Вижу в ленте множество материалов в духе: смотрите, дескать, Путин выступил с посланием, а рейтинг у него не вырос! Есть и противоположные интерпретации: послание, мол, толкнуло рейтинги вверх. И то, и то мне кажется притянутым за уши. Нельзя всерьёз думать, будто одно выступление может хоть что-то в смысле рейтингов изменить.

Во-первых, надо понимать природу российской политики. В отличие, например, от американской она малопублична. Американский избиратель, в целом, на слова реагирует; наш на них реагирует в гораздо меньшей степени. Потому что наш человек привык, что между словами и делами — пропасть. Он привык не слова слушать, а между строк читать. Задолго до того, как Черчилль сформулировал своё знаменитое определение советской политики, жители нашей страны знали, что она есть «схватка бульдогов под ковром». Реальная политика, в нашем понимании, от посторонних глаз скрыта, а то, что говорится на публике, — так это только для маскировки. Кто ж этому верит?

Конечно, вышесказанное не надо доводить до абсурда. В целом, как и во всем мире, у нас политика тоже делается словами. Но чтобы тебе поверили, одного — или, там, двух — выступлений мало. Доверие либо недоверие к тебе будет копиться долго, по совокупности множества шагов…

Следующее. Надо понимать природу послания как жанра. Это — выступление перед элитами. А вы помните, что картинка действует сильнее слов? И какую картинку видит избиратель? Он видит президента в окружении каменных лиц ненавистных чиновников. Нельзя забывать, что у Путина — две ипостаси. Первая — «народная», вторая — «чиновничья». Так вот, выступление с посланием — к первой отношения не имеет. По сути, оно есть апофеоз второй ипостаси главы государства. В окружении элит он предстаёт не как «вождь людей», а как главный бюрократ страны. Откуда тут взяться росту рейтинга? Сами знаете, с какой любовью у нас народ относится к истеблишменту.

В общем, не имея поддержки в виде правильной картинки, рейтинг идти вверх не должен. Нет, конечно, на восходящем тренде он и подрасти может, но связанно это будет именно с трендом, а не с самим выступлением. Если мы хотим добиться роста рейтинга, то не перед истеблишментом выступать надо — тем более в условиях роста протестных настроений, — а «перед народом». Перед ОНФ там каким-нибудь или на митинге сторонников.

Тут, кстати, имеет смысл посмотреть на опыт США. Мы ведь жанр ежегодного послания парламенту скопировали именно у американцев. Так вот, там обращение к Конгрессу не рассматривается как механизм повышения рейтинга. Гэллап начал замерять и сравнивать отношение к президенту непосредственно перед посланием и сразу после него в 1978 году. Если не считать выступления перед объединённой сессией Конгресса в момент, когда новый глава государства вступает в должность, получается, что всего с того момента состоялось 35 текущих обращений президента к конгрессменам. Средний рост по итогам всех этих выступлений составил 0,2 процента. Из 35 выступлений 15 привели к росту, 15 — к снижению и ещё 5 вообще на рейтинги не повлияли. Отклонения более, чем на 4 процента в любую сторону наблюдались только в 5 случаях из 35, да и про те принято считать, что связаны они были не столько с выступлениями, сколько с сопутствующими событиями.

Понимая природу послания, строят американцы это выступление соответственно. Обычно это рассказ о законодательных приоритетах главы государства на предстоящий год — не более того. В этом смысле послание сильно отличается от выступления на предвыборном съезде, которое как раз и конструируется с тем, чтобы максимально толкнуть рейтинг вверх.

В отличие от предвыборной речи, про которую аудитория понимает, что она ДОЛЖНА на неё отреагировать — поскольку скоро ей предстоит голосовать, — с посланием такого ощущения нет. Человек не чувствует, что ему обязательно надо с отношением к этому выступлению определиться. Так что там изначально настрой другой и чтобы его изменить, вес у слов должен оказаться гораздо большим, чем в предвыборном выступлении. Сделать это на нисходящем тренде практически невозможно.

Ещё один момент связан с тем, что послание является выступлением ПЛАНОВЫМ. Современная же забитая медиаповестка приучила людей к тому, что реагировать надо только на события экстраординарные, то есть незапланированные. Эмоционально человек чувствует: то, что заранее планируется, новостью не является. Это рутина. Неслучайно, самым мощным по своему воздействию среди всех путинских посланий стало то, которое было произнесено внезапно — в связи с присоединением Крыма. Если же мы опять посмотрим на Америку, то увидим, что единственный за всю историю измерений действительно заметный рост по итогам выступления главы государства перед Конгрессом — 10 процентов — Билл Клинтон получил тоже в НЕЗАПЛАНИРОВАННОЙ обстановке. Было это в 1998 году и буквально накануне тогда разразился скандал с Моникой Левински. Естественно, что вся страна прильнула к телевизору в ожидании, что же на все это ответит президент…

В общем надо понимать, что Путин у власти уже 19 лет. Для значительного большинства населения он перестал быть новостью. За тем, что он говорит теперь следят меньше, цифры телесмотрения это подтверждают. Уходят, в первую очередь, разочаровавшиеся и недовольные. Выступления президента, за редким исключением, являются теперь лишь механизмом общения со сторонниками. А сторонники и так за него, так что тут к имеющимся показателям одобрения деятельности уже ничего не добавишь.

В общем, рейтинг начал снижаться по совокупности такого количества обстоятельств, что несколько наивными представляются надежды на то, что тренд этот можно поменять с помощью одного выступления.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире