«Посылать самолеты и сбрасывать бомбы каждый может, а вот ты пришли пехоту и танки, чтобы настоящую, черную войну с исламистами вести!» — вот какая мысль приходит в голову, когда читаешь о войне с воздуха, которую в Ираке и Сирии ведут американцы и их союзники по коалиции против ИГ («Исламского государства»).

Особенность этой войны в том, что каждый из ее участников либо воюет на два, а то и три фронта, либо ведет двойную игру.

Начнем с США. Безусловно, главный враг Вашингтона сегодня — это ИГ, агрессивные последователи того самого бен Ладена, который завещал джихадистам убивать американцев где только можно, по всему свету. Вот это тот случай, когда нелепо даже думать о переговорах, соглашениях или компромиссах. Бойцы ИГ и в Сирии и в Ираке показали себя: безжалостные и бесстрашные убийцы, фанатики. Правда, вот Дмитрий Быков говорил на днях в «Особом мнении»: «Я всегда думал, что с фанатиком можно разговаривать, его можно убедить или разубедить». Молод еще Быков, прежней жизни не нюхал, о большевистских или нацистских фанатиках знает понаслышке. Встретился бы ему для сеанса «разубеждения» один из " комиссаров в пыльных шлемах" или из ребят Гитлерюгенда, или из моджахедов — шахидов —он бы быстро взял свои слова обратно. Если бы успел.

С ИГ для Америки все ясно, кроме одного: кто с автоматом-то в атаку бежать будет? Общественность США сухопутной операции не допустит. Значит, заканчивать войну будет кто-то из следующих президентов. А пока надо бомбить, но во-первых, избегать того, чтобы война выглядела как антисуннитская операция, ведь все союзники США в арабском мире, кроме самого Ирака — суннитские страны. Там и так население Америку ненавидит, а уж шиитско-американский фронт создавать совершенно невозможно. Во-вторых, задача свержения Башара Асада, конечно, отошла на задний план, практически все американские политики и СМИ согласны теперь, что Асад — меньшее зло, но хотя бы ради сохранения союза с Турцией и Саудовской Аравией нельзя снимать смену режима в Дамаске с повестки дня. Тройная игра.

Возьмем Иран. Для него ИГ — враг; невозможно допустить , чтобы рядом с цитаделью шиизма росло воинственное суннитское образование, преграждающее иранской экспансии путь в арабский мир. И иранская армия могла бы уничтожить ИГ — да вступать в Ирак нельзя. Больше тысячи лет арабы и персы живут как кошка с собакой, да тут еще не так давно Иран и Ирак воевали друг с другом чуть ли не десять лет. Для солдата-перса появиться в Ираке? Нечего даже и думать. Но вот скрытные спецоперации проводить, даже секретно сотрудничать с американцами — это можно. Но при этом нельзя допускать реальной нормализации отношений с Америкой: чего доброго, вся построенная на вражде к «Большому Сатане» патриотическая мобилизация разлетится, исчезнет осознание «осажденной крепости», этот краеугольный камень идеологии тегеранской «муллократии».

А вот Ирак, т.е. багдадская власть, в основном шиитская. Чувствуется смертельное дыхание ИГ, его отряды недалеко от столицы. Багдад джихадистам не взять, там из 6 миллионов жителей 4 миллиона — шииты. Но государства-то нет, раз треть его в руках врага. Надежда, кроме Обамы, только на курдов, они тоже жертвы ИГ, но доверять им нельзя, могут отделиться, значит сотрудничать с Эрбилем Багдад будет постольку-поскольку. Двойная игра.

Теперь Саудовская Аравия. Главный, стратегический противник твердыни суннитского исламизма — конечно, Иран. Но враг номер два, на данный момент даже опаснее — ИГ. И джихадисты, создавшие Халифат, и саудовская династия — ваххабиты, члены самой нетерпимой и свирепой суннитской секты, но между ними — ненависть. Бен Ладен завещал: любой ценой опрокинуть" нечестивую, продавшуюся Америке" саудовскую династию, и вот сейчас под боком, в Йемене, действует «Аль-Каида на Аравийском полуострове», беспощадный враг всех тех 8 тысяч принцев, которые составляют саудовскую элиту. Что будет, если эта группировка объединится с ИГ и они вместе вторгнутся в королевство?

Правда, не так давно саудовские миллиарды шли на нужды ячеек «Аль—Каиды», но это были деньги не из королевской казны, а из супербогатых религиозных фондов. Сейчас этого нет, саудовцы, забыв свое презрение к Обаме, вернулись к альянсу, но им хотелось бы, чтобы президент США не забыл и о задаче свержения Асада, союзника и партнера Ирана. Тоже двойные расчеты.

Турция? Классический пример двойной игры. Сейчас мир беспомощно следит за драмой сирийского города Кобани, в который ворвались войска ИГ, уничтожая жителей-курдов, а турецкая армия стоит по ту сторону границы в двух шагах. У президента Эрдогана приоритетных задач две: свергнуть режим Асада в Сирии и не дать укрепиться курдам. Конечно, ИГ — это тоже враг; умеренный исламист Эрдоган не может терпеть рядом крайних исламистов: закон межвидовой борьбы, ненависть именно к близкому, похожему, работающему на ту же аудиторию. Но вводить в Сирию войска? Арабам не намного более приятно будет видеть на своей земле турок, под властью которых они прозябали многие сотни лет, чем персов. Гораздо важнее курдская проблема: поможешь сирийским курдам разгромить ИГ — они, чего доброго, вместе с курдами турецкими , да еще и иракскими, вернутся к идее Большого Курдистана. Значит, надо воевать с ИГ так, чтобы при этом готовить заранее позиции для свержения Асада, а курдам помогать так, что при этом не допустить их усиления.

А Сирия? Башар Асад три года не может одолеть боевиков ни умеренной (прозападной), ни крайней оппозиции, но более охотно воюет с первой. Почему? Да потому что наплыв в Сирию группировок «Аль-Каиды» был для него даром божьим, хотя они в принципе для него самые страшные враги. Он правильно рассчитал, что своими бесчинствами, зверствами джихадисты оттолкнут от себя даже своих единоверцев, сирийских суннитов, и Асад поставит перед народом выбор: либо я, либо власть этих убийц, деспотизм, анархия, вторая Ливия. И Обама не будет давать оружия даже умеренной оппозиции из опасения, что оно попадет в руки экстремистов; так и вышло, Асад был прав.

Сейчас германский журнал «Шпигель» опубликовал данные о том, что Асад все время вел сложную игру, поддерживал тайные контакты с американцами , получал от них — через багдадские власти —информацию о группировках джихадистов, но бил по «умеренным». Так, в конце августа по наводке американцев сирийская авиация была направлена для удара по отрядам ИГ, штурмовавшим позиции умеренной прозападной группировки в городке Мараа, но ракеты были выпущены именно по бойцам этой группировки, которую поддерживал Вашингтон. Давно известно, что Дамаск покупал именно у джихадистов ИГ нефть до демпинговым ценам. Спецслужбы Асада манипулировали и теми и другими, и внутри оппозиции была своя война, даже две: одна между «умеренными» (прозападными) и экстремистами, другая между самими экстремистскими джихадистскими группировками, в частности между ИГИЛ и Фронт Нусра.

Кстати, сейчас они вроде бы решили помириться и совместно воевать и против Америки и против Асада. Ясно, что столицей своего Халифата Абу Бакр аль-Багдади ( он же халиф Ибрагим) намерен сделать Дамаск, и Асада ждет в таком случае судьба Каддафи. Он это прекрасно понимает, поэтому для него Америка — такое же меньшее зло, как и он для нее.

И на фоне всех этих двойных и тройных игр уверенным и монолитным выглядит только ИГ, террористический Халифат. С воздуха его не уничтожишь, а на земле воевать выхолит, и некому. И многие арабы-сунниты, даже не одобряя жестокость ИГ, говорят: «Что ж теперь, если паре американцев головы отрезали, сунниты должны убивать суннитов на радость американцам, шиитам и сионистам?»

Россия, к счастью, в этих темных делах не участвует, но политическая мысль бьет ключом, и все в одну сторону. На любом телевизионном болван-шоу муссируется единственный оставшийся аргумент (после того, как выяснилось, что сам друг любезный Асад не против американских бомбежек, и в агрессии против Сирии США не обвинишь): американцы создали исламистов, а те вышли из-под их контроля. И ничего, кроме этого убогого и лживого стереотипа, нет в российской политической мысли, некогда столь глубокой и богатой оттенками. На огромной информационно-пропагандистской арене копошатся политические пигмеи, и народ им верит.

Но зато по заданной колее мчатся галопом. Вот, например, ветеран спецслужб Алексей Филатов " не исключает«, что отсечение голов западным гражданам— это часть сценария, разработанного американскими спецслужбами. Поскольку уже обезглавили не только американцев, но и англичан и французского туриста в Алжире, можно предположить, что и агентура Лондона и Парижа здесь сработала, и даже вырисовывается потрясающая картина своего рода соревнования спецслужб: кто больше голов своих граждан быстрее отрубит. Для чего? А Филатов объясняет: «Чтобы дать старт бомбардировкам территории Ирака и Сирии». Правда, старт давно уже дан, бомбят почем зря, а головы продолжают отсекать, но эта деталь нашего ветерана не смущает.

А отвлечешься от этого бреда — еще почище найдешь. Политолог Сергей Михеев, завсегдатай соловьевских вечеринок, нарисовал настоящую «картину маслом»: Америка наносит по России двойной удар, окружает, в клещи берет, вселенские Канны устраивает. В Москве ее опора — прозападная либеральная оппозиция, на Кавказе — перебрасываемые из арабских стран (видимо, американцами же) исламистские террористы. Таким образом, например, участники какой-нибудь «Болотной» демонстрации в Москве ставятся на одну доску с дагестанскими или чеченскими террористами и убийцами. Правильно: хозяин у них один — и судьба должна быть одна. Богатая идея, наверняка ее подхватят некоторые товарищи из силовых ведомств (если только они сами это не придумали).



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире