golovnin

Василий Головнин

21 января 2019

F

Японский премьер Синдзо Абэ, как сообщили уже не источники, а информационное агентство Киодо, заявит во время своих переговоров с президентом Владимиром Путиным в Москве 22 января о том, что он готов реально изучить вариант о подписании мирного договора с Россией при передаче всего лишь одного южнокурильского обитаемого острова Шикотан и примыкающей необитаемой гряды Хабомаи.

3038411

Т.е. на предельно минимальных для японцев условиях. На условиях, которые Япония отвергла в 1956 году, и которые активно предлагал тогда СССР. Все прошедшие десятилетия Токио хотел плюс к этому еще острова Итуруп и Кунашир, которые тоже считаются «исконными японскими», поскольку они никому другому ранее не принадлежали до 1945 года. Но премьер Абэ, как сообщается, решил, что требовать их бессмысленно.

На Шикотане — 2,8 тыс. российского населения. Процесс идет, смотрим!

Оригинал

Лавров очень доходчиво и интересно объяснил сегодня Японии ситуацию вокруг переговоров о Южных Курилах и мирном договоре. Требование возвращения островов — нарушение Устава ООН, где говорится, как сказал глава МИД РФ, о нерушимости итогов Второй мировой войны. Японцы, думаю, найдут какую-то казуистику в ответ. Тем более, что главное было в других словах Лаврова.

Япония, как он сказал, пока по другую сторону баррикад. Она, хоть и хило, но участвует в санкциях против РФ. Как правило, голосует вместе с Западом против Москвы в ООН. Япония поддерживает все враждебные действия «семерки». Она интригует против дружественного Китая и надеется использовать мирный договор с Москвой как средство сдерживания Пекина. Это все нужно прекратить и перейти на другую сторону баррикад. Если хотите говорить об островах.

Короче, Токио предлагают сменить военно-политическую ориентацию. Ужасно интересно, ждем 22 января, когда в Москве состоятся новые переговоры президента Путина и премьера Абэ, который сталкивается со все новыми и более высокими стенками на пути к своей заветной цели.

Оригинал

Обычно осведомленный человек сказал, что США сейчас практически не оказывают влияния на ход переговоров между Японией и Россией о Южных Курилах и мирном договоре. Администрация Трампа (в широком смысле) относится к зтому вопросу равнодушно, у нее нет внятной позиции. По крайней мере эта позиция или соображения, если верить товарищу, не высказываются. Что необычно.

Штаты всегда находились на поле игры вокруг Южных Курил: от 50-х годов прошлого века, когда они заблокировали договоренность Токио с Москвой, до второй половины 90-х, когда президент Клинтон прямым текстом объяснил японскому премьеру, как нужно поскорее заключить мирный договор с Ельциным. Даже милейший Обама деятельно участвовал в процессе. Однако сейчас, как уверяет мой собеседник, Штаты при Трампе в целом исчезли из проблемы. И это, полагает товарищ, впервые создает ситуацию прямых переговоров между Токио и Москвой.

Оригинал

Весьма доверенный внешнеполитический советник японского премьера Синдзо Абэ сейчас находится в Вашингтоне. Как мне сказали, в первую очередь в связи с предстоящей поездкой самого Абэ в Россию на переговоры по островам, от которых он ждет интересных результатов.

Советник Каваи помимо контактов с деятелями администрации и Сената уже выступил в Гудзоновском институте и выдвинул два связанных между собой тезиса по России. Во-первых, по его словам, Москва и Токио разделяют ощущение угрозы, которая исходит от Китая. Советник дал понять, что такой вывод следует из содержания секретных переговоров, ведущихся сейчас между первыми лицами России и Японии.

Во-вторых он заявил, что компромисс между РФ и Японией и подписание между ними мирного договора станут важным инструментом сдерживания растущих амбиций Китая. США, сказал Каваи-сан, должны в связи с этим всячески содействовать переговорам между Токио и Москвой.
Это расценивается как прямой намек на на то, что Штатам следует действиями поддержать заявления Японии о том, что после передачи части Южных Курил там не будет американских военных объектов. Москва, бесспорно, будет продвигать этот тезис, он играет хорошо.

Сегодня, кстати, командующий войсками США в Японии генерал Мартинес заявил, что «на данном этапе» планов размещения американских войск на Курилах не имеется. Как нет их и в прилегающем районе севера Японии. Но Москве таких слов будет мало. Тем более, что ее цель, конечно, — ослабление альянса между Токио и Вашингтоном.

Оригинал

Российские военные вроде бы намерены к 2020 году создать единую линию обороны на Курильских островах, которая должна отрезать от врагов Охотское море — огромную стартовую площадку для курсирующих там стратегических атомных подлодок, призванных в случае чего нанести удар по США. По крайней мере так утверждают коллеги из японского информационного агентства Киодо: они уверяют, что получили в свое распоряжение какой-то документ такого содержания.

Ракеты класса земля-корабль «Бал» (дальность 130 км) уже размещены на южнокурильском Кунашире прямо под носом у Японии (его оттуда видно невооруженным глазом), а »«Бастион» (300 км) — на более отдаленном Итурупе, самом большом острове южной части архипелага.

Теперь речь идет о том, что ракеты вместе с оборудованием аэродромов и прочей инфраструктурой развернут еще на островах Парамушир и романтическом Матуа (Мацува), где с окончания Второй мировой войны сохраняется заброшенный японский укрепрайон с загадочным подземным лабиринтом, а также со вполне приличным аэродромом, которые и через 73 года после окончания войны, говорят, пригодны для использования.

Конечно, имеется в виду усиление контроля за проливами между Курильскими островами, ведущими из открытого океана в Охотское море. По которым, по идее, могут ходить в том числе и военные корабли иностранных государств с поднятым флагом. Ну, как ходят корабли ВМФ РФ по Цусиме. Или могут ходить по проливу Цугару между японскими островами Хоккайдо и Хонсю, например. Кстати, во времена СССР такого укрепления курильской линии обороны не было. Хотя японцы на последнем этапе холодной войны открыто говорили, что будут перекрывать международные проливы на Дальнем Востоке в случае войны.

Оригинал

Один из людей, очень близких к премьер-министру Японии Синдзо Абэ, сегодня довольно четко пояснил ситуацию с Южными Курилами. Если мы поначалу получим только маленькие острова и подпишем мирный договор, то будем иметь прочные отношения с Россией, сказал заместитель генсека правящей Либерально-демократической партии Хагиуда. И это будет средством против гегемонизма Китая, подчеркнул он.

Хагиуда, верный оруженосец премьера Абэ, оговорился, что стремиться, конечно, нужно ко всем островам, включая самые большие Итуруп и Кунашир. Но мы уже больше 70 лет не продвинулись к этому на на миллиметр, а надо идти вперед. И главное, еще раз сказал он, нам нужно средство сдерживания китайской гегемонии.

Короче, товарищ ясно просигналил: Токио готов заключить мирный договор на условиях далекого хрущевского 1956 года: один самый небольшой и самый заброшенный обитаемый остров Шикотан и гряда прилегающих к нему мелких необитаемых островков. Которые как бы отдадут после подписания бумаги — хотя еще душу вынут при обсуждении условий. И плюс туманное согласие потом говорить о двух больших островах, которые не отдадут никогда, поскольку там уже и ракетные береговые комплексы, и военные городки, и чего-то асфальтируют.

Премьер Абэ вместе с японцами на это готов — Китай страшнее.

Оригинал

Японский премьер Синдзо Абэ одержал, похоже, серьезную победу в борьбе за общественное мнение своей страны — более 53 процентов его соотечественников выступили в поддержку того, чтобы вначале получить меньшую часть Южных Курил, Шикотан и гряду Хабомаи. А потом продолжить переговоры об остающихся самых больших островах Итурупе и Кунашире. Именно такой вариант общественное мнение считает тем, к чему клонит премьер Абэ на тайных переговорах с Москвой.

Радикальный подход по формуле «все четыре острова верните разом» поддержали лишь 28,6 процентов участников опроса, который провело очень умеренное и подчеркнуто нейтральное информационное агентство Киодо. Короче, большинство японцев, похоже, выбирает решение на переговорах с Россией по модели советско-японской декларации 1956 года (Шикотан и Хабомаи после заключения договора) с неким туманным довеском в виде продолжения консультаций о Кунашире-Итурупе.

По данным опроса, кстати, такой вариант поддежали более 60 процентов сторонников правящей Либерально-демократической партии. Что особенно важно для настойчивого премьера Абэ, который уже более двух десятков раз встречался с президентом Владимиром Путиным.

Впрочем, получение общественной поддержки, ясное дело, вовсе не гарантирует того, что переговоры с Москвой двинутся к решению, которое выбрали более 53 процентов участников опроса Киодо.

Оригинал

Японское журналистское сообщество возмущенно гудит: глава МИД Таро Коно, аристократ из старинной семьи почтенных государственных деятелей, сегодня на пресс-конференции четыре (4) раза подряд в трамповской манере отказался отвечать на вопросы о переговорах с Россией о Курилах.

Вначале его попросили прокомментировать слова Лаврова о том, что любым разговорам об островах должно предшествовать признание Японией итогов Второй мировой войны. Т.е. законности того, что Россия владеет Южными Курилами. Что наотмашь противоречит официальной позиции Токио.

«Следующий вопрос, пожалуйста»,— ответил на это министр. Журналисты с вариациями повторяли прежний вопрос и каждый раз получали в ответ «Следующий вопрос, пожалуйста». Наконец, очередной репортер вежливо спросил министра, считает ли тот такие ответы приемлемыми на официальной пресс-конференции. Тут глава МИД надломился и заявил, что «стремится создать правильную атмосферу на переговорах с Россией».

Короче, находящаяся в меньшинстве японская парламентская оппозиция негодует и заявляет, что министр презирает народ, который стоит за спиной журналистов и требует ответа. И все слегка недоумевают — что это такое, блин, скрывает правительство премьера Абэ по поводу переговоров с Москвой об островах?

Оригинал

В тяжелых боях торговой войны между США и Китаем вступило в силу шаткое перемирие – на встрече в Буэнос-Айресе 1 декабря президент Дональд Трамп и председатель КНР Си Цзиньпин договорились на 90 дней прекратить боевые действия и провести быстрые переговоры. На это время Вашингтон заморозил свою угрозу повысить с нынешних 10 до 25 процентов пошлины на импорт китайских товаров на гигантскую сумму 200 млрд долларов. Если бы такая мера была введена, то под карательные санкции угодил бы практически весь экспорт КНР в США. Дело в том, что в ходе первого этапа торговой войны Вашингтон уже резко повысил пошлины на закупки китайских товаров на 250 млрд долларов. У Пекина в этой битве явно кончались патроны – ранее в ходе ответной операции возмездия он ввел увеличенные тарифы на 80% импорта из США, который в прошлом году составил около 154 млрд долларов. Повышать пошлины теперь особо не на что, а беспощадный нажим Трампа, как полагают эксперты в Токио, уже начал негативно сказываться на экономике КНР. Короче, товарищ Си на переговорах в Аргентине выразил готовность пойти на уступки, хотя их содержание пока туманно. Неразбериха была даже со сроком введения в действие ультиматума Трампа – поначалу 90 дней вроде собирались отсчитывать с 1 января, но потом Белый дом ужесточил условия и включил счетчик с 1 декабря. Короче, Пекин должен к концу февраля сформулировать нечто, устраивающее Трампа – или, сцепив зубы, возобновить затяжную торговую битву. Пока Белый дом объявил лишь, что Китай согласился на «очень существенное» расширение закупок сельскохозяйственных, энергетических, промышленных и прочих товаров в Соединенных Штатах. Суммы называются невероятные: министр финансов США Стивен Мнучин в одном из интервью 3 декабря сообщил, например, что Китай готов расширить импорт из-за океана до невероятных 1,2 трлн долларов. Достигнуто это может быть, по его словам, в первую очередь за счет массированных и долговременных закупок американского сжиженного природного газа (СПГ) на огромные суммы. Что, возможно, будет напрямую затрагивать немалые интересы газового экспорта России в КНР. Однако Вашингтон требует куда большего, чем просто солидное расширение импорта. Трамп добивается изменения многих основ экономической политики Пекина. Например, прекращения нажима на работающие в КНР американские корпорации с тем, чтобы они в ответ на допуск к китайскому рынку передавали Пекину свои технологии. Вашингтон хочет искоренить действующую в КНР могучую систему краж интеллектуальной собственности и, наконец, политику гигантских субсидий государственным корпорациям. Это затрагивает коренные интересы администрации Си Цзиньпина, который стремится поставить Китай вровень с США не просто по размеру ВВП, а по качеству экономики. Пекин, например, провозгласил своей целью стать мировым лидером в робототехнике, во внедрении искусственного интеллекта и других прорывных технологий, а нажим Трампа направлен на то, чтобы затруднить выполнение этой задачи. Не сможет пойти Пекин и на серьезное изменение своего подхода к госкорпорациям как к основе процветающего «социализма с китайской спецификой», который Си Цзиньпин обещал построить в своей стране. Эксперты в Токио полагают, что Трамп морально готов к возобновлению торговой войны с Китаем, поскольку именно политика КНР, по его мнению, в первую очередь препятствует возрождению «Великой Америки». Однако президенту США нужны победы – он, например, уже вовсю рекламирует якобы сделанное ему обещание китайского руководителя сократить, а потом вроде и вовсе отменить пошлины на ввоз американских автомобилей, хотя о конкретных договоренностях на этом направлении пока ничего не объявлено. Тем временем главным ответственным по достижению соглашения с Китаем в течение 90 дней Трамп назначил представителя США на торговых переговорах Роберта Лайтхайзера, который известен как непримиримый критик того, что в Вашингтоне называют нечестной торговой практикой Пекина. Перенос срока действия 90-дневного ультиматума на конец февраля имеет, судя по всему, и конкретный смысл. В начале марта откроется сессия Всекитайского собрания народных представителей (номинального парламента КНР), и председатель Си, полагают в Вашингтоне, вряд ли захочет появиться на ней как человек, который не сумел отвести от страны угрозу торговой войны с США.

Оригинал

3013793

Карлоса Гона, как сообщили мне сегодня японские конспирологи со знанием вопроса, слопал японский менеджмент «Ниссан». Которому этот беспощадный и жестокий гений бизнеса уже встал поперек горла.

«Ниссан» к концу 90-х оказался в кризисной замазке и вынужден был пойти на альянс с «Рено» в качестве младшего партнера. Карлоса Гона в японскую компанию французы прислали как комиссара с чрезвычайными полномочиями — и он оздоровил ситуацию самыми бесчеловечными методами. Ему это припомнили.

С «Ниссан» сейчас все зашибись, Гон сделал свое дело: корпорация отлично работает, мировой лидер в числе прочего по внедрению на рынок электромобилей, за которыми, похоже, будущее в развитом мире. Поступления от «Ниссан» дают теперь половину доходов «Рено», за которой стоит правительство Франции, имеющее в компании крупнейший пакет акций. И тут внимание.

Карлос Гон самым активным образом вел дело к тому, чтобы превратить альянс независимых компаний «Рено» и «Ниссан» в одну корпорацию под его руководством. И с мощным французским влиянием.

Японцы эти планы как могли блокировали, но сейчас, как говорят мои конспирологи со знанием предмета, нашли момент нанести короткий смертельный удар. Чтобы раз и навсегда остановить опасное развитие событий. Гений бизнеса удачно подставился — очень невнимателен был с налогами, бесплатно использовал классные аппартаменты от Бразилии до Нидерландов за счет «Ниссан» (всего доказано пять стран). Это, конечно, было не пошлое воровство и жульничество, а просто — как иначе? Я же спас «Ниссан» от катастрофы и сейчас веду его к невероятным свершениям!

Но внимательные люди подсчитали цифры, подбили материал и передали в самый крутой отдел Токийской прокуратуры. Где изнывали без крупного сенсационного дела. Короче, Карлос Гон арестован, карьера его сломана. И другого такого моторчика для альянса «Рено-Ниссан» найти, похоже, теперь не получится.

Оригинал



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире