Министр культуры РФ Александр Авдеев считает, что российскому телевидению следует отказаться от коммерческой рекламы. Таким образом, по его мнению, можно повысить качество отечественных телепрограмм.

***

Министр культуры Александр Авдеев предлагает «повысить качество телевидения, убрав с него рекламу и переведя на госфинансирование».

Воистину, хочется воскликнуть строчкой Цветаевой: «Уж сколько их упало в эту бездну…»

И вот новое предложение от нового министра с прямой дорогой туда же, потому что если что-то предлагаешь, то сначала спроси себя – а почему этого до сих пор нет?

Но, давайте по порядку.

Во-первых, г-н Авдеев не уточняет, какое именно телевидение он предлагает лишить рекламы, чтобы оно перестало быть «низкопробным» — только то, которое с государственным участием, то есть «Первый», «Россия» и т.д. или вообще все каналы, в том числе те, которые принято называть коммерческими.

Если только «государственные», федеральные, то, по-моему, лишать рекламы то, где у государства и так полный и тотальный контроль, бессмысленно. Оттого, что деньги потекут из другого кармана, мораль не изменится.

Ведь столько говорилось о созданиях «наблюдательных комиссий», которые должны отстаивать государственные интересы там, где есть финансовое участие государства. Г-н Авдеев, может их все же создать? Или поразмыслить, почему разговоры о них есть, а самих комиссий на федеральных каналах нет? И если Вы упоминаете Би-Би-Си, то оно «высоконравственное» не потому, что работает на деньги государства, а потому что деньги государства дают право создания именно этих наблюдательных комиссий, не так ли? То же и в США, где прекрасные каналы общественного телевидения PBS жестко контролируются советом тех, кто собирает немалые деньги для работы этих канов.

Чувствуете разницу? Не «сначала деньги, потом стулья», а «сначала наболюдательный совет, а потом деньги».
Далее, если телевидение будет только на деньги государства, то я завтра создам свой маленький канальчик и радостно присосусь к государственной титьке. И попробуйте не дать мне денег — это нарушение свободы слова.

Либо другая ситуация: я, например, не хочу смотреть «Дом-2». Но получается, что государство, все же будет их у меня брать через налоги и давать на эту программу, потому что ее хотят смотреть другие. А если государство запретит эту программу вообще, то это уже серьезное нарушение общемировых прав граждан на информацию.

Итак, мир знает три главные модели телевидения: государственное – это при диктатурах, общественное – где общественные, или частично государственные деньги, контролируются с помощью наблюдательных советов. И, наконец, коммерческое – его государство либо уничтожает, либо туда и не суется.

Но г-н Авдеев предлагает четвертую, «суверенную» модель.
То есть, вместо того, чтобы контролировать то, куда уже даются деньги государства, он предлагает забрать деньги у тех, кого контролировать не нужно.

В связи с этим рождается подозрение, что либо г-н Авдеев непрофессионален и забыл, перед оглашением своих идей, просто поговорить с телевизионщиками, чтобы разобраться, как работает телевидение.

Либо у него плохая память, чтобы вспомнить идею наблюдательных комиссий. А это первое, что, казалось бы, нужно вспомнить.

Либо перед нами спецоперация по захвату государством рекламного рынка страны.

Но все это имеет отношение к большевизму или коррупции, но отнюдь не к телевидению.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире