Это было пятнадцать лет тому назад. Я тогда преподавал в Университете Хофстра, в штате Нью-Йорк. Меня пригласили выступить с публичной лекцией на  мероприятии под названием «Ежегодное собрание ассоциации еврейских пенсионеров графства Хемпстэд». Мой университетский курс был посвящен Советскому Союзу и постсоветской России, и на эту же тему я говорил на собрании пенсионеров, рассказывал, какой непристойный, жуткий капитализм у нас в России возник. Как обычно, сказал: «Какой был социализм, такой и капитализм». Обычно в этом месте чувствовал оживление и одобрение аудитории, но на этот раз – мрачное молчание, холодные глаза. Почему – я понял, когда после лекции, на question time, первым поднялся глубокий старик и произнес: «Вот уж никогда мы не думали, что приедет профессор из Москвы и будет говорить, что в России еще плохой капитализм, нужно его улучшать и т.д. Социализм нужен вам, а не капитализм!» Когда я ответил, что социализм у нас уже был и сдулся, как мыльный пузырь, он парировал: «Не те люди были во главе, от Сталина до Горбачева». И все до одного из выступавших резко критиковали меня, все были глубоко убеждены, что ни в коем случае не надо воспроизводить в России американскую капиталистическую модель и что будущее – это социализм.

Я вспомнил это, когда на днях прочел в Интернете подборку высказываний видных представителей американской еврейской общественности на тему о политике Путина в крымско-украинском вопросе. Среди них – знаменитый историк, автор биографии Бухарина Стивен Коэн (хорошо мне знакомый, я однажды целый семестр жил в Принстоне в его квартире, которую он сдавал, сам живя в Нью-Йорке), известный всем в нашей стране актер Стивен Сигал, герой бесчисленных сериалов, в которых он, непобедимый боец, моментально разбрасывает и калечит десятки людей, а также журналисты, профессора и пр. Все они если не поддерживают, то по крайней мере понимают политику Путина и категорически отвергают вводимые против России санкции.

Нельзя сказать, что это меня удивило. За девять лет работы в США я читал лекции (в основном, конечно, разовые) примерно в 22 или 23 университетах, соответственно меня принимало такое же количество кафедр политических наук, и не меньше половины преподавательского состава составляли евреи. Все они без исключения голосовали за Демократическую партию и в своем подавляющем большинстве были людьми левых взглядов, хотя и не марксистами, это уже вчерашний день. Конечно, среди еврейской интеллигенции США есть и консерваторы, правые, даже ультраправые и просто «ястребы». Достаточно почитать журнал «Commentary». Но большинство всегда исповедовало левые идеи, от либеральных до социалистических и троцкистских. Почему? Дело в том, что еврейская интеллигенция на Западе уже примерно с середины ХIХ века составляет важную, очень заметную часть «образованного сословия» вообще, а это сословие в своем большинстве всегда терпеть не могло дух и основы буржуазного общества. Вспомним Бальзака, Гюго, Диккенса, Флобера.

Золя, а уже ближе к нашему времени – Джека Лондона, Синклера, Драйзера, Бернарда Шоу, Манна, Фейхтвангера, Мальро, Камю, Сартра. Все презирали «господство денежного мешка». Симпатии к Советскому Союзу затем уже подпитывались ненавистью к фашизму, нацизму. Гитлеровский антисемитизм еще задолго до Холокоста привлек в левый лагерь множество еврейских интеллигентов, впоследствии сумевших даже как-то перебороть, преодолеть антисемитизм сталинский. Немало их пострадало от «охоты на ведьм» в период маккартизма, и понять (хотя, конечно, не оправдать) эту травлю можно, если вспомнить, сколько еврейских ученых, в первую очередь атомщиков, передавали атомные секреты Советскому Союзу. Многие еврейские интеллектуалы стали почитателями маоизма, и в прогрессивных западных изданиях можно было прочесть, что, конечно, эксцессы китайского коммунизма вызывают антипатию, но все же надо признать, что маоизм является, после дискредитации сталинизма, единственной альтернативой буржуазной цивилизации.

И когда идеалы социализма стали блекнуть в среде западноевропейской интеллигенции, ее еврейский компонент продолжал упорно цепляться за некоторые краеугольные камни левой идеологии. Однако сейчас это не так важно по сравнению с ролью, которую еврейские интеллектуалы играют в Америке. Многие из них, при всем отвращении, которое им внушала позднесоветская система, продолжали питать надежды на то, что левые тенденции, пусть даже лишь наполовину социалистические, возьмут верх. Эти люди с энтузиазмом восприняли «пражскую весну», поддержали Горбачева, надеясь, что при нем станет возможным «социализм с человеческим лицом», а потом были озадачены, когда новые власти в Москве похоронили социализм и принялись строить капитализм. Понятна поэтому враждебность, с которой меня встретили пенсионеры графства Хемпстэд.

Отношение левой американской, в том числе еврейской, интеллигенции, к Путину можно назвать весьма неоднозначным. Ее демократический и либеральный дух возмущен нашей авторитарной вертикалью власти, но ведь с другой стороны– должен же где-то в мире быть хоть какой-то противовес несправедливой капиталистической системе и обслуживающей олигархов Уолл-стрита вашингтонской администрации! А где? Не в Пхеньяне же и не в Гаване, даже не в Пекине. В Москве. И сегодня, когда Обама усиливает экономическое давление на Россию из-за Крыма и Украины, многие еврейские интеллектуалы в США восстают против этого не из любви к Кремлю (вот уж чего нет, так нет!), а из-за нежелания видеть победу антипатичной им власти в Вашингтоне. Это первое. А второе– отношение к западноукраинским националистам, игравшим в какой-то момент первую скрипку на Майдане. Ведь при слове « бандеровцы» что вспоминается прежде всего ? Львов, войдя в который в июне 1941 г., немцы даже не успели как следует начать кампанию истребления евреев– они были все уже моментально уничтожены украинскими националистами. И Киев, Бабий Яр, где в конце сентября того же года были расстреляны десятки тысяч (возможно до 100 тысяч) евреев, и кто их расстреливал? Известно кто.

Что же удивляться, что немалая часть американской еврейской общественности отмежевывается от развязанной на Западе кампании антироссийских санкций? Кстати сказать, многих удивила и позиция Израиля, отказавшегося осудить Москву за Крым. А это тоже понять нетрудно.

Учитывая удельный вес и роль еврейской интеллигенции в формировании американского общественного мнения, можно сказать нашему президенту: «Владимир Владимирович, пока американские евреи будут на вашей стороне, можете не опасаться чрезмерно жестких санкций со стороны Вашингтона».

Но – до определенной черты. Если в России будет по-настоящему развертываться кампания против «национал-предателей» и «пятой колонны», если под лозунгом фальшивого псевдопатриотизма начнутся гонения на инакомыслящих – все изменится. И не только потому, что лжепатриотическая истерия рано или поздно неизбежно примет антисемитский характер и вспомнятся времена борьбы с космополитизмом, но и потому, что станет ясно: в России растаптываются все те выработанные веками ценности, которые определяют идеологию, ментальность, мироощущение западной общественности, далеко не только еврейской.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире