Конечно, это шокирует. Выплаты ветеранам ко Дню Победы в России — 10 тысяч рублей; в Узбекистане — 86 тысяч, а в к Казахстане — 175 тысяч в пересчёте на рубли.

Тут я хочу поделиться одним воспоминанием из моего детства.

Дело было в начале 60-х годов во Львове. Те, кто помнят это время, помнят и то, что ветераны, в массе своей, были еще живы, ведь ушли они на войну 20-летними, а с окончания войны прошло пятнадцать лет. Эти ветераны войны и в обычное время ходили в гимнастёрках — это был особый шик! — но 9 мая они в военную форму одевались поголовно — это был символ для них и сигнал для тех, кто не воевал — бывшие солдаты этой страшной войны демонстрировали всем остальным, что они особая каста, которую нужно уважать.
И их, безусловно, уважали.

Но вот что я еще запомнил. Я видел множество ветеранов-инвалидов без ног. Они тогда часто появлялись на улице — они были еще молоды и у них были силы спускаться по лестнице без пандусов. Они бодро передвигались по улице среди своих товарищей, но вот вопрос — на чём они передвигались.
Я должен описать эту конструкцию.

Представьте себе сваренный прямоугольник из металлических уголков, на который положена фанера. Сверху фанеры войлок, сверху войлока какая-то ткань или рогожка. Именно на эту конструкцию водружался безногий солдат. Но главное, что меня поражало в этой конструкции, это колёса. Это не были колёса — это были обычные подшипники, на которых эта конструкция с ветераном ехала. Подшипники были голые, без резины, так что всё это грохотало, а славный ветеран ощущал своими культями и позвонками все неровности дороги.
Мои ровесники-друзья вспоминают, что подобные конструкции они видели почти до 70-х годов. Потом эти инвалиды постепенно исчезали — их косил возраст и болезни. Но до конца их дней страна, запускавшая в космос космонавтов, не смогла придумать для них достойную повозку — во всяком случае, я другой повозки не видел.

Знаете, я тогда был просто школьником, я просто смотрел на все это и считал, что по-другому не может быть. Лишь потом, когда я стал взрослым, мне стало понятно, что родная страна чихать хотела на ветеранов. Чему я тоже не могу найти объяснение.

Ну, хорошо, сейчас, представим, они чихают, потому что ждут, когда все оставшиеся ветераны умрут и считают, что тратиться на них не стоит — лучше потратиться на пропаганду, где сумасшедшие телеведущие и «гости на зарплате» визжат, что «может повторить» — это я понимаю. Но почему на ветеранах экономили в советское время — не понимаю. И спросить не у кого — все советские лидеры в могиле.

Однако, вернёмся в наше время. Помните, знаменитую фразу из «Адъютанта его превосходительства» — «Я сомневаюсь, подпоручик, была ли у вас мать». В нашем случае, уместно спросить кремлёвских — ребята, вы знаете такое слово «совесть»?
Бесполезно спрашивать — совести у них нет, и суммы, выплаченные российским ветеранам, которые я просто назвал бы «гробовые», тому свидетельство.

Через какое-то время из нашей жизни уйдёт последний ветеран.
Что останется?

В памяти потомков ветеранов останется обида на державу, которой ветераны нужны были только для кремлёвского пиара.
А кремлёвцам останется только то, что им и нужно было — угроза всему миру — «Можем повторить!»

А это означает замутить какую-то новую войну — афганскую, сирийскую, украинскую; бросить в эту топку солдат, а потом забыть о выживших.
Просто стыдно. Но не им, а мне.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире