Сегодня врачами и юристами было направлено открытое письмо президенту России с просьбой временно ввести мораторий на уголовное преследование сотрудников больниц за любые неумышленные деяния, совершенные ими в период борьбы с COVID-19. Документ опубликован на сайте zasluzhennye-vrachi.ru. Будучи соавтором направленного письма, прокомментирую изложенную позицию.

«Поле боя»
Эпидемия коронавируса привела к введению в стране тотального режима повышенной готовности. С марта месяца началась ожесточенная мобилизация всех возможных ресурсов. Строятся новые стационары, старые перепрофилируются под инфекционных больных, медицинские работники всех специальностей (и даже студенты) брошены на работу в ковидные больницы.

За считанное время врачи превратились в национальных героев. Непривычно простаивают отделы СКР, занимающееся делами о врачебных ошибках. СМИ в одночасье сменили репертуар, заменив «врачей-убийц» на «врачей-героев», и вся страна как флюгер запела мелодию на новый лад. Медикам посвящаются песни, слагаются стихи, рождается новый фольклор. Даже господин Бастрыкин призывает немедленно реагировать на агрессию к медикам. Еще бы, сейчас не время злить врачей, отправившихся на войну добровольцами, да еще без должного снаряжения и обмундирования.

Обрисуем «поле боя», то есть условия работы медиков:
• ежедневный плотный контакт с зараженными пациентами;
• катастрофический недостаток средств индивидуальной защиты (СИЗ);
• отсутствие эффективных и достоверных средств диагностики и лечения COVID-19;
• недостаток инфекционных коек, оборудования (ИВЛ, др.) и расходных материалов;
• высочайший риск заражения и смерти (ведется пофамильный перечень медработников, погибших во время пандемии COVID-19);
• запредельные физические нагрузки и нарушение трудовых прав;
• непроведение должного тестирования медиков на COVID-19;
• длительная изоляция от семей и близких или угроза их заражения;
• эмоционально-психологические нагрузки и выгорание;
• преследование за распространение «фейковой» информации;
• отсутствие нормальных условий для отдыха и приема пищи и др.

В сторонке от Армагеддона власть заискивает и слезно прочит медикам награды и компенсации. Однако, как и многое в России, выплаты больше напоминают плевок, чем оценку родиной ее героев. Надеемся, что после последнего выступления Президента медикам все-таки будут выплачены надбавки за особые условия труда и нагрузку. Но по всей видимости – подвиг придется совершать молча, с самоотдачей и безусловным пониманием своей роли в истории. А уж героя, как известно, дают либо особо приближенным, либо посмертно. Хотя и на второе шибко рассчитывать не следует, ведь непрозрачность условий страховых выплат оставляет возможность пощадить «трескающиеся» бюджеты.

Минное правовое поле
Все это действо происходит в условиях полнейшей правовой неопределенности. За два месяца издано несметное количество правовых актов по COVID-19, вызывающих сплошные вопросы и оставляющих широчайшее пространство для любого рода толкований. На поверку дня один сплошной квест из серии «налево пойдешь – коня потеряешь, направо пойдешь – себя потеряешь, прямо пойдешь – счастье найдешь». Все бы хорошо, только вот с прямыми путями в нашей стране не ахти, налицо одни противоречия – и история с COVID-19 не исключение:

• плановые приемы не запрещены, однако пациентам разрешено выходить из дома только для получения экстренной и неотложной помощи;
• руководителям клиник рекомендовано переносить сроки оказания плановой медпомощи, однако критерии переноса и допустимые сроки сдвига не обозначены;
• разрешено уменьшать объем плановой медицинской помощи (за небольшим исключением), однако критерии и допустимые границы уменьшения не определены;
• пациенты имеют право на получение необходимой медицинской помощи, однако стационары закрывают на карантин или перепрофилируют под ковид;
• принимаются временные методические рекомендации по диагностике и лечению больных коронавирусом, однако действие базовых норм не приостановлено;
• вводится мораторий на проверки, но проверки проводятся и отчетность растет;
• страна де-факто живет в режиме ЧС (местами даже ЧП), однако де-юре пребывает в рамках режима повышенной готовности;
• форс-мажор очевиден, однако его надо доказывать через суд (позиция Верховного суда РФ в Обзоре от 21.04.2020);
• ужесточается ответственность за нарушение режима повышенной готовности, однако должная господдержка бизнеса и граждан не оказывается.

Очевидно, что законодатель самоустранился от принятия сложных решений, отдав их на откуп лечащим врачам, руководителям больниц, бригадам скорых. А точнее – взвалив на них медицинскую сортировку пациентов, которая неминуемо возникла по причине острой первичной нехватки инфекционных коек и оборудования.

Эксперимент века
Параллельно с этим в спешке и без должной экспертизы регистрируются новые медицинские изделия из списка приоритетных (маски, халаты, ИВЛ, тесты на ковид и др). Аналогично обстоят дела с лекарственными препаратами. Разрешен ввоз незарегистрированных в России лекарств и медицинских изделий. Разрешен офф-лейбл (использование лекарственных средств не по инструкции). Минздравом и Роспотребнадзором утверждены временные и постоянно меняющиеся методические рекомендации по диагностике и лечению больных коронавирусом. Клиники без лицензий допускаются до оказания инфекционной помощи. Медицинские работники без сертификатов специалистов (свидетельств об аккредитации) допускаются до работы с больными COVID-19, притом что условия их допуска так же туманны, как и временные рекомендации по оказанию помощи. Всеми правдами и неправдами наращиваются мощности полуразваленного здравоохранения, зачастую в совершенно неподходящих для медицинской помощи объектах недвижимости («Ленэкспо» и пр.). Даже незрелые студентики под страхом отчисления сгоняются на практику в ковидные больницы.

Страна работает на ощупь в быстро сколоченных больничках, тестируя новое оборудование, расходку, подбирая лекарства и изобретая на ходу схемы лечения. Фактически проводится большой эксперимент в области оказания медицинской помощи больным COVID-19. Эксперимент руками медиков, выполняющих свой долг, забыв все обиды и былое поругание профессии. Медиков, идущих по минному правовому полю в условиях квазизаконности и квазигарантий. Им некогда задуматься, невозможно остановиться, некогда и некому задавать вопросы. Вопросы будут задавать им, когда завершится этот бой и начнется подсчет раненых и погибших, а заодно и поиск виновных.

Война все спишет
Вот тогда и начнутся вопросы, опросы, допросы по старому принципу «не так встали, не так сели, не так лечили, опять убили». Угроза репрессивных мер висит в воздухе и считывается многими буквально на раз. Сотни медработников изливают свою тревогу и опасение в социальных сетях, дают интервью СМИ. Предвидят, что пострадавшие пациенты и их родственники, не получив желаемой помощи или ответа, не преминут вспомнить старую песню о врачах-негодяях, врачах-убийцах. Надо сказать, что настроения медиков не беспочвенны, ведь последние годы тема врачебных ошибок и уголовного преследования медиков не сходила с топовых позиций новостных лент страны. Да, сегодня врачи в списках в национальных героев, но завтра все может измениться в один миг. Настроение народа переменчиво, да и спецотделы СКР рано или поздно прервут столь длительный простой.

Тут и там раздается успокоительное «война все спишет». Конечно спишет! Вопрос только на кого. Хочется верить, что не на врачей, попавших в этот ковид как куры в ощип.

Я поддерживаю Открытое письмо Президенту и полностью разделяю данную инициативу в поддержку медицинских работников. Считаю письмо безусловно своевременным и надеюсь на положительную реакцию Владимира Путина. На мой взгляд, мораторий на уголовное преследование медицинских работников за деяния, совершенные ими в период COVID-19, является залогом стабильной работы системы здравоохранения. Это необходимое юридическое подспорье физически и психологически истощенным медикам. Мораторий даст им уверенность, поможет обрести спокойствие, моральные силы выдержать этой бой, не подвести, не сойти с дистанции.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире