19:51 , 22 ноября 2019

За свободную Польшу и вольную Россию — за вашу и нашу свободу!

В Вильнюсе сегодня торжественно перезахоронены двадцать участников Польского восстания 1863-1864 годов, в том числе два его предводителя – Константин Калиновский и Зигмунт Сераковский. В советской историографии – они революционеры и борцы с царским режимом, в современной Беларуси, Литве и Польше – национальные герои и борцы за независимость от Российской империи, а для нынешней России — «руководители незаконных бандформирований» и опасные русофобы.

Место захоронения казненных в 1863-1864-м годах участников неудавшегося Польского восстания нашли вроде бы случайно. О том, что их останки покоятся где-то на Замковой горе рядом с башней Гедиминаса историки знали, но точное место указать не могли. Когда после казни здесь тайно похоронили тела повстанцев, подняться на холм было нельзя – это была закрытая военная территория с крепостью наверху. «Старожилы мне говорили, что когда Вильнюс принадлежал Польше в 1920-1939 годах, на Замковой горе был некий камень, установленный в память о героях того восстания, — рассказывает известный литовский журналист Рамунас Богданас. В советские годы, будучи аспирантом, он подрабатывал ночным сторожем в башне Гедиминаса. – Но в Литовской ССР уже никаких памятных знаков не осталось, и про возможное захоронение никаких разговоров не было». И при этом, ни Калиновский, ни Сераковский в советское время не были вычеркнуты из истории – обоих считали предтечами красного движения в Европе, революционерами, защитниками крестьян и борцами с «ненавистным царизмом».

3186191

В 2011-м гору начали зачищать от деревьев, чтобы была лучше видна башня. Через пять лет склон холма, обращенный к реке Нерис (Вилия), стал обрушаться – его больше не сдерживали корни деревьев. Склон решили укрепить бетоном, а заодно провести ряд давно назревших работ. Так в 2017 году в ходе раскопок на верхней площадке холма, на месте, где во времена Российской империи стояло гарнизонное помещение, были обнаружены скелеты. Большинство из них лежало без гробов со связанными за спиной руками, по двое в могиле, тела были засыпаны известью. Все свидетельствовало о том, что захороненные здесь люди погибли насильственной смертью. Вместе с телами археологи нашли медальоны, крестики, остатки одежды и одну пулю. А дальше предстояло разобраться, кто именно был захоронен в подвале гарнизонной тюрьмы. Сераковского опознать было легче всего – у него на пальце нашли золотое кольцо. На его внутренней части сохранилась выгравированная надпись «Зигмунт и Аполлония, 11 августа/30 июля 1862». Получается к моменту казни они были женаты меньше года.

Зигмунт Сераковский (по-литовски Зигмантас Серакаускас) родился на Волыни (на территории современной Украины) в 1826 году. Учился в Санкт-Петербургском университете, где стал главой Союза литовской молодежи. В Петербурге же блестяще закончил военную академию. Когда по своей специальности – военно-уголовной статистике – отправился в Западную Европу для изучения работы тюрем, познакомился с итальянским полководцем Джузеппе Гарибальди и с деятелями польской эмиграции.

Константин Калиновский (по-белорусски Кастусь Калиновский, по-литовски Костас Калинаускас) родился в небогатой шляхетской семье в имении Мостовляны, которое сейчас находится на территории Белостокского повята Польши, а в Российской империи принадлежало Гродненской губернии.

Учился на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета и вместе со старшим братом Виктором Калиновским (похоронен в Беларуси) участвовал в революционных кружках. Там он познакомился с Сераковским и с другими будущими участниками третьего польского восстания.

3186193

И Калиновского, и Сераковского «разбудили» идеи Герцена. Сераковский даже сотрудничал в «Колоколе» и «Современнике», мечтал, по словам Герцена, о «независимой Польше и дружественной с ней вольной Россией». Калиновский, вернувшись в родные края, в 1861 году создал конспиративную сеть кружков в Гродненской и Виленской губерниях, возглавил Комитет этого движения (позже получил название «Литовский провинциальный комитет»), которое ориентировалось на польское революционное движение. Известны его слова «польское дело – это наше дело, это дело свободы», а также то, что как пароль он использовал «Люблю Беларусь».

В 1859-м году Сераковский организовал среди офицеров-поляков, служивших в генеральном штабе в Санкт-Петербурге, тайный кружок. С началом восстания, в марте 1863-го года, он взял отпуск и отправился на Запад России. Объявив себя воеводой Литовским и Ковенским под именем Доленго, он за короткое время собрал отряд из пяти тысяч человек. Но уже в апреле его отряд был разбит. Сераковский был ранен и попал в плен. В июне 1863 года его повесили в Вильне на Лукишской площади.

Калиновскому удалось продержаться на несколько месяцев дольше. Из глубокого подполья он руководил повстанцами, пока не был арестован в феврале 1864 года. 22 марта его тоже повесили на той же печальной известной Лукишской площади, где десятилетия спустя – уже в новой, советской, империи – был построено здание КГБ с внутренней тюрьмой.

Теперь, почти 150 лет спустя, останки Калиновского, Сераковского и других участников восстания обрели покой на вильнюсском кладбище Расу, где погребены и другие видные деятели Литвы. Сегодняшняя церемония напомнила жителям Литвы и Польши о подзабытых героях борьбы за независимость, вызвала острую дискуссию в Беларуси и смутила Россию неприятными историческими ассоциациями. Кем были повстанцы? За что они боролись? Против чего восставали? То, как вы отвечаете на эти вопросы, определяет и ваше отношение к памяти участников тех событий.

3186195

Как видно из биографий, Сераковский и Калиновский родились и выросли на территориях, которые когда-то были частью Великого Княжества Литовского, а затем Речи Посполитой. «После восстания Костюшки в 1794 году и последовавшего за ней Третьего раздела Речи Посполитой в 1795 году, Польша перестала сущестовать как государство. К 1831-му году выросло новое поколение, которое не признавало Российскую империю и мечтало о восстановлении Речи Посполитой. Они восстали – и потерпели поражение. Тогда в наказание был закрыт Вильнюсский университет. Проходит 30 лет, и новое поколение бояр и шляхты вновь берется за «дело свободы».

Восстание 1863-1864 годов — это был наш последний общий, настоящий бой за Речь Посполитую, — считает Рамунас Богданас. Его собственная фамилия – результат вынужденной конспирации его предка, участника тех событий: тот стал использовать второе имя вместо фамилии. — После 1863 года, когда царская власть запретила печатать книги на литовском (в большинстве своем религиозную литературу) и пошла интенсивная русификация, новое поколение местной элиты решило действовать через просвещение. В итоге это привело к созданию национальных движений, которые после распада Российской империи смогли создать свои государства».

Но в 1860-е годы, когда многие люди воспринимали себя не через призму языка, а через вероисповедание, в этой общей борьбе за независимость сложно делить героев на признаку национальности, уверен Богданас. Кстати, этого удалось избежать и организаторам сегодняшней церемонии. Были венки от Литвы, Польши, Беларуси, Латвии и Украины – всех стран, хотя бы частично входивших в Речь Посполитую.

3186197

Во время торжественной литургии, на которую были приглашены представители Православной и Лютеранской церкви, прозвучали молитвы и проповеди на литовском, польском и белорусском языках, а вильнюсский архиепископ Гинтарас Грушас также на трех языках приветстовал участников церемонии, которую возглавили президенты Литвы и Польши Гитанас Науседа и Анджей Дуда. Беларусь была представлена вице-премьером Игорем Петришенко. И это тоже показательно.

Когда возник вопрос о перезахоронении останков, Григорий Лукашенко сформулировал официальную позицию Беларуси. Он назвал Калиновского, признанного белорусским национальным героем еще в начале XX века, «нашим человеком ... человеком нашего государства», но при этом высказался против перезахоронения («Похоронили человека – пусть он там спокойно лежит») и предостерег от политизации памяти героя (чтобы политики и ученые «не ударились в какую-то политику»).

В то же время в сентябре представители белорусской интеллигенции обратились с открытым письмом к руководству Литвы с просьбой передать останки Кастуся Калиновского для перезахоронения в Беларуси. «Несмотря на всякие сегодняшние передергивания близких к власти людей, в том числе и «историков», Калиновский выступал за автономию Литвы. Но тогда большую часть нашей теперешней страны называли Литвой, в составе Речи Посполитой мы были Великим Княжеством Литовским. О его особом отношении к Беларуси говорит то, что свою газету «Мужыцкая праўда» («Мужицкая правда» — прим. НФ) он выпускал на белорусском языке, как и предсмертный «Ліст з-пад шыбеніцы» («Письма из-под виселицы» — прим. НФ)», — напоминает в интервью «Эхо Москвы» один из подписантов письма, известный белорусский музыкант Лявон Вольский. По его словам, в советское время в БССР Кастусь Калиновский был неоспоримым героем, эдаким «белорусским Робин Гудом». Вольский считает, что нынешняя власть напрасно отказывается от «безусловного белорусского богатыря»: «Теперь появляются «научные» статьи про то, что Калиновский воевал за Польшу, был чуть ли не польским националистом. Он, конечно, выступал против Российской империи и за возвращение Речи Посполитой и автономного Великого Княжества Литовского в ее составе. Но как это сегодня мешает дружбе с Россией?»

Cудя же по публикациям в прокремлевской прессе, возрождение почитания в Беларуси Калиновского воспринимается Москвой как проявление белорусского национализма и как «изначально запрограммированный конфликт с россиянами, а следовательно, и с большинством белорусов, которые поддерживают союз с Россией /…/ История с Украиной наглядно показала, какой чудовищный разрушительный потенциал имеют такие конфликтные культы и мифы».

Однако Лявон Вольский уверен, что не образ Калиновского радикализирует Беларусь, а сами слухи о возможном насильственном присоединении Беларуси к России: «Если раньше общество было расколото, как минимум, на противников и сторонников власти, а теперь еще на тех, кто хочет в Россию (более высокие зарплаты, особенно у военных и силовиков) и тех, кто совсем не хочет. Ну вот просто совсем».

3186199

Как ни странно, получается, что именно отношение к Калиновскому сегодня отражает и реальное желание и способность Лукашенко отстоять независимость Беларуси, если Россия все-так решится на «белорусский сценарий». Опасаясь этого варианта, некоторые белорусские блогеры даже шутят: пусть уж лучше прах нашего национального героя покоится в свободной стране.

Слово «свобода» сегодня в Вильнюсе звучало чаще, чем все остальные. Почти все выступавшие на церемонии перезахоронения вспоминали знаменитый лозунг участников Польского восстания 1830-1831 годов «За вашу и нашу свободу!». Эти простые слова стали лозунгом и следующего восстания, 1863-1864 годов, и национальных движений за независимость от СССР в XX веке, которые способствовали распаду советского государства. Неудивительно, но и сегодня этот лозунг все так же пугает авторитарную власть, и несет в себе столь же горячую надежду на политические изменения в России и Беларуси, как в середине XIX века.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире