11:57 , 20 июня 2021

Почему даже лояльный избиратель перестал использовать язык официальной пропаганды

С точки зрения своей формы, риторика лояльных групп населения претерпевает сейчас интересные изменения. Если раньше на фокус-группах провластно настроенные респонденты регулярно воспроизводили слышанные ими по телевизору пропагандистские формулы, то в этом сезоне они этого практически не делают. Некоторым исключением являются вопросы международных отношений. Здесь ритуальные фразы о подъёме России с колен и необходимости противостоять американской агрессии ещё иногда звучат — хотя, конечно, тоже гораздо реже, чем раньше. А вот что касается внутриполитической ситуации, то тут свою позицию лоялисты описывают теперь исключительно собственными словами.

Думаю, что у отказа от официоза есть, как минимум, четыре группы причин. Первая из них — стилистическая. Официальная пропаганда людям просто надоела. Их ею перекормили. Человек вообще устаёт от однообразия и время от времени хочет перемен. Идеологи режима при этом никаких перемен не предлагают. Конечно, одного этого факта недостаточно, чтобы лоялисты в полном составе перековались в оппозиционеров, но хватает, чтобы они перестали использовать старый политический язык.

Второй фактор связан со снижающимся качеством жизни. Контраст между бравурной риторикой кремлевской пропаганды и жизненными реалиями теперь очевиден даже слепому. Воспроизводство политических штампов в этой ситуации становится все более затруднительным. Обычный человек не может игнорировать реальность так же легко, как это делает человек из телевизора. 

Третья причина заключается в ухудшающемся качестве пропагандистских текстов. Курс на подавление любого инакомыслия не мог не привести к изменению атмосферы внутри пропагандистского сообщества. Лояльность там всегда ценилась выше профессионализма, а в момент роста протестных настроений и неизбежного усиления подозрительности со стороны начальства ничего другого кроме превращения обычной лояльности в сверхлояльность исполнителям не остаётся. Проще говоря, чтобы оставаться на хорошем счету, языком нужно работать все активнее. 

В комментариях я выложу ссылку на текст, посвящённый тому, как Запад воспринял интервью Путина NBC, опубликованный РИА «Новости». Вот несколько цитат оттуда: 

«Второй день миллионы людей во всем мире спорят об интервью, которое президент России дал американской телекомпании NBC. Формулировки Путина буквально взорвали интернет»;

«Слова Путина действительно дошли до самых разных людей, в хлам порвав навязанные шаблоны»;

«Президент России попросту сказал журналисту NBC Киру Симмонсу правду. Это абсолютно эксклюзивный по нынешним временам месседж»;

«Простые факты, доложенные президентом России, уже воспринимаются как откровение. Они произвели оглушительное впечатление на аудиторию».

Там такого ещё много, но, думаю, суть дела и без того понятно. Очевидно, что всё вот это «взорвал», «порвал», «абсолютно эксклюзивный», «оглушительное впечатление» — это абсолютно эксклюзивная и оглушительная дурновкусица. Она могла сгодиться для прославления Сталина во времена, когда основную массу населения страны составляла крестьяне — пусть не в первом, так во втором поколении, — но совершенно не подходит для эпохи скептического постмодерна. К тому же эти славословия не соответствуют самой динамике общественных настроений. Люди впадают во всё больший пессимизм и негатив, а официоз становится всё более оптимистичным и приторным. Социум и агитпроп движутся в диаметрально-противоположных направлениях.

Ну и последняя группа причин связана с тем, что лояльность вообще перестаёт быть социально-одобряемой нормой. В этой ситуации даже сохраняющий верность режиму избиратель уже не горит желанием демонстрировать всем окружающим, что он смотрит Соловьева и согласен с его героями. Свою позицию он пытается объяснить нормальным человеческим языком. 

В общем, эрозия социальной базы режима идёт вовсю. Как говорил Гегель: «Крот истории роет медленно, но роет хорошо».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире