11:32 , 26 июля 2020

Как Путину решить проблему Хабаровска

Десять лет назад, когда Хамитов только начинал руководить Башкирией, против него взбунтовался глава одного района. Местные элиты во главе с предшественником с самого начала были настроены по отношению к приехавшему из Москвы новичку достаточно недружелюбно, но открыто фрондировать поначалу побаивались. И тут вдруг один решил пойти напролом. То ли сам Рахимов его накрутил, то ли кто-то из окружения бабая — сейчас уже не помню, — но в любом случае ситуация вдруг резко вошла в пике. Было ясно, что это проверка на прочность. Если Хамитов ее не пройдёт, то все — ситуация посыплется. Главы районов свои депутатские советы сами контролируют, их и уволить, по сути, нельзя будет. Проверку из Контрольно-счётной палаты, как это продемонстрировал иглинский отморозок, вообще, оказывается, лесом послать можно и на свою территорию не допустить. Региональный Совбез тоже. Силовики Хамитову помогать не стали и в сторону отползли — сидят и с любопытством смотрят: справится или не справится?

Лагерь у Хамитова тогда совсем небольшой был — буквально три-четыре человека. Я — среди них, сам только что из Москвы приехал. Растерялись мы. И вдруг глава говорит: «Давайте я сам с ним встречусь. Приглашайте его ко мне». Мы все, хором: «Не надо, Рустэм Закиевич! Пока вы хотя бы формально в стороне! Ну послал он КСП, Совбез и теруправление вашей администрации — но лично вы, вроде бы, не при делах. А вот если он лично вас пошлёт, то тогда совсем позор, хоть стреляйся. А ведь никаких рычагов давления, гарантирующих, что он вас не пошлёт, у нас нет». «Все равно, — говорит, — приглашайте!»

Короче, на следующий день приехал наш бунтарь, поговорил с главой тет-а-тет, затем вышел и молча уехал. Идём мы к Хамитову, тот заявление показывает. Сдался иглинец, не выдержал разговора с первым. Тот рассказывает: «Заходит он такой напряжённый, исподлобья смотрит, а я вдруг засмеялся и говорю ему так дружелюбно: «Ты чего, м...дак эдакий, бунт устроил?! Карбонарий хренов». Ну тот увидел, что я не кричу, не ругаюсь и потек. «Все, что надо, — говорит, — сделаю, только не прессуйте меня, пожалуйста! Я ведь просто думал, что это ваше новое окружение, вашим именем прикрываясь, меня разводит, вот я и восстал. А теперь я вижу, что я лично против вас получаюсь — то есть, против системы, — и это, конечно, совсем другое дело. Сдаюсь!»

И действительно сдался: заявление об отставке написал и из республики уехал. Хамитов тоже своё слово сдержал, не стал его добивать.

Я к чему эту историю вспомнил? К тому что у первого лица всегда есть лаг. Он всегда — даже в самый критический момент — может лично вмешаться в ситуацию и одним только фактом своего вмешательства, свой тяжестью — пробить образовавшийся затор.

Путин мог бы сейчас лично встретиться с Фургалом и спросить его, кого бы тот хотел видеть своим сменщиком. Дескать, очевидно, что народ в крае вам доверяет, поэтому хочу с вами посоветоваться. Кроме того надо было бы пообещать арестованному свой персональный контроль над ходом расследования. После этого отозвать Дегтярева и поставить на его место человека, названного Фургалом. Нет никаких сомнений, что последний сразу же записал бы абсолютно искреннее видеообращение к землякам, где попросил бы прекратить протесты и поддержать его сменщика. Одновременно было бы объявлено, что следствие переносится в Хабаровск и там же будет проходить суд.

Этот кейс вошёл бы в учебники как пример поведения сильного лидера. Да-да, именно сильного.

Сила ведь заключается не в том, чтобы стоять на своём по любому — даже самому мелкому — поводу. Это уже не сила, а упрямство. Сила — это когда ты отстаиваешь главное, принципиально важное. А что для президента главное? Что для него в данном случае является принципиальным? Чтобы руководителем региона был Дегтярев? Это даже не смешно. Очевидно, что президенту плевать на Дегтярева — точно так же, кстати, как и хабаровчанам. Главное для президента — чтобы в крае была стабильность и чтобы люди доверяли правосудию. Взять последнее под свой контроль и успокоить людей, продемонстрировав им, что он их слышит, — это и есть главный интерес президента. А то, что для его реализации потребовался неожиданный манёвр — так в этом ничего особенного, сильным политикам время от времени приходиться их совершать.

Собственно говоря, именно способность на такой маневр сильного политика и отличает.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире