Одна из старейших в России икон будет временно перевезена из Русского музея в храм элитного коттеджного поселка в Подмосковье.
Такое решение приняло Министерство культуры.
Работники музея против.


***

История с иконой Торопецкой Божьей Матери, несмотря на прозрачность по описаниям в СМИ достаточно мутная.

А когда распоряжение передать икону в малозначимую церковь в коттеджный поселок, где хозяин, строитель и меценат – одно и то же лицо, исходит прямо из Минкульта – это вообще дурно выглядит.
Потому что сразу подозреваешь, что меценат-хозяин хочет таким образом сделать свои коттеджи по миллиону долларов более привлекательными, а раз Минкульт сразу дает согласие, то… ну, сами понимаете… в нашей-то стране!..

Но я удержусь от правовых оценок – пусть их сделают специалисты.
Хочу отметить другое.

Вот есть благотворитель – Сергей Шмаков – горячо верующий православный бизнесмен, отец шестерых детей, учредитель благотворительного фонда «Иваново дело».
В 2006 году он выделил средства районным больнице и спортклубу, а также пожертвовал 300 тыс. руб. на золочение куполов Корсунско-Богородицкого собора. Так о нем пишет «Коммерсант».

Так вот он, или любой ему подобный не требует ничего материального взамен, но просит некую моральную, подчеркиваю – моральную компенсацию от общества.
Например, чтобы в том помещении, которое он построил что-то временно, подчеркиваю, временно повисело, постояло или полежало.

Вопрос – на что он может рассчитывать?
Ответ – ни на что.
То, что он строил – отдельно, то, что ему могут дать – тоже отдельно.

Именно в этот момент, когда он просит, все правообладатели всего на свете заявляют: нельзя, потому что оно осыплется, разобьется, исчезнет.
Передвижение невозможно, дотронуться нельзя… ну, и так далее.

Но тогда я задаю вопрос – так на какую моральную компенсацию от общества он может рассчитывать?
Я понимаю, он должен попросить что-то другое. Что-то попроще, подешевле, помалозначимей.

А он не хочет попроще.
Он в это вложил кучу денег – своих, негосударственных. И это он не возьмет с собой в могилу – это навсегда останется обществу.
Так чем мы наградим его?

Я полагаю, что как бизнес не готов к широкому меценатству из-за отсутствия института списывания налогов, так и общество не готово уважительно воспринять меценатство и ищет в каждом поступке мецената двойное дно.

Казалось бы, окончательный ответ должен быть за Минкультом, но и там у каждого свое мнение – один считает, что транспортировать можно, другой, что нельзя.
Но на это никто не обратит внимание, а будут крыть позором г-на Шмакова, потому что он посмел «позариться на народное добро».

Вот эта черта – быть неблагодарным, может быть устранена только четким законом – за какую позолоту какую награду вешать.
И награду не от народа, который всегда считает, что его ограбили.
А от государства, которое способно меценатство оценить.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире