golovnin

Василий Головнин

15 июня 2018

F

От встречи в Сингапуре с Трампом пока на короткой дистанции больше всех, как кажется, выиграл молодой северокорейский диктатор Ким Чен Ын. Еще в декабре он был изгоем, КНДР оказалась в смертельно опасной блокаде даже со стороны Китая, своего единственного военного союзника и почти единственного экономического спонсора и партнера. В Пекине на уровне газетных публикаций заговорили о том, что могут согласиться с хирургическими военными ударами США по важнейшим объектам Северной Кореи.

И вдруг — опа! Все стерто ластиком, какие хирургические удары! Ким еще до встречи с Трампом молниеносно поправил отношения с Пекином и вроде бы признал свою вассальную зависимость от Китая. Он два раза встречался с президентом Южной Кореи, который в восторге от возможности взвинтить свой популистский рейтинг за счет братского примирения с Севером.

А тут еще и Трамп, владыка мира! Рукопожатия с приколами, совместный фьюженовский обед в сингапурско-малайском стиле с элементами корейской кухни и американским стейком! Да еще Пхеньян потом получает невероятный подарок в виде остановки регулярных американо-южнокорейских военных учений. Которые реально представляли угрозу Северной Корее, изматывали ее, держали в непрерывном напряжении. Что сжирало массу достаточно скудных экономических ресурсов КНДР.

И сам Ким Чен Ын в мгновение ока из мрачного тирана, убийцы дяди и старшего брата, администратора концлагерей превратился в парня в прикольном прикиде и с прикольной прической, легкого на улыбки. Который вовсе не ассоциируется с чем-то плохим и опасным. На него хочется еще раз посмотреть!

Короче, Ким получил телегу конфеток. И дальше все будет зависеть от того, насколько компетентно и тотально американцы смогут провести переговоры с хитрецами из КНДР о ликвидации их хорошо запрятанных ракетно-ядерных плюшек. Пока почти тридцать лет это американцам не удавалось.

И невозможно сделать это без маленькой дружеской помощи со стороны Китая. Который, как кажется, тоже очень много получил от встречи Трампа с Кимом в жарком 32-градусном экваториальном Сингапуре.

Оригинал

Встреча в Сингапуре двух альфа-самцов из США и КНДР, одного уже тронутого молью, а другого – еще вполне гладкого и упитанного, завершилась (на первый взгляд) победой по очкам товарища Ким Чен Ына.

В  совместном документе саммита зафиксированы обязательства сторон — пхеньянский вождь пообещал пойти на «полную денуклеаризацию Корейского полуострова», а Трамп в ответ согласился предоставить Пхеньяну гарантии безопасности и сохранения нынешнего диктаторского режима в Северной Корее. Конкретизировать все это поручено госсекретарю Помпео и некоему еще неназванному товарищу из КНДР.

В Токио, честно говоря, были разочарованы: термин «полная денуклеаризация Корейского полуострова» звучит не просто туманно. Его не раз легко произносили еще при отце нынешнего пхеньянского правителя, ныне покойном Ким Чен Ире. Слова эти тоже заносили в совместные коммюнике и соглашения, но это вовсе не  мешало КНДР успешно развивать ракетно-ядерную программу. К тому же в нынешнем документе нет указания на ее предстоящую «полную ликвидацию в  проверяемой и необратимой форме», на чем все последние дни настаивали деятели администрации Трампа. Ничего не сказано и о конкретных сроках этой самой «денуклеаризации», хотя на это вроде бы рассчитывали в США и  Японии.

С другой стороны, Соединенные Штаты тоже не взяли на себя конкретные обязательства в деле обещанных Пхеньяну гарантий безопасности. Короче, исторический саммит на очаровательном курортном острове Сентоса у южной оконечности континентальной части Сингапура уже в  который раз всего лишь запустил процесс переговоров о ракетно-ядерной программе КНДР – правда, на сей раз в небывалом ранее формате прямых переговоров между Вашингтоном и Пхеньяном.

Цели сторон вроде бы  ясны: несмотря на туманность документа от 12 июня, США вроде бы хотят полностью и окончательно лишить КНДР возможности угрожать Южной Корее, Японии и самим Соединенным Штатам ядерными ракетами и другими видами средств массового уничтожения. Речь идет, в частности, о прямом вывозе таких вооружений на американскую территорию. Для этого Пхеньян должен раскрыть свои объекты для инспекций и допустить на них американцев. Ликвидации, по этому плану, должны подлежать баллистические ракеты всех видов, ядерные боеголовки и ядерные материалы.

Как заявил на  этой неделе советник президента Южной Кореи по международным отношениям и  национальной безопасности Мун Чжон Ин, такую программу можно при желании целиком завершить за два с половиной года. Ну, а окончательный демонтаж всех объектов ракетно-ядерной программы Севера, по его мнению, потребует примерно десяти лет.
Вашингтон, с другой стороны, упорно заявляет, что сохранит режим нынешних экономических санкций в отношении КНДР до полной ликвидации ее ракетно-ядерной программы. И до этого, мол, не будет предоставлять Пхеньяну никакого экономического содействия.
Такой сценарий, естественно, не устраивает КНДР – она настаивает на  медленном и поэтапном подходе к своим ракетно-ядерным возможностям и  требует подарков за каждую уступку. Например, в виде постепенной, но  неуклонной отмены санкций, предоставления гуманитарной помощи, технологий, инвестиций.

Пхеньян рассчитывает и на замену нынешнего соглашения о перемирии, которое приостановило Корейскую войну 1950-53 гг., на полномасштабный мирный договор с США. За этим, по его замыслу, должно последовать установление дипломатических отношений с  Вашингтоном, обмен посольствами, подписание экономических соглашений. КНДР, по данным упомянутого выше советника президента Южной Кореи, рассчитывает и на согласие Вашингтона на прием Пхеньяна в Международный валютный фонд и Азиатский банк развития. Это представит администрации Ким Чен Ына доступ к стабильному льготному финансированию.

С  другой стороны, как сказал советник президента Южной Кореи, в качестве гарантии безопасности КНДР будет добиваться подписания Соглашения о  ненападении с США и о взаимном неприменении ядерного оружия. Такой документ в сочетании с мирным договором даст основание требовать сокращения или даже вывода американских войск с Южной Кореи – зачем они, если мы договорились о мире и ненападении?

В Японии опасаются, что Трамп при определенном развитии событий может склониться к такому варианту – ведь он давно говорит о необходимости сокращения слишком дорогостоящего военного присутствия США за рубежом. Основания для тревоги есть – на пресс-конференции в Сингапуре 12 июня президент США неожиданно объявил, что прекратит проведение регулярных военных учений с  вооруженными силами Южной Кореи. Это, мол, очень затратно и слишком нервирует Пхеньян.

Слова Трампа вызвали смятение среди американских военных – представитель контингента США в Южной Корее заявил, что ему ничего не известно о таком решении Белого дома, а  совместные тренировки, мол, пока будут проходить по плану. В любом случае заявление о прекращении учений расценивается как большая победа Пхеньяна, который давно на этом настаивал.

Пессимисты в Токио предупреждают также, что полной ликвидации ракетно-ядерного потенциала КНДР не может быть в принципе. Как считает видный военный эксперт, генерал японских ВВС в отставке Кунио Орита, американцы, например, толком не знают даже, сколько Пхеньян имеет ядерных боеголовок. Разведывательное управление министерства обороны США утверждало, что у  КНДР может быть до 60 таких зарядов, а другие американские структуры и  аналитические центры говорят о двадцати.

При подобной неразберихе, предупреждает генерал в отставке, Пхеньяну ничего не стоит даже при продвижении процесса разоружения потихоньку заначить на всякий случай десяток ядерных боеголовок. Впрочем, об этом говорить еще рано, а  итоги саммита в Сингапуре в целом расцениваются как победа Ким Чен Ына – он кое-что уже получил, а взамен пока особо ничего не предоставил.

Трамп, правда, сообщил, что товарищ Ким уведомил его о ликвидации нескольких площадок для отработки ракетных двигателей. Однако, как пробурчал комментатор японского общественного телевидения Эн-эйч-кей, эти объекты в КНДР и так собирались закрыть, поскольку необходимость в  них после проведенных испытаний отпала.

Оригинал

Очень влиятельный карьерный дипломат, глава Отдела России МИД Японии Тадаацу Мори, как сегодня официально объявлено, отстранен от должности на девять месяцев за некие действия, несовместимые с законом о госслужбе. На секунду это вызвало шок в заинтересованных кругах — взбурлили возбужденные разговоры о вероятном новом деле об утечках информации. Или даже о шпионаже. Кто-то предположил, что столь демостративное объявление может означать начало поворота в нынешнем сверхдружественном курсе Токио в отношении Москвы.

Но очень быстро ситуация прояснилась — источники вначале уведомили, что «в деле замешана женщина». Затем прозвучал и роковой сегодня в японской бюрократической среде термин «сексуальный харасмент». Стало ясно, что на руководителя Отдела России МИД поступило соответствующее заявление. И его поспешили немедленно наказать, чтобы прихлопнуть проблему. Ведь все помнят, как буквальна на днях невероятно трясло министерство финансов Японии, где первого заместителя главы этого ведомства журналистки обвинили в постоянных сальных шуточках и заявлениях типа «а можно тебя потрогать за бюст?» Чиновник долго все отрицал, но в конце концов отправился в позорную отставку.

Пока не знаю, на чем погорел мой знакомый Мори-сан. Он производил на меня впечатление человека интеллектуального и знающего, демонстрировавшего широту взглядов в сфере российско-японских связей. Но, понятно, к грубоватой сфере сексуального харасмента это имеет мало отношения. И ясно, что крах карьеры главы очень влиятельного и близкого к высшему руководству главы Отдела России вызовет огромный шок в МИД Японии и других ведомствах. Где теперь будут все более жестко выжигать любые намеки на шалости со стороны начальства.

Оригинал

США на закулисных переговорах с Пхеньяном вроде бы требуют, чтобы КНДР в ближайшие полгода (полгода!) отправила за границу (:видимо, морем в Штаты) существенную часть своих ядерных боеголовок, боевых радиоактивных материалов и межконтинентальных ракет. Об этом уже вторые сутки судачат в Сеуле и Токио, хотя роковое слово «полгода» прозвучало сегодня в Японии впервые.

Речь идет о модернизированном ливийском варианте, о котором постоянно говорит помощник по нацбезопасности Трампа, усатый ястреб Болтон. В 2003 году Каддафи согласился отправить в Штаты морем, все, что имело отношение к его ядерной программе. Пхеньян вчера с гневом и ругательствами отверг такую возможность. Мол, как можно сравнивать Ливию с ее мелкими начальными попытками создать ядерное оружие с нашим статусом зрелой и могучей ядерной державы. Короче, вашингтонскому обкому был устроен отлуп.

Но сделано это было хитро — в виде заявления от имени первого заместителя МИД. Даже не министра иностраных дел — фигуры совсем небольшой в пхеньянской иерархии. Грозное заявление на относительно невысоком уровне означает одно: товарищ Ким хочет встречи с Трампом 12 июня в прекрасном тропическом Сингапуре. Но будет торговаться до упора, хотя на какие-то подарки Штатам ему, конечно, пойти придется.

Вывоз металлолома, который можно выдать за нацеленные на Вашингтон межконтинентальные ракеты? Сколько-то килограммов оружейного плутония и высокообогащенного урана? Половину из дюжины плюс-минус ядерных боеголовок? У американцев, как представляется, есть на этот счет достаточно точные данные. Так что торг идет, интересно, на что согласится Трамп.

Оригинал

Итак, что имеем в очень сухом остатке после того, как пхеньянский правитель Ким Чен Ын все же перешагнул сегодня в своих широченных черных штанах через невысокий бетонный барьерчик, картинно проложенный по 38 параллели, делящей Корейский полуостров на сталинистский Север и капиталистический Юг. А потом еще и перетащил таявшего от умиления президента Южной Кореи Мун Чжэ Ина чуть-чуть к себе на территорию КНДР. Что получили в итоге?

Опубликован совместный документ, в котором говорится о готовности сторон к полной «денуклеаризации» (жуткое слово, почти инаугурация) с целью построения полностью безъядерного Корейского полуострова. Слова отличные, но напрочь лишенные конкретики. Их произносил еще и ныне покойный отец нынешнего вождя КНДР. Это означает, что Пхеньян развинтит свои боеголовки и кусочки кому-то отдаст на хранение? А ядерные объекты уничтожит под контролем ООН? Это в КНДР уже обещали, и всегда обманывали.

С другой стороны, безъядерный полуостров — значит без ядерного зонтика США над Южной Кореей? Или еще и над соседней Японией тоже? Ликвидация соответствующих военных договоров? Короче, создано огромное поле для казуистики, споров с нулевым результатом и затягивания переговоров.

Второй пункт договоренностей — стороны хотят заменить на мирный договор нынешнее соглашение о прекращении огня, достигнутое после завершения Корейской войны в 1953 году. Война как бы и сейчас продолжается спустя 65 лет после реального прекращения стрельбы. Пхеньян всегда хотел полномасштабного мирного договора со Штатами, он считает это средством легализоваться. Что приятно пахнет дипломатическими отношениями, полной отменой санкций, инвестициями. В сегодняшнем документе говорится о необходимости многостронних переговоров о мирном договоре. С участием США и, возможно, Китая. Который, конечно очень захочет принять участие в этом хитром процессе. Россия в документе не присутствует.

Но мирный договор, как представляется в Сеуле и Токио, может быть только наградой за отказ от ядерного оружия. Пока же товарищ Ким ни слова об этом не сказал, что и естественно. Пхеньян, как кажется, до конца будет стремиться к признанию себя в качестве умеренной и разумной ядерной державочки. Но готовой в случае чего уничтожить своих соседей. Это, конечно, создает главное препятствие для переговоров — проглотить такое условие будет непросто.

Короче, смотрим за ситуацией, а самое интересное пока в том, что товарищ Ким явился на саммит в классной маодзедуновке. Я, грешным делом, думал, что он выберет европейский костюмчик — ну, как символ единства, одинаковости, единомыслия с южнокорейским партнером. Но нет! Ким хочет доминировать: он совершенно раздавил на сегодняшней телекартинке бесцветного южнокорейского президента Муна своим максимально агрессивным черным партийным прикидом.

Оригинал

16 марта 2018

Та еще штучка

Пока в России прогрессивная общественность спорит о явке-неявке на выборах и судачит о слабости ответа гордых бриттов на Новичок, в Японии, если кому интересно, возникла дискуссия о государственных спецбортах.

Дело в том, что у наших богатых островных дальневосточных соседей на всю государственную власть есть только два служебных «Боинга» для дальних полетов. Один основной, второй дублирующий, управляются военно-воздушными силами. Пользоваться спецбортом может премьер-министр. Ну, и император по решению правительства. А также наследник престола, если направляется с официальным визитом, скажем, на коронацию какого-то европейского монарха. Даже самые крутые министры — ну, типа иностранных дел, — такого права не имеют. Им полагается просить секретаршу заказывать билет на обычный рейсовый самолет, прикладывая квитанцию к финансовому отчету.

Но нынешний глава японского МИД Таро Коно — та еще штучка. Это потомственный политический аристократ, где и папа, и дедуля занимали высшие сияющие госпосты. Отсутствие спецборта, говорит он, сбивает эффективность дипломатии. За последние пять лет, по его подсчетам, министры иностранных дел Японии съездили в зарубежные страны с визитами всего 97 раз! А вредные китайские министры, например, мотались по заграницам, подрывая влияние Токио, больше 240 раз! Потому что у них самолеты казенные и халявные — летай, не хочу!

Министр Коно упорен — он впервые в японской истории сейчас заставил казну арендовать для его находящейся в Штатах делегации бизнес-джет на двадцать мест. Но скупые ребята из министерства финансов все равно упираются: в казне, мол, нет лишних денег, летай и дальше рейсовым самолетом.

Чиновничья битва будет продолжаться, а тем временем правительство Японии объявило сегодня об активной поддержке программы создания летающего автомобиля. В Токио считают это очень перспективным направлением развития национальной индустрии, выделяют субсидии и льготы Разработок уже полно — скорее, проблема в законодательном решении проблем перемещения машин в воздухе. Так что министру придется чуть подождать, пока его «Лексус» вспорхнет в воздух и устремится в Москву или Вашингтон.

Оригинал

Грозный пхеньянский владыка Ким Чен Ын вдруг превратился в милого котика. Вчера он четыре с лишним часа всеми силами пытался понравиться главе разведки и прочим посланцам Южной Кореи, которые сегодня вернулись в Сеул. Где после короткого переваривания полученной информации торжествующе объявили: товарищ Ким обещал отказаться от ядерного оружия, если ему дадут серьезные гарантии безопасности! Тогда и причин обладать им не будет, сказал председатель Трудовой партии Кореи. Товарищ Ким хочет диалога с США, обещает никогда не применять силу против братьев и сестер на капиталистическом Юге. А к их военным учениям с американцами, как сообщили посланцы, относится с пониманием. И вообще замораживает ракетно-ядерные испытания, пока с ним разговаривают.

А с ним разговаривают — спешно прокладывается горячая линия для прямого контакта товарища Кима с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином. А потом они напрямую встретятся в конце апреля в пограничном пункте на линии размежевания между двумя странами.

Сеул понимает, что его активность нарушает договоренности о жестком усилении нажима на ракетно-ядерный Пхеньян и дух соответствующих резолюций Совбеза ООН. Он спешно посылает руководителей посетившей КНДР делегации в Штаты и в настороженную до предела Японию. Чтобы все рассказать, ответить на вопросы, вызвать понимание. Гонцы поедут и в Москву с Пекином — намек на возобновление шестисторонних переговоров о ядерной программе КНДР, на которых сам Пхеньян поставил крест много лет назад.

Президент Южной Кореи Мун — конечно, именинник, миротворец и накручиватель собственного рейтинга. Крупные пряники северянам он, конечно, отсыпать сходу не будет, но играть в национальное примирение очень хочет. Но главный именинник — товарищ Ким. Он выскальзывает из-под удара американских крылатых ракет и умных бомб. Который в прошлом году был уже так близок, так возможен. А там, глядишь, добрых южан можно во имя братской дружбы раскатать хотя бы на смягчение удушающих санкций. Поскольку денег, как многие говорят, может у Пхеньяна к концу года из-за блокады экспорта уже совсем не остаться. Нужно выиграть передышку — и делать, делать, делать ядерные ракеты, воровать, получать и покупать технологии, создать, наконец-то подлодки с ракетами, способными тайно врезать по Штатам! Время, нужно время!

Оригинал

Одно из самых захватывающих событий сегодняшнего дня, по крайней мере для меня, происходит сейчас в Пхеньяне, где правитель КНДР Ким Чён Ын принимает спецпосланников президента Южной Кореи, среди которых — сам шеф сеульской разведки. Кстати, делегацию возглавляет тоже очень непростой человек — глава Управления нац. безопасности, такой южнокорейский Патрушев.

Ким Третий до сих пор еще ни разу не общался с представителями Сеула. Что уже делает эту встречу событием экстраординарным. К настоящему времени они уже сообща поужинали. О чем говорили — неизвестно. Но ясно, что речь идет о возможном проведении встречи лидеров Севера и Юга, которую в прошлом месяце отчаянно предложил сам Ким Чён Ын. Ему нужен прорыв — очень жесткие международные санкции невероятно больно бьют по экономике КНДР, она просто лишается всех денег.

С другой стороны, президент Южной Кореи мечтает о лаврах национального примирителя, ужасно хочет воспользоваться выгодной ситуацией, но вынужден лавировать. О посылке спецпредставителей он лично по телефону доложил Трампу, получив американское О.К. Но Штаты требуют добиваться от Севера четких гарантий отказа от ракетно-ядерных упражнений, на что Пхеньян не пойдет никогда. Жестского подхода к КНДР хочет и мощная часть южнокорейского общественного мнения.

Короче, ужасно интересно — кто кого облапошит? Сильно немолодой американский журналист, ветеран холодной войны, сказал мне сегодня: увлекательно будет, если северные коммунисты в ходе этого визита умыкнут главу южнокорейской разведки, приставят к его чувствительным местам электроды и узнают массу интересного.

Оригинал

07 февраля 2018

Сестра вождя

Абсолютная сенсация дня — сообщение о том, что на открытие Зимней Олимпиады в Южной Корее едет любимая младшая сестра лидера КНДР Ким Чен Ына — симпатичная Ким Ё Чжон.

Эту худенькую девушку считают чуть ли не самым доверенным лицом предводителя новорожденной ракетно-ядерной державы. Но главное даже в другом — еще никогда представитель или представительница великой северной династии Кимов, прямой потомок божественного генералиссимуса Ким Ир Сена, не посещали Юг — страну изменников, пособников американских империалистов. Не будем уж говорить о том, что две части Корейского полуострова до сих пор находятся в состоянии войны.

Поездка девушки Ким Ё Чжон ломает табу — но зачем? Бесспорно, это часть отчаянного наступления Пхеньяна, призванного вытащить КНДР из чудовищных, удушающих санкций, которые грозят стране реальным крахом. Вместе с сестрой вождя на Олимпиаду прибывают фривольные красавицы из элитного пхеньянского поп-ансамбля для увеселения номенклатуры, которые будут выступать во время Зимних Игр и, ясное дело, привлекут жадное внимание прессы всего мира. Милая девушка из высшего этажа руководства КНДР, сестра вождя, вообще станет суперзвездой открытия Олимпиады — говорить будут только о ней. Одета по западной моде? А какая сумочка? Это мощный шаг, призванный показать человеческое, симпатичное лицо Северной Кореи. Народ которой мучают злобными и бессмысленными санкциями зловредные недруги.

Кстати, не исключено, что сестра везет и некое послание президенту Южной Кореи Мун Чжэ Ину, левому националисту, стороннику политики «солнечного тепла» в отношении братского Севера. Вполне допускаю, что речь зайдет о подготовке к невообразимому визиту в Сеул ее брата — вождя КНДР Ким Чен Ына, великого мастера спецпропаганды.

ОРИГИНАЛ

Зимняя Олимпиада в Пхёнчхане, похоже, будет совершенно феерической с точки зрения дипломатических игр, маневров и пропагандистских вылазок. Американцы, как стало известно в Токио, настоятельно попросили Сеул сделать так, чтобы делегация Штатов на открытии Игр была максимально и демонстративно отделена от посланцев гордого Пхеньяна во главе с неувядающим Ким Ён Намом, главой Великого народного собрания КНДР. Это такой невероятно живучий (в хорошем, политическом смысле) старичок — аналог всесоюзного старосты Михал Иваныча Калинина при Сталине. Который умудряется не только не попадать под бесконечные чистки и волны репрессий, но и неизменно сохраняет свой игрушечный пост как бы второго человека в стране чучхе.

Так вот, американцами, говорят, выписана просьба, чтобы делегация США и возглавляющий ее вице— президент Майк Пенс располагались максимально далеко от северокорейцев и на церемонии открытия Олимпиады, и на банкете, и во время фотографирования. Вице-президент Соединенных Штатов вообще намерен на Играх максимально подчеркивать жесткость к Пхеньяну: он встретится с перебежчиками с севера Кореи, которые входят в организацию борцов с режимом Ким Чён Ына. Майк Пенс берет с собой на Олимпиаду отца американского студента, который как-то сдуру поехал в КНДР туристом, попытался стырить там пропагандистский прикольный плакат на память и был осужден на тяжелый срок в лагерях за оскорбление корейского народа. Потом его отпустили, но в Штаты он прибыл уже в состоянии овоща и быстро умер от повреждений мозга. В США, понятно, считают, что его замучали северокорейские палачи.

Пока Пенс демонстрирует железную непримиримость, президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин, как сообщают, готовит в дни открытия Олимпиады личную встречу с главой делегации КНДР. Ну, как подкрепление своей политики «солнечного тепла», которая должна умиротворить суровых, лязгающих ножами ребят на Севере. А тем временем американцы и японцы затаскивают миротворца Муна на трехстроннюю встречу с участием вице-президента США Пенса и японского премьера Абэ. Где главе Южной Кореи должны промыть мозги и вернуть в русло политики максимально возможного, как говорят в Токио, давления на Пхеньян.

И, наконец, самое прикольное: ходят слухи, что вся взвинченная до предела суровость делегации США — лишь прикрытие для возможных контактов американцев с северными корейцами. Кстати госсекретарь Тиллерсон только что обмолвился, что в Пхёнчхане всякое может быть — мол, как дело пойдет. Интересные дела нас ожидают на Зимней Олимпиаде, какие уж тут лыжи с коньками!

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире