ganapolsky

Матвей Ганапольский

10 июля 2018

F

Две новости пришли почти одновременно: Твиттер заблокировал 7 миллионов подозрительных аккаунтов — это новость первая. А вторая новость в том, что глава МВД Колокольцев предлагает заниматься откровенным доносительством.

Доносительство как вводится, пакуется в красивую патриотическую упаковку.

 — Есть множество интересных проектов где вы востребованы — говорит Колокольцев, обращаясь к молодёжи, — в первую очередь это мониторинг в интернете на предмет запрещенной информации.

Интересно, что предлагая стать доносчиками, Колокольцев, сам того не желая, демонстрирует технологический уровень России. Это на проклятом Западе Твиттер делает автоматический фильтр на ключевые слова и интеллектуальную систему, которая анализирует весь текст в целом, даже если автор маскируют ключевые слова и пишет иносказательно. В России другое: с одной стороны, частная компания Яндекс выпускает умную программу 'Алиса', и пиарит её на весь мир, а с другой, государственный служащий Колокольцев, по старинке, объявляет набор доносчиков.

Что интересно, Колокольцев предлагает заниматься доносительством бесплатно, по-волонтёрски, а значит, от души, от сердца.

Приходит студент из института, вчера он волонтёрствовал — кровь сдавал, в хосписе ребёнка развлекал. И тут, новое волонтёрство предлагают — врагов народа выявлять. Садится наш студент за компьютер, выявляет соседа-вредителя, за соседом приезжают, забирают, а потом студенту можно сервизик какой-нибудь, или шкаф из квартиры арестованного отдать. Ведь волонтёрство не отрицает награду за усердие.

Думаю, что и с Колокольцевым и с его предложением всё ясно. Надеюсь, что молодёжь проигнорирует желание Колокольцева понемногу восстанавливать практику доносительство 37-го года и будет с успехом заниматься тем, чему и был посвящён форум куда пришел Колокольцев, — а именно, поиску пропавших людей.

Российские ветераны потребовали от Путина признать отправку бойцов ЧВК в Сирию.

Трудно переоценить сенсационность этой новости. Вспомним что мы знаем, о таинственных людях, которые пишут заявления об уходе или отпуске, прибывают в какие-то секретные точки в Краснодарском крае, а потом исчезают. Правда, в их судьбе есть продолжение. Потом их привозят в гробах без надписей, рассовывают по родственникам, проводят с родственниками углублённые беседы, а финалом их судьбы служит в лучшем случае, скромный холмик с именем под крестом, либо, братская могила без упоминания имени.

«Родина бросит тебя, сынок! Всегда!» — этот печальный афоризм Аркадия Бабченко до этого дня был главной идеей власти России. Отношение к солдатам, идущим умирать на чужбину за кусок хлеба или извращённо понимаемый патриотизм, в роли пушечного мяса, был на уровне отношения к нелюбимой собаке. Поехал, убили, похоронили. Конечно же родителям этих солдатиков, погибшим за Путинское величие, чего-то давали на последующую одинокую жизнь. Но секретно. Я помню позорную историю как молодого парня похоронили в его городке, его товарищи сфотографировали похороны и могилу с его именем, но его жена, кстати военнослужащая, продолжала испуганно врать что он жив и скоро вернётся, что она вчера говорила с ним по телефону — так она понимала свой долг родине.

И вот скромная революция снизу, пушечное мясо вдруг задумалось о будущем,  — видимо даже на фоне победобесия из-за Чемпионата Мира до секретных солдат стало доходить, что праздник отгремит, а они останутся с повышенным пенсионным возрастом, и хроническими болезнями, а так же успокоительной фразой от Кремля — «Вас там не было.»

Но они там были, и требуют от Путина правды и признания.

Кремль уже заявил, что обдумает предания армии ЧВК официального статуса, а это прекрасная новость, ибо отныне, мир может задать Путину ряд неприятных вопросов: а где эта армия была раньше, с кем воевала, кого убивала? И главный вопрос, куда её сейчас пошлют, и кого она будет убивать во благо России.

Как видим, тайное становится явным.

Даже армия.

Как известно, унтер-офицерская вдова сама себя высекла. Также, абсолютно понятно, что кто бы ни травился от «Новичка» в Англии – это англичане травят сами себя.
Это абсолютно понятно всем, кто связан с российской властью.

Депутат Журавлёв считает, что если кто-то в Англии отравился «Новичком», то это отчаявшиеся англичане траванули своих, ибо не в состоянии решать свои внутренние проблемы безопасности.

Экс-глава ФСБ Ковалёв, тоже думец, сразу называет виновного – это бывший сотрудник британской лаборатории в Портон-Дауне, возможно, с нестабильной психикой. Видите, что значит быть экс-главой ФСБ – это значит, что ты сразу говоришь, кто виноват и знаешь, что у него нестабильна психика.

Зампред комитета Госдумы по обороне Юрий Швыткин прекрасно знает, что повторение инцидента возле Солсбери свидетельствует о разгуле преступности в Великобритании. При этом, Швыткин демонстрирует недюжинную осведомлённость о том, что происходит в туманном Альбионе: «Это говорит о разгуле преступности в Великобритании, отсутствии должной работы правоохранительных органов по предупреждению и пресечению соответствующих преступлений», — заявляет г-н Швыткин.

Это можно цитировать бесконечно, ибо унтер-офицерская вдова сечёт себя и сечёт. Вражеские англичане, в своём антироссийском безумии, травят и травят своих граждан, лишь бы досадить великой «невиновной» России, которой, как известно «там нет».

В этих историях – отравлении Скрипалей, новом отравлении и отравлениях будущих, нет смысла кого-то совестить и требовать признаться в содеянном. Никто не признается.

Да и нет смысла обвинять вышеупомянутых депутатов в их словах – они просто ничего не знают. Им же не докладывают, кого травят российские спецслужбы. Вот они и отделываются среднепатриотическими заявлениями

На что же надежда. Да на всё то же – на английскую правоохранительную систему – на их сыск, на следствие, на суд. Думаю, что депутат Швыткин не очень в курсе того, как на самом деле работают англичане. А как они работают на самом деле, мы скоро узнаем.

Я внимательно изучил историю с уже бывшей работницей Леруа-Мерлен Галиной Паниной и могу уверенно сказать, что эта история к преследованию свободы слова никакого отношения не имеет.

Давайте разберём этот случай по частям.

Во-первых, девушка, которую якобы сожгли футбольные фанаты и о которой писала Панина в своём сообщении, погибла от суицида – подожгла себя сама, у неё и раньше были попытки суицида – во всяком случае, так утверждают правоохранители. Так что, исходная информация неверна.

Всё, что было дальше, оказалось следствием этой первой ошибки. Панину начали обвинять в неправде и непатриотичности, она, в ответ, стала чистить ленту от «ваты», как она называла критиков. Потом написала, что в стране любят обгадить несогласных. Это вызвало новую волну критики и оскорблений.

Короче говоря, ошибочная непроверенная информация к мнению не имела отношения, и, видимо, нужно было сделать шаг назад, но… тут в дело вмешалась корпорация. В Леруа-Мерлен Панину вначале отстранили, а теперь выходит, что она уволилась сама, написав, что «Бизнес занимается только бизнесом и никогда не должен быть вовлечён в политику. Поэтому если тень от моих действий ложится на репутацию компании — я должна покинуть компанию».

Я не знаю, какие эмоции испытывала Галина Панина, когда она писала эту фразу – возможно, чувствовала обиду, что её не поняли, или не защитили. Однако…

Однако, давайте признаем – есть такое понятие, как корпоративная этика и это понятие действует по всему миру: «Не навреди корпорации, в которой работаешь». Есть вариант попроще – не кусай руку кормящего.
Считаю это правило верным.

Тут возникает вопрос – а если у тебя свое мнение? а если ты в корпорации видишь какие-то преступления?
Ответ прост – прими решение. Да, сложно работать в компании, принципы которой категорически противоречат твоим жизненным убеждениям. Тут, правда, непонятно, зачем ты пошёл туда работать, разве ты не знал, что там происходит? Что ж, если не знал, а теперь узнал, то просто уходи. Или превратись в шпиона, вскрой мировой заговор, напиши книгу, получи премию за мужество, но… потом уйди.

Однако, всё это не относится к «Леруа-Мерлен», которая просто торгует товарами для дома и там ничего идеологического на полках нет. Поэтому, полагаю, Галина Панина поступила вполне корректно, ибо её личная позиция про «вату» могла осязаемо навредить её работодателям.

Конечно же, возникает главный вопрос: а почему Паниной нельзя иметь своё личное мнение и работать в «Леруа-Мерлен»? Это ведь её личный фейсбук или твиттер.

Ответ прост – фейсбук и твиттер уже давно не личные, мы знаем несколько примеров, когда российская судебная машина осуждала людей за якобы экстремистские призывы, которые были опубликованы в личном фейсбуке, который видят только близкие друзья. Не помогло – посадили.

Это Россия, детка – только это я хотел бы напоследок сказать Галине Паниной. Держи свои мысли при себе, так тут устроено.
И слава богу, что какие-то патриоты еще не подали в суд за оскорбление их тонких патриотичных чувств.
Хотя, возможно это еще впереди.

Только вчера госдумовские пацаны обрадовали нас идеей регистрировать мобильные телефоны, но не прошло и дня, как подоспела новая идейка.

При соавторстве чудесного Петра Толстого проталкиваются поправки к Закону об иностранных агентах. Если раньше иностранными агентами считались всякие юридически лица, которые получают денежную помощь из-за рубежа, то теперь таковыми будут и физические лица – а именно журналисты, которые с подобными юридическими лицами сотрудничают. То есть, если ты блогер в многострадальном Воронеже, откуда раз в пару месяцев что-то пишешь для какого-то БИ-БИ-СИ или правозащитной организации, исследующей права человека, то ты попал – отныне ты тоже иностранных агент! И за свою статью, которая раз в пару месяцев, на тебя будут распространяться требования закона о некоммерческих организациях — ты будешь обязан маркировать материалы, ежегодно проходить аудит и отчитываться о деятельности раз в полгода. За нарушения полагаются штрафы.

Это замечательная идея для диктатуры беззакония, в которое превратилась Россия. Если о предложении думцев говорить простыми словами, то это обычная запретительная мера, ибо какой блогер согласится написать статью, а потом из-за неё заполнять тучу бумажек и клеймить себя тавром врага народа. Пётр Толстой хорошо это понимает, поэтому и проталкивает поправочку, чтобы журналисты поменьше писали о нем, о его подельниках и его хозяине, оттачивающих мастерство на ниве уничтожения страны.

Конечно же, сейчас начнутся протестные заявления международных организаций, отвечающих за свободу слова – только не подумайте, что в защиту российских журналистов что-то скажет Российский Союз Журналистов – это структура конченая. Кремль будет с зевотой читать эти протесты и выходить из правозащитных организаций.

Но, несомненно, в итоге в сортире окажутся не журналисты, а сами авторы поправок, потому что их бредовые идеи неисполнимы, как и вчерашняя новость о регистрации телефонов. Журналисты будут писать под псевдонимами, появятся новые сайты и СМИ, не входящие в позорный российский список.

Короче говоря, не возьмут журналистов за горло, обломаются. Конечно, кого-то будут ловить и показательно песочить в зомбоящике. Но всё это будет вяло, потому что в стране столько проблем выползает сейчас на поверхность, что не до журналистов будет.

Власть, которая и является главным иностранным агентом, будут всё больше и больше рвать на куски за тупик, в котором оказалась страна. Так что, особо беспокоиться не стоит.

Власти, конечно, сейчас уточняют, что перепечатка материала иностранного агента обычным человеком, в своем блоге или СМИ, ему ничем не грозит, но полагаю, что это принципиальная ошибка – если давить людей, то давить их, гадов, до конца!

Ведь смысл запрета в том, чтобы информация никуда не расходилась. Но если БИ-БИ-СИ расскажет какую-то привычную клевету на богом хранимую Россию, ссылаясь на «хорошо информированные источники», а десятки тысяч людей распространят это на весь мир, то вся стройная конструкция, с иностранными агентами, рушится, не так ли?

Но есть тут и доля оптимизма.

Думаю, что завтра Толстой опомнится, и за перепост назначат какой-нибудь расстрел.

Короче говоря, больше агентов хороших и разных.

02 июля 2018

Путин и мобила

Вспоминаю проклятые ельцинские годы — годы без Путина, без стабильности, и без патриотизма. Тогда свобода была в такую же диковинку, как и первые мобильные телефоны. Тогда телефоны нужно было регистрировать, и к большой цветной импортной коробке прилагалась маленькая, закатанная в пластик, бумажка, на которой и был номер регистрации.

Уже тогда эта регистрация была полной фикцией, ибо там стояло название какой-то вымышленной организации, либо фамилия человека, которого ты никогда не знал.

Потом эти глупые регистрации отменили, и дело было закрыто. Я воспринял это с радостью, потому что отец рассказывал мне, как ещё до моего рождения он ходил регистрировать наш радиоприемник «Урал», а потом, уже на моей памяти, мы ездили регистрировать наш первый телевизор «Рубин».

Я помню, как мы заполняли анкету, где указывалась фамилия отца и наш точный фамильный адрес. Я спросил отца, зачем это нужно, и он объяснил, что время сейчас (а тогда были 60-е годы) тревожное. Вокруг враги. И если они на нас нападут, то будет приказ, и мы сдадим наши радиоприёмники и телевизоры куда следует, чтобы враги не рассказывали нам всякое, ненужное.

Это было в моём детстве, во Львове, и новость о том, что путинские ребята предлагают регистрировать уже не только sim-карты, но и телефоны, вызвало у меня приступ прекрасной ностальгии. На меня вдруг вдохнули КГБ-шные, советские времена, когда одуревшая власть жила исключительно войной, и гнала туда пинками своих граждан.

Я рад, что Россия возвращается в моё детство. Вдумайтесь, какие наступают весёлые времена. У граждан миллионы телефонов, огромная часть из них куплена на каких-то китайских распродажах, часть собрана из каких-то кусков. Телефоны везут из Америки, Дубаев, Берлина. Чёрный рынок телефонов в несколько десятков, а то и сотен, раз превышает официальный.

Теперь представляем, как это будет: на улицу выйдут ряженные казаки, которые будут заставлять граждан выворачивать карманы и требовать показать телефон и регистрационную карточку. Тех, у кого не будет карточки, будут бить плётками, но потом плётками будут бить самих казаков, потому что серые телефоны найдут и у них.

Проверять регистрацию поручат титушкам и верным Кремлю мотоциклистам. Потом всей этой шушере нужно будет для Кремля написать отчёт, но поскольку сейчас мобильники имеют все граждане России, кроме одного человека, то они напишут: «Проверили всех, кроме Путина, но ему верим».

Гражданам предстоит увлекательное стояние в длинных очередях, чтобы зарегистрировать телефон, снять его с регистрации, или принести справку из полиции, что ты его потерял. И точно так же, как сейчас, под футбольной наркотой, народ радуется повышению пенсионного возраста, все будут радоваться регистрации телефонов.

Жаль лишь я не испытаю этой умилительной радости, потому что живу в другой стране, где конечно издеваются на людьми, но не до такой степени.

25 мая 2018

Зомби рядом

Читаю сухие строчки в ютюбном ролике канала Навального.

После митинга 5 мая задержаны 1358 человек митингующих, 35 сотрудников штабов Навального. 19 человек арестованы.

Знаете, скажу вам честно, я рад, что у меня заканчивается неделя комментариев, а дальше будет Орех. Я очень люблю Ореха и мне его жалко, ведь с понедельника уже он будет ежедневно описывать вот это всё: ёрнические фразки президента по поводу рейса МН — 17, эти идиотские думские законопроекты признавать изменой родины поддержку санкций против России; казаков, которые прибежали из ниоткуда и при поддержке государства бьют митингующих. Шендерович, когда ему Журавлёва предлагает что-то такое обсудить, он говорит — зачем это обсуждать, тут и так всё понятно, это же общее место!

И он прав, всё это обсуждать бессмысленно, именно обсуждать. Это как знаменитая шутка:

— Больной перед смертью потел?

— Потел, профессор.

— О! Это хорошо!

Поэтому, обсуждать не будем, а зафиксируем смерть.

Смерть уничтоженного злобной и лживой пропагандой гражданского общества, которому наплевать на то, что каждый день на Донбассе российские наёмники убивают украинцев.

Смерть Госдумы, которая лежит под президентом, клепая угодные ему законы. Рядом лежит трупик Совета Федерации.

Недалеко от них холмики членов Конституционного суда, трактовавших конституцию неконституционно.

А вот аллея мёртвого правительства. Они и при жизни были никем, занимаясь лишь бессловесным сбором денег на мегапроекты Путина. В центре аллеи, прямо по ходу, монумент уточки с айфоном работы Церетели — тут покоится премьер. Он единственный при жизни всё же потел, согревая путинское кресло его для нового срока. Возможно, премьер когда-то был живым, возможно у него были амбиции и желания. Кто знает, ведь все в прошлом, а сейчас лишь айфон в крыле уточки напоминает, что он, вроде, был сторонником модернизации.

Как и полагается зомби, ровно в 8 утра они встают из своих многокомнатных элитных могил и отправляются на работу. Там они просиживают штаны, ожидая приказов из Кремля. Потом снова идут по могилам.

Есть еще телевидение, но о нем говорить не будем — его так и называют зомбоящиком.

А ещё есть Путин. У него четыре важных дела, которые он делает с удовольствием — война на Донбассе, война с Западом, война в Сирии и война с Навальным.

Ты Навальный? Получи 30 суток!

Ты пресс-секретарь Навального? Получи 25 суток!

Ты вела программу на канале Навального? Получи!

Ты сделал перепост? Получай!

Так вот, успешна только война с собственной молодёжью, которую арестовывают.

Триста суток ареста и более миллиона рублей штрафа — таковы последствия агрессии властей после акции «Он нам не царь!»

Зомби тащат под землю живых.

Но мы знаем, то против зомби хороши либо солнце, либо осиновый кол.

Что-то из этого обязательно появится.

Ну вот, международная следственная группа определила, что малазийский Боинг сбил русский Бук, предоставленный вооружёнными силами Российской федерации. На пресс-конференции объявлен номер военной части, даже корпус ракеты показали.

Давайте я вам расскажу, что будет дальше.

Думаю, что прямо сегодня Россия объявит, что это бред и провокация. Завтра Следственный комитет и Генпрокуратура откроют уголовное преследование следователей, введут против них санкции, чтобы их, поганцев, и духу в России не было.

Далее, про тех, кто сбивал самолёт. В Гааге будет суд и их пофамильно потребуют выдать, но Россия откажется, ибо они, в момент сбивания, были в отпуске (рожали детей, были на операции, отдыхали в Турции, стали раввинами в Израиле). И вообще, Россия своих граждан не выдаёт.
Далее, часть из них неожиданно умрёт, а главные станут членами Государственной Думы, где, от благодарности, что их не повесили, будут предлагать наиболее мракобесные законы, оставляя далеко позади самого г-на Лугового.

Поскольку позиция России будет называться «настамнет», то запад начнёт новую волну санкций, что вызовет новую волну контрсанкций, новые ограничения и новую посадку Навального – просто так, по традиции. И, как магистральное следствие, Россия будет еще более радиоактивной, а Путин абсолютно нерукопожатным, ибо отныне он покрывает реальных убийц.

«Путин покрывает убийц!» — именно так будет говорить весь мир, и никак иначе, потому что объединённому суду верят больше, чем Путину.
И так будет следующие шесть лет, но если Путин не уйдёт, то будет столько, сколько он будет. Но не следует считать, что это обойдет российских граждан. Хотя, они будут щеголять в маечках «Не смешите мои Буки», им будет не до смеха. Они выпьют полную чашу ограничений за сердечную любовь и преданность Самодержцу.

Конечно, логика подсказывает, что всё могло быть иначе. Россия могла признать своё участие трагедии, принести глубочайшее извинение и раскаяние, выплатить гигантские компенсации. Вопрос был бы закрыт.

Но этого не будет, ибо тогда рушится главный лживый миф, что «настамнет». А значит, нужно стать стороной Минского процесса, признать поставки оружия бандитам и нести ответственность за 12 000 убитых украинцев от российского оружия.

Но это ерунда. Для Путина важнее, чтобы его ножки не коснулись земли из-за конкретных обвинений. Ибо признание каких-то смертей, даже случайных, это появление в мозгах электората страшного вопроса – а может Путин и не бог?! Может он что-то делает неправильно?

Но этой мысли не будет, а будет, к примеру, сегодняшнее сообщение ТАСС, про то, что «следственная группа значительно продвинулась в расследовании катастрофы, но пока не может сказать, кто и почему сбил Боинг».

Кремль крепко стоит на земле. Гарантия устойчивости Кремля  — отчаянная ложь и любовь, за эту ложь, чистых, отполированных телевидением, мозгов верного путинского электората.

Только вчера властные пацаны заправили самолёты и полетели бомбить Воронеж, то есть, своих, законом о контрсанкциях. Бомбардировка была успешной – теперь Запад, если чего-то захочет, будет умолять Россию это дать на коленях. Вот прямо сейчас Трамп, Меркель, Макрон и Тереза Мэй сидят и чешут репу – как бы умолить Россию дать то, что им надо. Правда дискуссия зашла в тупик на стадии подготовки – они не могут понять, что им нужно от России, ибо у них всё есть. Всё, что предлагает Россия у них уже есть, только новой модели, дешевле и оно работает. Хотели они умолить Путина дать им ту самую ракету с ядерным двигателем с непредсказуемой территорией, которой Путин им грозил. Но, как теперь известно, все запуски этой ракеты провалились, они рухнули пролетев секунды и стоит лишь догадываться, развалились ли их ядерные двигатели и не грозит ли миру новый Чернобыль с непредсказуемо заражённой территорией.

В общем, новый закон, в который кремлёвцы могут напихать любые ограничения, чтобы морить свой собственный народ, успешно принят.
Однако, нужна была какая-то изюминка, чтобы народ не просто был ограничен в своих желаниях, но чтобы он, народ, сидел. А чтобы народ сел, нужно поставить его в такие рамки, чтобы он обязательно, неожиданно для себя, совершил преступление. И не просто преступление, а госизмену!!!

Поясняю. В Госдуме уже лежит законопроект, который вводит уголовную ответственность за способствование санкциям. Как и полагается в России, этот целый большой закон направлен против одного маленького человека – Владимира Кара-Мурзы младшего, который не простил власти убийство Бориса Немцова и активно призывает за рубежом вводить санкции. И, несмотря на протесты РСПП и Совета по правам человека, закон продавливают.

И вот добавление к этому закону – как вишенка на торте – предложение приравнять «способствование санкциям» к госизмене.
Светит солнце, ты встал утром и собираешься на работу, а тебя у двери ждёт полиция. Оказывается, ты руководитель маленькой фирмы и у тебя был бизнес с большой фирмой, но она попала под западные санкции. И ты вежливо распрощался с этой большой фирмой, ибо сам боишься под эти санкции попасть. Так вот, отныне ты совершаешь госизмену и сядешь. Госдумские пацаны большой фирме всё компенсируют из бюджета, а сядешь ты.
Именно такая задача.
Думаю, что кандидатом на госизмену сейчас будет каждый второй, особенно журналистов это коснётся и политологов. Политолог поехал на международный форум, покритиковал Самодержца и русские порядки, там послушали, прислушались, усилили санкции – и политолог изменил Родине.

Пора в госизмене обвинить и журналистов, меня, к примеру. Вот я считаю режим Путина профнепригодным, ведущим страну к катастрофе, аннексию Крыма преступной, так же, как и войну на Донбассе. Свои заметки, как эту, я публикую на сайте «Эха», а «Эхо» читает Госдеп. И, возможно, в санкциях, хотя мне из Госдепа об этом не сообщали, есть и моя маленькая доля успеха.
В общем, пацаны из Госдумы на правильном пути – уголовка за митинги, уголовка за перепост твитта, уголовка за ведение передачи на канале Навального, а теперь госизмена за то, что говоришь и совершаешь.
Видимо, скоро будет за то, что думаешь.
В общем, Воронежу советую не расслабляться.

Государственная Дума приняла в третьем и окончательном чтении законопроект о противодействии санкциям США и стран, поддерживающих антироссийские ограничительные меры. Конечно, принять подобный закон российской власти было довольно сложно. Когда ты вводишь санкции, это означает, что ты кому-то что-то не даёшь, но проблема в том, что Западу от России ничего не нужно. В крайнем случае, лес-кругляк и нефть с газом. Но Россия не может прекратить экспорт углеводородов, потому что умрет, ибо своей экономики у неё нет. Поэтому Россия пошла испытанным путём устрашения, который она опробовала в знаменитом «Законе подлецов» — когда она запретила иностранцам усыновлять российских детей инвалидов. Именно тогда был опробован принцип «бомбить Воронеж» — то есть, не имея малейшей возможности убить Запад, было принято решение убивать своих. И вот «убийцы своих» снова заправили самолеты и вылетели на очередную бомбежку Воронежа. Вначале бомбежка обещала быть с многочисленными жертвами.

Помнится, в первом чтении был пункт о запрете западных лекарств — то есть, воронежцам предлагалось лечить рак корой дуба и настойкой из боярышника, но потом убийцы вспомнили что бессмертен только Путин, а у них существуют всякие болезни, которые, все же, чем-то надо лечить, и лучше не боярышником. После чего, пункт о лекарствах вычеркнули. Кстати, вот эта история с исчезновением пункта о лекарствах показывает всю лживость и двуличность этого закона, ибо в финальной версии документа отсутствует упоминание конкретных сфер, на которые будут распространяться санкции – то есть, что именно запретят ввозить. К примеру, нужны для коррупционных дач хорошие западные строительные материалы – их в законе не будет. Нужны личные самолёты – и их в законе не найдёте. Нужны западные запчасти, из которых состоит якобы российский членовоз, на котором Самодержец проехал пятьсот метров, от одного здания в Кремле до другого, – и запчасти также в закон не включат. В общем, Воронежу нужно успеть купить бриллианты Картье, пока они нужны Потанину, «Роллс-Ройс», пока он нужен Абрамовичу и пару яиц Фаберже, пока их не приобрёл Усманов – тьфу на него, что б не сглазить. Но нужно помнить – потом и эти товары народного потребления попадут в список. Короче правительство может запретить любую продукцию или сырьё, произведённое в «недружественных странах».

А из этой неконкретности становиться понятно, как действуют наши кремлёвские пацаны. Они сели и стали чесать репу – что же можно запретить. Вроде бы всё понятно – список недружественных стран на столе, а значит, бери и запрещай всё, что в них произведено. Но тут-то стало понятно, что запретить невозможно ничего, потому что импортируется то, чего у нас нет. Даже истинно русский Крымский мост строили голландцы из не совсем русских материалов. Короче, запрещать нечего, потому что всё нужно. Тогда приняли решение – громко заявить, что закон есть, но запрещать ничего не будут. Единственное, что заявлено – Россия не будет оказывать услуги организациям, подконтрольным правительствам этих стран. И уже видно, как стенают и плачут эти организации, хотя они никому не известны и ничего от России не хотят.
Так есть ли толк от нового закона?
Конечно!
Про него долго будет говорить зомбоящик, выдавая за очередную победу России над супостатом.
Жаль супостат об этом не узнает.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире