Конечно, я ни в коей мере не против любых мер безопасности в авиации. Для меня главное – долететь и не трястись от страха в аэропорту и в полете. Вот почему я спокойно отношусь и к требованиям снятия обуви, и к выкладыванию в отдельный поддон моих многочисленных компьютеров. Меня не раздражает требование американцев включить каждый компьютер и доказать, что он настоящий. Ужасное требование снять ремень для меня тоже приемлемо, хотя приходится позорно придерживать штаны, проходя рамку. То есть, я согласен подчиняться всем этим правилам, потому что они осмысленны. В них нет ничего сверхъестественного. Даже запрет проносить бутылки с водой осмысленный, потому что есть взрывчатка, похожая на воду. И, видимо, качество этой взрывчатки достигло такого совершенства, что можно устроить теракт буквально из капли какой-то жидкости – именно так я понимаю запрет провозить в самолёте любое количество вообще любой жидкости. Опять же, я не против – я не склонен объяснять этот запрет кознями «кровавого режима».

Но я не понимаю, почему безопасность организуется за счёт моего здоровья. Вот, к примеру, у меня вегетососудистая дистония, и я во время полёта часто пью «Валокордин». Это лекарство в бутылочке, а теперь бутылочку не пропустят. И что мне делать?

Конечно, те, кто придумали это новое правило, они задали себе этот вопрос, но отделались отговоркой – лекарство провести можно, если будет доказательство его необходимости. То есть, я, видимо, должен предоставить справку, что у меня дистония, и что мне нужен «Валокордин». Но он же есть в таблеточном виде, и меня могут укорить, что я не купил именно такой.

А может и так пропустят, без справки, но и это плохо – вдруг я террорист и обманул доверчивого служаку безопасности. Тут-то и возникает вопрос осмысленности принятых решений. Казалось, логичным было бы открытие аптеки в зоне отлёта, но об этом никто и не думал – все решили, что и так сойдёт. Стерпится-слюбится, кому надо – тот полетит, а куда они денутся, типа так…

Но я не хочу «стерпится-слюбится» — они и так достали этой Олимпиадой до гланд. Кроме миллиардов, потраченных на эту прихоть, кроме всех скандалов вокруг неё, видимо, решено достать Олимпиадой всех. Всех, без исключения. Моя эховская коллега просила провести ушные капли — ей разрешили, но в виде исключения. Вот так и получается, что вообще-то нельзя, но если очень попросишь, то разрешат. Но если разрешают, то значит, нарушают – это к вопросу об осмысленности принятых решений.

И если я, человек, выступающий категорически против бойкота Олимпиады, желающий ей только самого лучшего, мечтающий, чтобы потраченные деньги вернулись к нам великолепным праздником, раздраженно пишу эту заметку, то это значит, что меня достали. Что те, кто всё это придумал, – они не профессиональны, они не могут так организовать всенародный праздник, чтобы одновременно, он не стал унизительным для своего же народа.

Через два дня я буду снова улетать. Возьму с собой «Валокордин» и буду унизительно просить меня с ним пропустить.

Может быть, для вас, где-то там наверху, существует другая Олимпиада, но для меня она сегодня именно такая – с «Валокордином».

В прямом и переносном смысле.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире