Даже на фоне постоянного кровопролития в Азии и Африке побоище в пешаварском училище выглядит чем-то совершенно выходящим за любые рамки. Но это особый вопрос, требующий отдельного разговора. А пока – о наших баранах.

Кажется, первым откликнулся на кошмар в Пакистане известный ветеран «Альфы» Алексей Филатов, честь ему за это и хвала. Правда, без накладки не обошлось: «Везде, где прошлись военным маршем американцы, возникают подобные проблемы», – пишет эксперт. Но дело в том, что американских войск в Пакистане отродясь не было. Вероятно, учитывая союзнические отношения, время от времени там бывают американские коллеги Филатова, борцы с терроризмом, советники и т.д., но ни одного солдата армии США пакистанское правительство, учитывая высочайший уровень антиамериканских настроений народа, в страну не допустит. «Военным маршем» проходили американцы в Афганистане. Так что спутал А.Филатов Пакистан с Афганистаном, с кем не бывает. Но интереснее то, что несколькими строчками ниже читаем: «Весь этот сценарий очень напоминает события в Беслане». Вот тут хотелось бы спросить автора: да сколько же можно томить людей, когда же будет раскрыта эта сенсационная тайна, когда будет назван год, месяц и день, когда американцы прошлись военным маршем по Северному Кавказу, подготовив почву для бесланской драмы?

Но хватит. Кто-то посмеется над опусом Филатова, а я скажу: напрасно, он все правильно делает. Зрит в корень, в самую глубину, в суть метит. Чувствует, куда ветер дует. А дует он у нас категорически в антиамериканскую сторону. И те, кто не о Востоке пишут, а о Западе, тоже все понимают. Вот, например, Олег Никифоров о европейской части России заботится, о Крыме и Калининграде, и задает вопрос в «Независимой газете: сможет ли Россия защитить эти территории с помощью обычных видов вооружения? При этом он, как человек разумный и прагматик, не имеет в виду, естественно, защиту от Америки, от ее нападения. Какой же американский политик подумает даже на нас напасть, зная наверняка, что в мировой ядерной войне сгорит начисто и он сам с семьей и вся его страна? Прекрасно сознавая это, Никифоров тревожится по поводу того, чтобы суметь отбиться от европейских соседей. И вот главная опасность-то: «Украина планирует к 2017 году вернуть себе Крым».

Видно, здорово впечатлили автора громкие победы украинского оружия в 2014 году, сомневается он в том, что российская армия с ее «обычными видами вооружения» сможет сдержать на Перекопе такую грозную махину. Не лучше и с защитой Калининградской области, на которую, мрачно сообщает Никифоров, имеются «иностранные претензии». Какие? А вот, пожалуйста: один из создателей действовавшего в советские времена объединения «Саюдис» некто Озолас (интересно, сколько ему сейчас лет?) дошел до того, что ставит под сомнение принадлежность Калининградской области России. «Ставит под сомнение» – представляете себе? Тут уже недалеко, конечно, и до вторжения, тем более что литовский президент госпожа Грибаускайте считает эту область «колыбелью литовской литературы и искусства». Раз до литературы дошло–точно жди танков. Сразу вспоминаются северная и южная группы армий, фельдмаршалы Лееб и Рунштедт. На Калининград и на Севастополь. И когда Олег Никифоров спрашивает: «являются ли «Искандеры» достаточным средством для устрашения потенциального агрессора?» – уже сама форма вопроса подсказывает ответ: конечно, не является. Поскольку, как уже договорились, о мировой войне с Америкой речи нет, автор даже этот вариант не рассматривает, значит – отбиваться придется от украинских и литовских армад. Да разве их «Искандерами» удержишь?

И вот вам заключение, к которому подводит читателя автор: нет, скорее всего «обычные виды вооружения» нас не спасут. Значит, надо думать о «необычных», то есть о ядерных. Еще и еще ассигновать несчетные триллионы рублей на новые типы ракет, на грандиозные корабли и пр. и пр., вместо того, чтобы налаживать все более неприглядно и хрупко выглядящую экономику, жизненный уровень поднимать. И ведь всем компетентным людям ясно, что огромная доля этих средств расходуется ради престижа, что обороноспособность страны не требует таких фантастических затрат.

Почему я вообще ухватился за эту небольшую заметку? Да только потому, что если уж в «Независимой газете», которую люблю больше других, читаю десятки лет, в которой сам печатаюсь – если в ней запросто, без замечаний и споров, печатаются подобные тексты – как-то неуютно становится. Значит, милитаризация сознания, утверждение психологии «осажденной крепости», убежденность в том, что вокруг враги, которые вот-вот набросятся на Россию, чтобы расчленить и уничтожить ее – все это достигло просто опасного уровня.

Конечно, у нас свобода слова, и хорошо, что Никифоров высказывает свою точку зрения, а кто-то другой – свою. Иначе – тоталитаризм. Но беда в том, что все больше наплывает, все вокруг старается утопить, все оттесняет именно «державническая» позиция, сторонники которой сами верят в искаженный образ мира и в других вбивают.

А в центре этой позиции, разумеется, наша наконец-то найденная национальная идея – антиамериканизм.

У Ильфа и Петров в одном рассказе есть, если я не путаю, редактор газеты, которому литсотрудник рекомендует пустить в печать статью какого-то автора, от упоминания фамилии которого редактор морщится. «Да нет, – говорит сотрудник, –там все правильно, и в конце написано: «Это есть наш последний». Редактор спрашивает: «и решительный» – написано? «Написано». «Ладно, давай в печать».

Сейчас, если напишешь очерк об угрозе исчезновения жирафов в Африке, и укажешь читателю американский след – напечатают без звука. «Наш последний» все давно забыли, «ЦРУ» и «госдеп» забыть не дадут ни за что.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире