У КПРФ есть большой имиджевый плюс — партия воспринимается как «народная». Про «Единую Россию», выступающую в качестве «партии начальства», тут вообще говорить не приходится, но и в сравнении с другими партийными образованиями — вообще непонятно кого представляющими — коммунисты в гораздо большей степени выглядят защитниками интересов простых людей.

Из этого восприятия вытекает одна серьёзная проблема: ощущение слабости компартии. Люди чувствуют себя бессильными на что-то повлиять, что-то изменить; соответственно и их партия страдает от того же порока.

До последнего времени это было серьёзной проблемой. Чтобы за тебя проголосовали, тебе нужен «момент силы» — ощущение, что ты не только говоришь правильные вещи, но и в состоянии воплотить их в жизнь. Иначе зачем всё это нужно?

В предстоящей кампании — возможно впервые за двадцать лет — упомянутый «момент силы» не будет иметь особого значения. В условиях развернувшихся в последнее время репрессий протест неизбежно поменяет свою природу. Из «радикального» — представляющего из себя намерение сменить власть — он превратится в «сигнальный» — попытку отправить наверх сообщение о своём недовольстве. Дескать, победить ведь всё равно не получится, — вон они как штыками ощетинились, — так давайте дружно пошлём их всех по известному адресу. Здесь «момент силы» не имеет значения, главное, чтобы политическая сила, за которую ты голосуешь, представляла из себя наиболее последовательного критика режима — ну, по крайней мере, из всех тех партий, что присутствуют в бюллетене. Ну и, конечно, чтобы сильного раздражения она у тебя не вызывала.

С критичностью у КПРФ все более-менее в порядке. Год назад компартия была единственной, кто голосовал в Думе против путинского обнуления. Месяц назад она — опять же единственная — выступила против кремлевского закона, ограничившего избирательные права людей, обвинённых в сотрудничестве с «экстремистскими организациями». Голосовали коммунисты и против законов о фейкньюз, об оскорблении власти, ну и прочей репрессивной хрени. Они даже контрзакон предложили — о штрафах для представителей власти за оскорбления граждан. А вчера так вообще кремлевского провокатора Прилепина чуть не пинками со съезда погнали. Антирейтинг у коммунистов тоже невысокий.

Ещё одной имиджевой проблемой КПРФ является чрезмерное увлечение историей. Все эти темы — Ленин, Сталин, СССР, социализм — создают устойчивое ощущение, что партия смотрит не вперёд, а назад. Это словно не политическая партия, а клуб любителей исторической реконструкции. Ну вы знаете этих энтузиастов, которые обряжаются в костюмы предыдущих эпох и разыгрывают разные сценки из прошлой жизни. Милые ребята — но при чем здесь актуальная политика? Коммунистам правда повезло, что регулярно пишущий колонки на исторические темы Путин двинулся сейчас в том же направлении и компартия перестала в этом смысле выглядеть белой вороной. И тем не менее это плохо. Политтехнологи хорошо знают, что люди голосуют не за вчерашний день, а за день завтрашний.

Избранный партийным съездом слоган «За СССР — за сильную, справедливую, социалистическую родину», — показался мне сначала ошибкой. Опять не о будущем, а о прошлом. По здравому рассуждению, однако, я уже не исключаю того, что сейчас тема СССР сыграет не в минус, а в плюс. В политике иногда бывают ситуации, когда идейный кризис существующего миропорядка достигает такой силы, что встающий перед избирателем выбор приобретает практически экзистенциальный характер. В такие моменты естественный ход истории словно останавливается и перед обществом разворачиваются картины прошлого и будущего — причем все они становятся равновеликими. Обычные законы перспективы — когда-то, что поближе кажется чем-то большим, а то, что подальше, теряет в размерах — вдруг перестают работать.

Идеологическая несостоятельность нынешнего режима достигла таких масштабов, что общество готово рассмотреть любые варианты. Светлое будущее с путинским режимом сейчас предстаёт не более реалистичным, чем восстановление СССР. При этом образ последнего обладает цельностью и, в целом, для большинства вполне симпатичен. В 2016 году «Левада-центра»* провёл исследование и установил, что 56 процентов населения по-прежнему сожалеет о распаде СССР, в то время, как противоположного мнения придерживаются лишь 28 процентов респондентов. О желании восстановления Союза в том или ином виде заявило 60 процентов опрошенных тогда россиян.

В общем, если компартия выдержит необходимый градус оппозиционности, то ее перспективы на этих выборах представляются мне близкими к блестящим. Несистемной оппозиции в бюллетенях нет, а желание показать власти фигу у избирателя становится практически неодолимым. Протестная прибавка, которую получит КПРФ, легко может удвоить ее результат.

* российские власти считают организацию иностранным агентом



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире