Гаишный начальник ударил журналиста, по некоторым сведениям, его камеру. И к великому удивлению в СИЗО сел не журналист, которому в этих случаях подбрасывают один грамм героина или 100 граммов тротила, а сел тот, кто ударил, то есть человек из ГАИ.

Мне даже тяжело это осознать. Как-то невероятно. Суровый начальник, гроза местных водителей, владелец красивого мундира, а сидит в СИЗО, как простой журналист. Это так тяжело осознать, что постепенно в голову лезут разные необычные мысли. Например, мысль о том, что в России, благодаря указаниям президента Медведева, начинает торжествовать закон. Или мысль, что пришел, наконец, час расплаты злобных гаишников за все их издевательства.

Дальше следуют разные фантазии. Например, что прекратятся вымогательства взяток инспекторами, что визиты в ГАИ по пустяковому поводу перестанут быть похожими на средневековые пытки. Что остановка у поста ГАИ с вопросом как проехать по нужному адресу не будет перерастать в полный обыск машины с раздеванием водителя. Ну, и так далее…



Но потом, когда успокоишься и сладкое мстительное чувство немного утихнет, ты вдруг задаешь себе вопрос: а с какой стати этот гаишный начальник сидит в СИЗО. Ведь его нарушение подпадает, всего лишь, под статью 114 Уголовного кодекса РФ «О воспрепятствовании профессиональной законной деятельности журналиста», которая не предусматривает предварительное ограничение свободы.

А потом ты вдруг узнаешь, что в городе, в это время, сменилось начальство и начинаешь понимать, что отправка гаишного начальника в СИЗО показушна, противозаконна и ничем не лучше, чем отправка туда журналиста. Не все ли равно, по какому поводу злостно нарушается закон – для противодействия гласности или во имя ее торжества.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире