Еду в маршрутке. Пробка на Удальцова, долго стоим. Сзади двое пожилых мужчин. Перебрав местные новости, дошли, конечно, до Украины. Полное единогласие: освобождать надо русских, ведь им там на своем языке говорить не дают. Один горячится : «Да я сколько раз в Харькове бывал, там все всегда по-русски говорили, а сейчас? С ума сойти!». Другой поддакивает: «А в Донбассе, в Одессе! Распоясались бандеровцы, а мы что ж, смотреть будем?». Сразу подумалось: это надо же нашему телевидению и другим, с позволения сказать, СМИ так оболванить людей, чтобы они поверили, что в Харькове, Донецке или Одессе нельзя говорить по русски!

Впрочем, что там телевидение. В марте на «Эхе Москвы» (сам слышал) в передаче «В круге света» какой-то Константин Бабкин, отрекомендованный как лидер «Партии дела» и крупный предприниматель, говорил, что на улицах Украины «избивают людей , пытают…остановили троллейбус, за русскую речь женщину утащили в подворотню, изнасиловали». Светлана Сорокина не поверила, конечно, бабкинскому бреду, но кто знает – сколько людей поверило?

Народу уже вбили в голову: здесь черное, там белое. В Киеве фашисты, в Славянске герои.

Вспомнились школьные годы: как легко и просто все было! Красные и белые, наши и фашисты, рабочие и буржуи. Два цвета, и все. Ну, это политика, но и в обычной жизни многие стремились к упрощению. Одна моя знакомая давала только две оценки явлениям: «Ой, прелесть какая!» и «Фу, гадость какая!». Без полутонов.

А я вот посмотрел по телевизору интервью с каким-то «народным мэром» и сразу заметил в нем что-то знакомое. Ну, конечно! Напоминает тех «новых политиков», которые повылезали как грибы после дождя повсюду, где рушились империи или многонациональные государства. Везде – в Грузии, Азербайджане, Таджикистане, Сербии, Боснии, Косово, Сирии, Ливии, Сомали и т.д. Кто они? По-английски звучит прилично – warlord, по – русски– полевой командир или просто пахан. Вчера был охранником, шофером, кладовщиком, бухгалтером или зубным врачом, а вот в момент смуты проявились лидерские качества, хитрость, энергия, жестокость. Из таких людей и состоит ядро боевиков, главный интерес которых– затянуть войну, захватить побольше, проявить власть над людьми, нахапать, стать начальством, элитой. А все под лозунгом борьбы против гадов— угнетателей, за народ, за нацию, за справедливость.

О правящей в Киеве группировке действительно мало что можно сказать хорошего. Да и откуда бы ему взяться? Семьдесят лет Советской власти изрядно подпортили генетический код нации, страшно истощили ее « золотой фонд». А что было после этого, последние двадцать лет – если вспомнить украинскую политическую сцену при всех президентах, просто противно становится, жаль этот прекрасный народ, ведь он лучшего заслуживает, несравненно лучшего! Но ведь все это относится ко всем частям страны; чем, спрашивается, на Левобережной Украине люди лучше, чем в других регионах?

И чем больше смотришь на украинские дела, тем сильнее впечатление, что те молодчики, которые захватили города в Донбассе, мало чем отличаются от тех, которые зимой орудовали в Киеве на Майдане. Только плюс переменить на минус – и все. Психологический тип тот же, общие черты – бездарность, мелкотравчатость, лживость, свирепость. Не у всех, конечно; есть немало других– искренних борцов за идею, за « права родного народа», против паразитов, олигархии, коррупционеров. Так ведь и на Майдане именно таких было тоже немало, более того– они и начали мятеж против прогнившего режима Януковича, это и Путин признал. А уже потом нахлынули башибузуки, отморозки, бандеровцы, всякая нацистская мразь и просто городская шпана, люмпены; так всегда и бывает во времена потрясений, бунтов, революций. Вспомним нашу революцию 17-го года.

И помимо этого, конечно, есть масса, не ориентирующаяся в политике вообще, начиная от женщин среднего возраста, исступленно скандирующих вложенные кем-то в их уста малопонятные слова, и кончая подростками, которым только бы побузить, ощутить себя бойцами, взять в руки автомат. Именно так и возникают ополчения и милиции. А если спросить их: кто хоть раз им запретил говорить по – русски, как они понимают федерализацию, что им даст референдум, считают ли они себя частью украинской нации, хотят ли они отделиться и жить в России и чем от этого будет лучше– вряд ли услышим вразумительный ответ.

А ведь тем временем взаимная ненависть крепнет, и растет вероятность нашего вооруженного вмешательства. И это было бы реальной катастрофой. О Крыме завтра все забудут, а Украина останется как кровоточащая рана. Пусть даже уменьшенная, сокращенная, униженная – она сохранится как государство украинской нации, и она ничего не забудет. Вот тут-то и разойдутся– возможно, на столетия– пути двух славянских народов. И главное, что сейчас надо делать – бить во все барабаны и звонить во все колокола, чтобы предотвратить войну.

Но что мы видим вместо этого? Нагнетание ненависти по телевидению. «Славянск – ой, какая прелесть!», «Киев – фу, какая гадость!». Хотя на самом деле, если иметь в виду политиков с обеих враждующих украинских сторон – именно их, а не дезориентированные, оболваненные, сбитые с толку массы народа– больше подошло бы шекспировское выражение «Чума на оба ваши дома!»


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире