Не знаю, как кто, а я давно так не радовался, как сегодня утром, услышав, что парламент Великобритании отказался санкционировать военную операцию в Сирию, на которой настаивал премьер – министр Камерон. Слава Богу, есть в мире такой парламент и такое правительство, которые достойны уважения.

Дело тут даже не в оценке шансов того, кто именно мог применить химическое оружие. Я не принадлежу к числу тех, кто убежден, что режим Асада ни в коем случае не мог пустить в ход это оружие; «что в Дамаске – полные идиоты, чтобы так себя подставлять?». Из двух воюющих в Сирии сторон ни одна не лучше другой, каждая способна на что угодно. Разумеется, логичнее предположить, что эту провокацию устроила оппозиция, чтобы дать Западу предлог активно вмешаться. Но не исключено, что и власть намеревалась спровоцировать Запад именно на такое вмешательство. Зачем? Да чтобы Америка втянулась в войну, которую она не может выиграть. Асад прекрасно понимает, что никакой смертельной угрозы для него не будет, даже если его враги нанесут ракетные удары. Конечно, его военный потенциал будет серьезно ослаблен, но разве могут в Дамаске сомневаться, что Россия и Иран запросто компенсируют все потери, дадут столько оружия, сколько нужно, да Тегеран еще подкинет живую силу — «добровольцев» их числа бойцов Корпуса стражей исламской революции. Да и Хизбалла из Ливана подтянет новые силы опытных и бесстрашных бойцов, шиитских фанатиков, только которым под силу противостоять фанатикам суннитским.

Сейчас Асад обрел второе дыхание, он уверен, что время работает на него, потому что невозможно уничтожить его режим без широкомасштабной сухопутной операции с участием десятков, если не сотен тысяч солдат. А такой операции не будет, это ясно всем, даже бомбежки с воздуха весьма проблематичны: ведь средства ПВО Асада намного сильнее, чем те, которые были у злополучного Каддафи, будут серьезные потери, будут гибнуть летчики. Но ни в США, ни в Европе, я уверен, не найдется человека, который был бы согласен посылать на смерть «наших ребят» ради того, чтобы свалить какого-то там арабского диктатора. Последний опрос в США показал, что только 9 % одобряют военную операцию. Поэтому Обама и Камерон волей— неволей вынуждены ограничиться полумерами – ракетными ударами с кораблей. Этим они отводят от себя жестокую критику, которой оба лидера, особенно Обама, беспрерывно подвергаются в течение многих месяцев («умыл руки, только болтает, а там целый народ гибнет!») и вместе с тем избегают жертв с собственной стороны. И рыбку съесть …и так далее. Но войну крылатыми ракетами не выиграешь, и повстанцам не слишком-то поможешь, ведь они требуют, чтобы им поставили зенитные комплексы и противотанковые ракеты, но это как раз Обама и опасается делать, понимая, сколько ведер помоев на него выльют в его стране, если окажется, что Дамаск захватили изуверы и отморозки из «Аль— Каиды», верные заветам Бен Ладена— убивать американцев где только можно.

Поэтому режим Асада не боится, что точечные ракетные удары приведут к победе повстанцев. А морально— политический выигрыш для Дамаска был бы огромный: представляете себе заголовки в СМИ, начиная от российских: «Вот и дождались –еще одна страна пала жертвой грубой агрессии под надуманным неуклюжим предлогом! После Ирака. Афганистана, Ливии – теперь Сирия! Агрессоры еще раз показали свое лицо! Ничто не меняется в Вашингтоне — что Буш, что Обама. Стыд и позор тем, кто под фальшивым предлогом, как десять лет тому назад в Ираке, убивает ракетами мирных жителей! «Запад будет вновь дискредитирован, и на этот раз дважды — и как агрессор и как слабак, неспособный довести дело до конца. А еще важнее вот что: чем больше Америка втягивается в сирийскую войну, тем больше вероятность – по закону эскалации конфликтов— того, что Россия и Иран, не желая терять лицо, удвоят и утроят свою поддержку режиму Асада. Получается, что глубже вовлекая в войну Запад, глубже вовлекаешь – на своей стороне – и Россию, теснее привязываешь ее к себе. Разве все это не плюс для Асада и его окружения, разве это не выигрыш? Почему бы ради этого не пойти на провокацию с применением химического оружия?

Я отнюдь не утверждаю, что именно так все и было, просто хочу возразить против однозначных утверждений, что отравляющие вещества могли применить только повстанцы. Но сейчас я о другом — о британском парламенте.

Ведь что произошло? Главный начальник в стране — премьер-министр, королева царствует, но не управляет. Главный начальник решился на военную операцию, пусть и ограниченную. А парламентарии потребовали доказательств. Им их предъявили, а они сочли их недостаточными. Не смог Камерон убедительно доказать, что власти Дамаска виноваты в преступлении. Не смог – и все. Как же так — он первый человек, главный начальник, премьер— министр? А они ему: и что из того, что ты премьер, ну и пес с тобой. Не верим, и все, и войну начать не дадим. И не дали.

Недаром ведь считается, что Британия – родина демократии. Всем бы вот такие порядки. Да куда там! В каком году была принята Великая хартия вольностей? В 1215 –м. Вот так вот.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире