Крутой усатый осман в красной имперской феске и некий героический японец в темном кимоно в компании двух более современных персонажей взирают сейчас с цветных реклам, которые постоянно мелькали в эти дни в центральных токийских газетах с многомиллионными тиражами. Они же красуются на афишах кинотеатров в лучших районах столицы Японии. Которые зовут посмотреть новый блокбастер «Караблекрушение-1890», идущий с декабря на 309 экранах страны. Одновременно он показывается и в Турции – на 300 экранах.

2423554

«Кораблекрушение-1890» — это совместная лента, воспевающая, как говорится, проверенную годами дружбу двух стран. С одной стороны – это история гибели военного корабля Османской империи, посланного с дипломатической миссией в Японию в конце позапрошлого столетия. На обратном пути он попал в тайфун, стал тонуть, и его команду самоотверженно спасли жители прибрежной деревушки. В зеркальном варианте история повторяется в 70-х годах прошлого века, когда турки не менее благородно спасают японцев, застрявших в Тегеране во время ирано-иракской войны.

Фильм о нерушимой дружбе вышел очень кстати – Япония и Турция сейчас заметно сближаются по разным направлениям. Одно из самых главных — сотрудничество в бывших советских республиках Центральной Азии, где Токио пытается укреплять своим позиции. В  октябре ушедшего года премьер-министр Японии Синдзо Абэ совершил беспрецедентное турне – он стал первым главой японского правительства, который посетил все пять стран этой бывшей части СССР. В экономическом плане главным был визит в богатый ресурсами Туркменистан, где входившие в делегацию бизнесмены из Японии договорились о контрактах на общую сумму 18,5 миллиарда долларов.

В других странах Синдзо Абэ делал щедрые подарки, в том числе безвозмездные. Кстати, сразу же после японского премьера примерно по такому же маршруту проехал государственный секретарь США Джон Керри — он как бы дополнил преимущественно экономическую по содержании поездку японского премьера политическим и военным компонентами.

Но вернемся к японо-турецкой дружбе – самой главной конфеткой японского проникновения в Туркменистан стало решение о строительстве огромного ультрасовременного предприятия по переработке природного газа в районе города Мары. Меморандум об этом был подписан в октябре во время визита премьера Абэ в Ашхабад – общая цена проекта может приблизиться к 16,5 млрд долларов.

Технологии и организация будут японскими, а вот строить и поддерживать контакты по этому поводу с непростыми туркменскими партнерами будут две крупные турецкие корпорации. Именно такой формат в Токио сейчас считают оптимальным – мы, мол, можем финансировать и предоставлять самые современные производственные комплексы. А отвечать за работу в котловане, за контроль за рабочими и работами будут турки, искушенные в тонких делах региона.

Такое сотрудничество далеко не ограничивается стройкой в городе Мары. «Мицубиси» вместе с турецкими партнерами будет сооружать заводы по производству удобрений в Туркменистане и Узбекистане. «Кавасаки» в сотрудничестве с турками в том же Туркменистане строит завод по производству бензина из природного газа. И так далее.

В Токио дают понять, что вместе с турками японцы стремятся дать некоторую альтернативу странам бывшей советской Центральной Азии, чтобы они при определении экономических партнеров не оказывались перед жестким выбором — либо Россия, либо Китай. Именно поэтому, например, в Японии готовы поддержать проект строительства газопровода TAPI из Туркменистана в Индию через Афганистан и Пакистан – он официально начат, хотя по-прежнему вызывает сомнения с точки зрения обеспечения безопасности. В Токио считают, что этот проект и возможное строительство завода по сжижению газа раскроют новые перспективы независимости для Ашхабада, который вначале полностью зависел от России как транспортера и покупателя своего газа, а теперь попал почти в такую же зависимость от Китая, как от единственного и монопольного клиента на востоке.

Кстати, Турция интересует Токио далеко не только как важный партнер в таких проектах. Японские компании, например, инвестируют около 22 миллиардов долларов в строительство АЭС в Синопе на турецком севере. Этот проект чрезвычайно важен для Токио – его лично продвигает премьер-министр Абэ. Японцы внимательно следят и за развитием ситуации вокруг атомной станции «Аккую» на юге страны, которую должна соорудить Россия. В октябре минувшего года турецкий президент Эрдоган многозначительно заявил, что эту АЭС «построят другие», если проект не выполнят русские. Ранее тот же  Эрдоган неоднократно говорил, что высоко ценит японские технологии в области атомной энергетики. В Анкаре, например, выражают готовность использовать опыт своих дальневосточных партнеров и при сооружении и третьей АЭС в стране.

Премьер-министр Японии Абэ в прошлом году провел два полносмасштабных раунда переговоров с Эрдоганом в мае и октябре, встречался с ним на саммите в Анталье в ноябре. Идут, кстати, и не слишком афишируемые контакты в военной сфере – например, Анкара давно проявляет интерес к японским технологиям танковых двигателей. Решение этого вопроса может серьезно ускориться после того, как Токио снял многие прежние ограничения на экспорт вооружений.

Кстати, появление фильма «Кораблекрушение-1890» тоже имеет экономический аспект – его спонсировала турецкая авиакомпания Turkish Airlines. Она активно работает сейчас над тем, чтобы выстроить новый воздушный коридор из богатой Восточной Азии в  Европу через Стамбул. В качестве мощного конкурента другим перевозчикам, включая «Аэрофлот».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире