«Быть Харви Вайнштейном» — документальное исследование взлета и падения одного из самых популярных голливудских киномагнатов наших времен, которого теперь десятки актрис обвиняют в сексуальных домогательствах

3146157

Выходит фильм «Быть Харви Вайнштейном» — в оригинале Untouchable: «Неприкасаемый» или «Неуязвимый». Его слоган: «Скандал, изменивший мир». Поскольку речь о приставании к женщинам со стороны влиятельного мужчины, не удивительно, что за режиссерским пультом тоже стояла женщина – документалистка Урсула Макфарлейн.

Премьера прошла в США в январе – на фестивале американского независимого кино «Санденс» в Парк-Сити. Но в Америке фильм не вышел. Только недавно в Нидерландах, Франции, теперь у нас. Прокатчиков что-то смущает?

Похоже, смущает и первых зрителей. Оценки на главном мировом киносайте www.imdb.com – средние.

О ЧЕМ ФИЛЬМ

О жизни Харви Вайнштейна, мальчика из окраинного нью-йоркского Куинса, который в школе мучился из-за своего жирдяйства, что не помешало ему стать (тут одно из противоречий, которых в фильме навалом) местным «крестным отцом» — в школах моих времен таких хулиганов-лидеров называли «королями», и человек с неподобающей внешностью, тот же толстяк, мог стать лишь грушей для битья, но никак не королем. Значит, была в нем внутренняя сила.

Однако, фильм, оскорбляя Фрейда, выводит все его последующие недостатки из желания закомплексованного жиртреста с обочины Нью-Йорка трахать кинозвезд типа Ланы Тёрнер или Авы Гарднер.

Поэтому в первых же кадрах появляются никому не ведомые актрисы, которые рыдают перед камерой, вспоминая, как Харви пытался (именно: пытался) приставать к ним тридцать-сорок лет назад. А чего же молчали так долго? А боялись потому что. К «боялись» мы вернемся.

Фильм старается быть объективным и отмечает, что у Харви (их студия с братом Бобом «Мирамакс» была, оказывается, названа по именам их родителей: Миры и Макса) был изумительный киновкус. Что десять лет подряд работы, которые они продюсировали, от «Криминального чтива» до «Английского пациента» входили в пятерку лучших фильмов года по версии «Оскара», зачастую там побеждая. Царила атмосфера творчества. Оказаться частью команды Вайнштейнов было неповторимым опытом.

Я был свидетелем, как «Фаренгейт 9/11» Майкла Мура, обвиняющий американскую власть в том, что после взрыва башен Всемирного торгового центра она развязала войну не там, где следовало, а там, где ей было выгодно, вызвала 22-минутную овацию каннского зала на 2500 мест. Рядом с режиссером Муром стоял Харви. За его спиной все 22 минуты аплодировал Мик Джаггер. Фильм получил тогда из рук главы жюри Квентина Тарантино «Золотую пальмовую ветвь».

«Быть Харви Вайнштейном» говорит и о роковой стратегической ошибке братьев, когда они решили стать частью «Диснея», надеясь, что сохранят независимость, но будут теперь снимать на чужие деньги. Но с крупными акулами бизнеса, каковыми Вайнштейны все-таки не являлись, связываться не стоило. В итоге в 2005-м они утратили права на «Мирамакс», на всю библиотеку спродюсированных ими знаменитых фильмов от Содерберга и Тарантино до «Криков», «Банд Нью-Йорка» и «Авиатора» и потеряли более миллиарда долларов. «Мирамакс» накрылся при «Диснее» медным тазом. Вайнштейны продолжали работать под брэндами The Weinstein Company и Dimension Films, но, несмотря на отдельные прорывы, прежних успехов не повторили.

Кстати, киноталанты Харви отмечает и Розанна Аркетт – единственная более или менее известная, но тоже не великая актриса, обвиняющая его в кадре. Но отдав дань Харви как продюсеру, фильм возвращает нас к его грехам.

Оказывается, он был еще и редкостным хамом. Но главное – это вновь секс. Вайнштейна, если кто не знает, недавно уволили из собственной компании. Жена от него ушла. Он ходит с полицейским браслетом, не позволяющим ему покидать определенные районы Нью-Йорка.

При этом отмечу два странных факта. Фильм отчего-то умалчивает о явлении, получившем название «эффект Вайнштейна». После Харви очень многие знаменитости с капиталами вдруг и резко получили обвинения в сексуальных домогательствах 30-летней давности. Среди них Кевин Спейси, комик Луис Си Кей, Бретт Ратнер, Джеймс Тобак, Стивен Сигал, Ричард Дрейфус. А теперь и Люк Бессон и даже – только что — Пласидо Доминго.

Кроме того, вопреки всем законам американской журналистики, фильм не пытается представить иную точку зрения – самого Харви. Ну да, режиссер боялась, что он ее пошлет. Так подошла бы к нему с камерой и запечатлела, как он послал. Но она и не попыталась этого сделать.

ЧТО В ЭТОМ ЗНАЧИМОГО

То, что фильм сделан во славу политкорректности. Понятие «политкорректность» возникло в США еще в 1970-е — в недрах элитарного университета в Бёркли. Но обрело особое влияние на рубеже 1980-90-х. Как представитель либеральных взглядов, я за политкорректность, поскольку она перевернула с ног на голову идеологию большевиков. Если те выступали за власть большинства, то идеологи политкорректности, справедливо решив, что большинство само о себе позаботится, стали отстаивать права меньшинств: расовых, национальных, политических, религиозных, возрастных, сексуальных, социальных.

Политкорректность привнесла в мир много хорошего. Нельзя оскорблять людей с нетрадиционным видом. Обзывать толстых – толстяками (тут я тем более за), худых – глистами и т. д.

Но в начале 1990-х я прочел «Разоблачение» создателя «Парков юрского периода» Майкла Крайтона, посвященное лишь одной из политкорректных проблем — служебных сексуальных взаимоотношений женщин и мужчин (роман не совпадает с голливудской экранизацией с Деми Мур и Майклом Дугласом, где все трусливо выпрямлено). Я читал — и у меня шевелились волосы. Не потому, что роман говорил о полнейшем бесправии современного американского мужчины, с которым относящаяся к меньшинствам женщина может сотворить, что захочет.

А потому, что это натуральный Оруэлл. Поверить — нельзя! Такую Америку у нас не знает никто. Мэтр сюжета и интриги, Крайтон периодически забывал о действе и исписывал десятки страниц просто фактами, как проявляет себя политкорректность: мужчины боятся улыбнуться на улице незнакомому ребенку или женщине — глядишь, тут же обвинят в какой-нибудь дряни. Одна из общественных комиссий влезла в жизнь семьи, заставила 15-летнюю девочку вспомнить, что когда ей было 5, папа шлепнул ее по попке — ага, психическая травма, сексуальные извращения! Папу выгнали со службы, мама дала ему развод, папа спился (читать это даже отчасти смешно — нагнетание ужасов, морализаторство; но, видно, Крайтон был всерьез напуган коллективной истерией; это было его личное «не могу молчать!»).

Мы быстро забываем, что творилось тридцать лет назад.

3146179

И вы мне будете доказывать, что нынешние женщины-обвинители Харви и всех, кто числится в списке «Эффекта Вайнштейна», в начале 1990-х побоялись выступить против своих мужчин-обидчиков? На пике политкорректности? Да одного их слова было тогда достаточно, чтобы угробить карьеру обидчиков и наказать их раз и навсегда. Значит, они не зря молчали тогда и проснулись именно теперь. Потому что тогда рассчитывали на карьерные выгоды. А когда оказалось, что их карьера-то не осуществилась (боюсь, в большинстве случаев по их собственной бездарности), ушлый адвокат посоветовал им объединиться, чтобы выкачать деньги из обидчика на обеспеченную старость. Ну и самому не остаться в проигрыше.

И нет никакой демократической презумпции невиновности. Если тебя обвинили – то сам доказывай, что ты не верблюд. Как в СССР 1930-х, когда во время сталинских процессов соратники главного вождя по октябрьской революции должны были лично доказать, что не являлись японскими шпионами и не рыли ночами тоннель из Москвы в Токио.

В принципе это ничем не отличается от обвинений у нас Ходорковскому или Навальному. Это борьба с официально объявленными негодяями – врагами общества, которым не дается ни слова для оправданий.

О, как точен слоган фильма: скандал, изменивший мир.

Проблема в том, что всякая идеология, и политкорректности в том числе, порождает вранье.

Вот и режиссер фильма «Быть Харви Вайнштейном», объясняя свой посыл сделать этот фильм, начинает свой рекламный монолог так: «В условиях растущего гендерного неравноправия в кино…»

Позвольте, мэм! Уже и оскаровская академия сказала, что состав ее членов будет формироваться по принципу гендерного равенства. И Каннский фестиваль заявил: та же идеология ляжет в основу его программы – что совсем уже гибельно для искусства кино. Лично я против гендерного равенства. Я за то, что если сто процентов женщин-режиссеров окажется талантливее мужчин, то гнать надо этих мужиков из профессии грязной метлой! Я исключительно за таланnливое кино, кто бы его ни делал! Иначе кино погибнет!

При этом именно в 1990-2010-е в мировом кино произошел решительный переворот. Прежде в кино почти все главные роли играли мужчины, а женщины, даже звезды, выступали лишь в роли партнерш, жен, любовниц и т.д. То ли дело наши времена с их Рейчел Вайс, Хеленой Бонэм-Картер, Кирой Найтли, Натали Портман, Скарлетт Йоханссон, Сандрой Буллок, Сальмой Хайек, рано умершей изумительной Бриттани Мёрфи, Сарой Мишель Геллар, Дженнифер Энистон, Кирстен Данст, Кристен Стюарт, ДжиллианАндерсон, Вайноной Райдер, Хилари Суонк, Анджелиной Джоли, Миллой Йовович, Ольгой Куриленко, Одри Тоту, Софи Марсо, Моникой Белуччи, Тенди Ньютон, Рейчел Макадамс, Амандой Сайфрид, Холли Берри, Евой Грин, Умой Тёрмен, которую у нас именуют Турман, Евой Мендес, Розарио Доусон, Николь Кидман, Риз Уизерспун, Наоми Уоттс, Кэтрин Зетой-Джонс, Джессикой Альбой, Мишель Родригес, Анной Кендрик, Энн Хэтуэй, Дианой Крюгер, Пенелопой Крус, Алисией Викандер, Кристен Риттер, Нуми Рапас, Руни Мара, Аманой Пит, Зои Кравиц и др.

Сейчас – первые времена в истории кино, когда женщины стали затмевать в кино мужчин. Даже в боевом кино, которое прежде, если не считать редкие вспышки на экране в лице Сигурни Уивер или Линды Гамильтон, всегда считалось достоянием мужчин.

Все больше женщин – режиссеров и операторов. В Голливуде, может, и нет. А вот во Франции или России – точно.

3146177

СТРАННОСТИ.

То, что Вайнштейн – скотина, сомнений нет. Его в итоге забьют как быка на бойне. А что же у нас за кино такое дрянное стало? – поинтересуется мировой зритель через три года. Так Харви же забили, — отвечу я.

Посмотрите внимательно фильм, который лупит Харви по всем причинным местам.

В нем – фильме-разоблачении – есть ли хоть один намек на изнасилование?

Ни единого.

Но в нем есть масса рассказов посредственных актрис. Перескажу один.

Начинающая актриса зашла как-то в номер к Вайнштейну. Он попросил ее сделать массаж. Она сделала. Он, по ее словам, рассчитывал на большее. Она сказала «нет» и ушла. Он ее не удерживал.

Вы знаете главный принцип политкорректности в отношениях мужчины и женщины? Он звучит так: «Если женщина сказала нет – это значит нет!!!!!» Харви его не нарушил.

Однако, спустя время Вайнштейн приезжает в родной город актрисы. Дальше — чистый анекдот. Ее опять зовут к нему в номер. Что ответит гордая чистая девушка? Да пошли вы! Но эта – идет! Ее встречает – при полном отсутствии посторонних — Вайнштейн, выходящий из ванной без трусов, но в майке до бедер. Как говорит в кадре повзрослевшая с тех времен девушка, она насторожилась.

Это напоминает анекдот про Штирлица. Они с женой шли по разным сторонам улицы. Стараясь не выдать друг друга. Вдруг раздался выстрел. Жена упала замертво. Штирлиц насторожился.

Харви зовет ее с собой в ванную. Она – что бы вы думали? – разворачивается и уходит? Нет: она идет и в ванную! Там он ее пару раз лапает – а чего она ожидала? Но не происходит ничего, подпадающего под статьи УК. Она опять уходит. Он опять ее не задерживает.

И она ни при чем? Зато она теперь к нему в претензии! И такие при этом режиссерские отъезды-наезды на дверь гостиничного номера, словно это отрывки из хоррора типа «Сияния» Кубрика.

Так кто под кого ложился?

Самое занятное, что несмотря на негативный для Харви контекст фильма, обо всем, что я сейчас произнес, говорят и люди с экрана. Мужчина: я всегда думал, что актрисы спят с Харви ради хороших ролей. Это закон: власть притягивает. Зажги фонарь на крыльце – слетятся мотыльки. Но тут режиссер обрывает мужчину.

Женщина говорит: ходило много слухов. Но никто никогда не утверждал: он трахнул ее ради роли. Всегда говорили: она переспала с ним за роль.

Кстати, ни одна актриса, уверяя, будто это не было по взаимному согласию, не говорит, что Харви их реально насиловал, заломив руки, избив или приставив нож к горлу. Зато они рыдают, как им было противно сознавать, что если они откажутся, то лишатся роли.

Так кто тут больший циник: он или они?

И, кстати, знаю, что некоторые советские киноклассики, обладавшие властью как в Москве, так и, например, в Грузии и считающиеся символами интеллигенции вели себя с женщинами куда более отвратительно.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире