17:47 , 22 февраля 2014

Нет исключению секс-работниц из дискуссий о секс-работе

Наблюдая за участившимися дебатами на тему секс-работы, я слышу множество голосов. Я бы их разделила на две большие категории: это потенциальные клиенты и правые либертарианцы, которые требуют легализации, и с другой стороны, это феминистки, которые требуют её запретить. Доказывая свою правоту, обе стороны часто ссылаются на интересы секс-работниц. Единственные, чьих голосов я практически не слышу, это самих секс-работниц.

Это очень эффективный приём — «защищать» тех, кто не имеют достаточных ресурсов, чтобы быть услышанными. И этот приём совсем не нов: в последнее время появилось очень много любителей «оберегать» детей, проталкивая по средствам этого разные законы, при этом мнением детей, естественно, никто не поинтересовались. Видимо, здесь какая-то похожая ситуация. Любой политик, как и каждая вторая феминистки, считают себя вправе высказаться о том, к чему они сами не имеют никакого отношения. Я тоже пыталась составить своё мнение, и мне стыдно, что ранее я несколько раз высказывалась, не имея представления о том, о чём я говорю.

Можно долго приводить различные теории и сравнивать разные модели. Несомненно, они в каком-то приближении описывают реальность, но они никогда не дадут посторонним такое представление о секс-работе, какое имеют те, кто ей занимаются. Как бы ни казался мне очевиден этот вывод сейчас, я пришла к нему через деконструирование многих собственных теорий. Этот вывод состоит в том, что для того, чтобы узнать, как сделать лучше для секс-работниц, надо спросить об этом их самих. Разумеется, если мы искренне руководствуемся благом секс-работниц, а не пытаемся продвинуть какие-то собственные интересы.

На самом деле, такой принцип уже применяется. Например, в местном самоуправлении. Вряд ли кто-то станет спорить, что принимать решения о том, будет ли реализовываться в неком дворе программа «Народный гараж» или строиться храм, должны жительницы и жители этого двора, и никто другие. Просто потому, что их этот вопрос касается напрямую, а всех остальных не касается. Однако когда речь заходит о будь то секс-работе, будь то смене гендера или, наконец, однополых браках, вокруг мгновенно вырастают толпы народа, которые приходят в чужой двор с плакатами, выступают по телевидению и лезут в драку, хотя сами живут вообще в другом городе.

Нет, иногда я слышу и высказывания секс-работниц. Ими регулярно пользуются спорящие споры, выдёргивая те из этих высказываний, которые подтверждают их мнение. Да-да, не секс-работницы пользуются исследованиями при дискуссиях о своей работе, а другие люди пользуются их мнением, чтобы обсуждать их жизни. В этом мне видится какая-то чудовищная колонизация этого поля дискуссии. Фактически, политическая позиция секс-работниц определяет то, будут ли они включены или исключены из дебатов о секс-работе.

Если мнение секс-работниц противоречит позиции дискутирующих, оно замалчивается или делаются попытки представить его в выгодном для себя свете. В этой связи мне хотелось бы проанализировать пресс-релиз о прошедшем в четверг круглом столе, посвящённом секс-работе. Этот текст достаточно хорошо отражает общий подход к обсуждению этого вопроса в феминистских сообществах. В первом обзаце мы видим перечисление тех, кто приняли участие в мероприятии: это «активистки феминистских организаций, журналистки, учёные». Далее приводятся высказывания этих многими уважаемых и много сделавших в своих областях женщин, однако совершенно не очевидно, какое они имеют отношение к секс-работе и почему считают себя вправе определять политику в этой области. Однако те, кто найдут в себе силы дочитать пресс-релиз до конца, узнают, что во встрече также приняли участие «Представители Санкт-Петербургской организации «Серебряная роза», занимающиеся реабилитацией женщин, занятых в этой сфере», которые «поделились своим опытом – возвращения женщин к нормальной жизни с помощью включения в культурные проекты». Если мы пройдём на сайт «Серебряной розы», то узнаем, что это организация секс-работниц/ков, и её деятельность никакого отношения к «реабилитации» не имеет. Стоит обратить внимание, что высказывания тех, кого вопрос больше всего касается, были помещён в самый конец, более того, они единственные, чьи имена не названы, и вряд ли это было сделано из соображений их безопасности. Мне стало любопытно, о чём же говорили эти неназванные представительницы, из-за чего их высказывания были зацензурированы, и я обратилась за пояснением в «Серебряную розу». Выяснилось, что они говорили о том, что выступают против криминализации клиентов.

Я так подробно остановилась на этом пресс-релизе, потому что он даёт возможность наглядно продемонстрировать механизм исключения секс-работниц из дискуссий о секс-работе. Похожая дискуссия сейчас происходит и в Европе, где Европарламент 25 февраля будет голосовать по отчёту, предлагающему ввести «шведскую модель», т.е. криминализацию клиентов секс-работниц. Данная инициатива вызвала волну протеста со стороны секс-работниц, так, более 560 организаций подписались против неё, в то время как те, кто её продвигают, секс-работницами не являются. Однако, боюсь, позиция секс-работниц будет так же обойдена вниманием, как и на обсуждаемом выше круглом столе.

Я выражаю свою солидарность с движением за права секс-работниц. Я считаю, что именно они сами, и никто другие, должны принимать решения, от которых зависит их жизнь. Исключение маргинализованных групп из дискуссий о них самих — распространённое явление, я сама с ним постоянно сталкиваюсь, когда какие-то цисгендерные медики или гендерные исследовательницы собираются и начинают решать, как нас, трансгендерных людей, нужно лечить или исследовать, при этом никого не интересует наше собственное мнение. В то время как они обсуждают легитимность наших идентичностей и наших тел, мы здесь и сейчас живём с этими идентичностями и в этих телах. То же в случае секс-работы. Дискуссия должна вестись, отталкиваясь от потребностей секс-работниц, а не на основе того, что другие думают об их потребностях. Если вы хотите быть союзницами секс-работниц, вам для начала неплохо бы поинтересоваться их позицией, а не обвинять несогласных с вашим активизмом в антифеминизме или подкупленности со стороны владельцев секс-бизнеса. Союзница это не идентичность, которую кто угодно могут приписать себе. То, насколько вы союзница, определяется не вами, а теми, кого вы защищаете.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире