В последние дни одной из самых часто повторяющихся мыслей стало утверждение о том, что сенсационная победа политического неофита, которую мы только что видели на Украине, может быть воспроизведена в России.

Расширю тему, добавив несколько примеров того, как опыт демократических транзитов одних стран влияет на настроения и поведение в других. Самый очевидный пример — португальская «революция гвоздик» 1974 года, которая не только превратила авторитарную страну в демократию, но и произвела сильное впечатление на соседей-испанцев. Те, глядя на Португалию, свой собственный авторитаризм тоже демократизировали — буквально в течение нескольких лет. Причём сделали это гораздо более дисциплинированно, избежав большого количества издержек, которые видели у революционных португальцев.

Португальская история произвела впечатление не только на испанцев, но и на греков. Как сказал один из участников местной оппозиции: «Нам нужен собственный генерал Спинола (лидер португальского транзита на первом этапе революции — А.Г.)» Через месяц режим греческих «чёрных полковников» пал.

Хантингтон пишет, что демократизация третьей волны (это та, что последняя) как раз и отличается тягой к подражанию. Оно и понятно — интенсификация коммуникационных потоков, глобализация и все такое. Механизмы свержения филиппинского диктатора Маркоса, например, были сознательно воспроизведены южнокорейской оппозицией. Упомянутый португальский опыт использовался не только в Испании и Греции, но и в Бразилии. На пример Филиппин и польской «Солидарности» ссылалась в канун референдума по продлению президентского срока Пиночета чилийская оппозиция. Польский опыт свержения коммунистического режима вдохновил и соседей: венгров, немцев, чехов, словаков, болгар и румын…

Важную роль в этом деле играет культурная близость и схожий исторический опыт демократизирующихся народов. Как сказал один из цитируемых Хантингтоном аргентинцев: «Никому из нас не пришло бы в голову подражать опыту США, но Испания — это совсем другое дело».

Здесь и кроется серьезная проблема, которую наши власти создали себе сами. Они так долго внушали, что украинцы полноценной нацией не являются, что породили в россиянах твёрдую уверенность в собственном превосходстве. «Если украинцы могут, то мы-то чем хуже?!» — такой вопрос обязательно возникнет в головах жителей России.

Слово Хантингтону: «Демократизация некоторых стран возбудила чувство национальной гордости у их соседей. Неужели умудрённая, индустриализированная Испания, большинство жителей которой составлял средний класс, будет плестись в хвосте маленькой, бедной Португалии? Неужели Уругвай и Чили, с их длительной демократической традицией, отстанут от Аргентины или Бразилии? Неужели Чехословакия, единственная среди всех соседей имеющая реальный демократический опыт, окажется позади них?»



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире