофе и смущенно пожаловался на чрезмерное, как ему кажется, внимание прессы. Впрочем, интерес к его персоне понятен – отец молодого человека с рюкзаком, Юкио Хатояма, 31 августа привел свою Демократическую партию к фантастической по масштабам победе на всеобщих выборах в Японии. 16 сентября он будет избран в парламенте на пост премьер-министра и обещает большую программу реформ.

К тому же сын будущего руководителя второй по мощи экономической державы планеты уже несколько месяцев живет с семьей в Москве, где читает лекции и, как уже широко сообщала наша печать, пишет трактат об уменьшении автомобильных пробок в российской столице.
Уже одно это делает его персону, вне всякого сомнения, объектом особого значения. Короче, разговор в клубе печати на 9 этаже офисного здания в пятнадцати минутах от императорского дворца в центре Токио, как говорится, состоялся, и на ленту информационного агентства ИТАР-ТАСС ушел мой соответствующий материал. Однако вошло в него далеко не все услышанное, а жаль.

Так что почитайте этот мой первый пост, если интересно, как смотрит на Москву и москвичей образованный японец из приличной семьи.
Ниже идет текст интервью, свои вопросы я опускаю, а некоторые комментарии даю в скобках.

Итак, поехали.

– В Высшей школе бизнеса МГУ я работаю с февраля 2008 года и еще пробуду там года полтора, – рассказал Киитиро Хатояма, который выглядит гораздо моложе своих 33 лет. – Еще в 2007 году я защитил диссертацию по вопросам транспорта и городского хозяйства. Встал вопрос о приобретении практического опыта – лучше за границей и там, где до сих пор было мало японских исследователей в нашей области. Россия с самого начала была в списке, и в конце концов я решил ехать именно в вашу страну, учитывая особые связи с ней нашей семьи.

(Для справки: прадед Киитиро в 1956 году качестве премьер-министра Японии съездил в Москву, где подписал знаменитую Совместную декларацию. Она прекратила состояние войны между СССР и Японией, восстановила их дипломатические отношения и разрешила прочие проблемы. Кроме, понятное дело, спора о Южных Курилах).

– В МГУ я читаю лекции по-английски по проблемам управления инфраструктурой по программе подготовки магистров.
Чем отличаются русские студенты от японских? Они, например, хорошо говорят по-английски. У нас в Японии его тоже все подолгу учат, но, увы, немного тех, кто по настоящему владеет этим языком. По подходу к учебе, пожалуй, ваши студенты и японские мало отличаются. Везде есть серьезные ребята. Однако ваши, пожалуй, активнее ведут себя на занятиях, много задают вопросов. В этом плане они энергичнее японцев.

– Вы спрашиваете о моих попытках заняться автомобильными пробками в Москве…
К октябрю я хотел бы подготовить первый вариант предложений на эту тему. Речь, конечно, не идет о том, чтобы свести пробки к нулю, но исправить положение, честное слово, можно. Мне кажется, что в Москве еще работает система, сложившаяся в ту далекую эпоху, когда машин на ваших улицах было совсем мало. Разумеется, в вашем городе и дорожная инфраструктура далека от идеала. Но ведь на строительство новых дорог нужно время и деньги. А уже сейчас многое можно сделать путем улучшения механизма контроля за движением. Речь идет, например, о научной системе, определяющей протяженность красного или зеленого сигнала светофора на том или ином перекрестке, о системе поворотов и объездов.

– К тому же, даже при хорошей системе дорожного движения мало что получится, если сами водители будут себя вести, как сейчас.
В Москве любят гонять на чрезмерных скоростях, а во время пробок спокойно выезжают на перекресток и затыкают его тем самым для перпендикулярного потока. Да, манеры у ваших водителей не очень хороши. Я, кстати, сам езжу по городу на маленьком «Нисане» и понял еще одну московскую проблему – у вас очень мало дорожной информации по сравнению с Японией. У нас практически все пользуются навигационными системами, которые сообщают о пробках, ДТП, прокладывают объездные маршруты. В Москве водитель пока еще крайне мало знает о том, что ждет его на дороге – я сам с этим сталкиваюсь постоянно.


(Киитиро Хатояма планирует представить свои предложения мэрии российской столицы, если, конечно, получится. Если же нет – он готов ограничиться просто обсуждением своих тезисов внутри МГУ. Впрочем, рискну предположить, что московские власти не откажут представителю семьи Хатояма. Юрий Лужков лично знаком с его отцом, который помимо руководства партией и формирования будущего правительства еще и возглавляет Общество «Япония-Россия». По этой линии он неоднократно встречался и со столичным градоначальником, и с ректором МГУ Садовничим. Но вернемся к интервью).

– В Москве я живу в общежитии с женой и дочкой.
Что мне больше всего не нравится в вашем городе? Что хуже всего? Ну, у меня ни к чему нет таких сильных чувств. Есть большая проблема с планированием своей жизни. В Японии я всегда ходил с блокнотом-органайзером, куда записывал, что и когда буду делать. В Москве я бросил этим заниматься – график никогда не выполняется. А что нравится? Больше всего готовность ваших людей принять участие в делах других. Они готовы помочь, добры к детям, к тем, кто попал в трудное положение. В Японии такого особенно не увидишь. У нас не очень принято предлагать помочь посторонним. Мне нравится и русская еда – особенно супы. Ваша кухня не столь замысловата, как французская или итальянская, она проста. Однако мне это нравится.

– Я вообще считаю, что японцы и русские могут иметь дело друг с другом.
Наши культуры в чем-то похожи, они отличаются от западной. Если мы с кем-то дружим – так до конца. И в Японии, и в России очень важно искусство закулисных контактов, умение, как говорится, проработать вопрос. Разумеется, мы не во всем похожи, но можем друг друга понять. К тому же в России много людей, которые интересуются Японией, – например, студентов.

– Вы спрашиваете, хочу ли я стать политиком, как отец?
Пока я не могу этого сказать. Да и сам отец мне никогда напрямую не советовал двигаться по его пути. Но думаю, что он согласится, если я когда-то тоже захочу пойти в политику.


Напомним, что прапрадед Киитиро был председателем нижней палаты парламента, прадед, как мы уже говорили, – премьером, дед – главой МИД.
Дед по материнской линии основал корпорацию «Бриджстоун» – крупнейшего в мире производителя автопокрышек. Уже одно это делает Киитиро наследником одного из крупнейших состояний в Японии. Однако у подъезда здания Национального клуба печати я напрасно искал «Майбах» с шофером и охраной – мой собеседник после интервью вежливо раскланялся, накинул рюкзак на плечо и пошел к ближайшей станции метро.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире