frolnataly

Наталья Фролова

22 сентября 2018

F

2982018

Поездка начнется с Литвы (22-23 сентября), затем понтифик отправится в Латвию, Ригу (24 сентября) и в Эстонию, Таллинн (25 сентября). Литва – самая католическая из трех балтийских стран, почти 80 процентов ее населения считают себя католиками. Поэтому именно с нее папа Франциск начинает свой визит: он посетит нынешнюю столицу Вильнюс и Каунас, столицу межвоенной Литвы.

22 сентября в Вильнюсе в президентском дворце папа встречается с президентом Далей Грибаускайте, с другими представителями государства и дипломатами. Как сообщил корресподенту «Эха» архиепископ Вильнюса Гинтарас Грушас, на официальные мероприятия приглашены и представители Русской Православной Церкви: «О специальных отдельных встречах речи не идет, но, возможно, им удастся тоже подойти к понтифику и поприветствовать его». Затем папа отслужит мессу в часовне Остробрамской иконы Божией Матери (главная святыня Вильнюса, ее почитают христиане всех основных конфессий), проедет по центральным улицам на папамобиле и на Кафедральной площади встретится с литовской молодежью. Встреча с молодыми людьми намечена и в Каунасе 23 сентября, где понтифик тоже проведет богослужение и обратится с проповедью к пришедшим. Особый акцент на общение с молодежью не случаен, позднее объясню почему.

В обоих городах Литвы идет беспрецендентная подготовка. Металлические ограждения были выставлены вдоль тротуаров центральных улиц за несколько дней до визита, а на Кафедральной площади Вильнюса был сооружена сцена и площадка с белым балдахином для папы Франциска.

2982020

Желающим увидеть папу необходимо было заранее зарегистрироваться – или через свои приходы, или самостоятельно через специальный веб-сайт. Чтобы занять место прямо у ограждений и увидеть папу, прийти в свой сектор необходимо сильно заранее – приблизительно за два часа. Поэтому в интернете появились статьи и разные блоги о том, как подготовиться к длительному ожиданию встречи с папой, что лучше взять с собой из одежды и еды, чтобы это еще позволила пронести охрана, чем развлечь себя и детей. Рекомендовали на всякий случай взять зонтики. Синоптики предупредили, что хорошую летнюю погоду (еще в пятницу накануне визита в в столице Литвы было 25 градусов тепла) в субботу резко сменит осенняя – дождливая и холодная (всего 14-16 градусов). И синоптики не ошиблись. Впрочем, на пресс-конференции за два дня до приезда папы в Вильнюс, вильнюсский архиепископ Гинтарас Грушас высказал надежду, что «сила молитвы» поможет паломникам, а если и будет дождь, то он будет «благодатным», как во время своего визита в Литву сказал другой папа римский Иоанн Павел Второй. С тех пор прошло ровно четверть века.

В Литве хорошо помнят визит Иоанна Павла Второго в 1993-м году. Тот его приезд был воспринят как поддержка Литве и отметил собой, по словам самого Иоанна Павла Второго, «рубеж между вчерашним и сегодняшним днем» и для молодого государства, делающего первые шаги на пути к свободе, и для Католической церкви в стране. В благодарность за эту поддержку в начале этого сентября в одном из спальных районов Вильнюса был заложен храм в честь святого Иоанна Павла Второго.

Тему свободы и независимости, поднятую папой-поляком, продолжил папа-аргентинец, даже несмотря на то, что ему часто ставят в упрек непонимание европейской истории, особенно 20 века. Обращаясь к жителям стран Балтии накануне своего визита, папа Франциск особо подчеркнул, что его приезд приурочен к отмечаемому в этому году столетию обретения независимости всеми тремя балтийскими странами, и это естественная дань уважения всем тем, кто своими жертвами в прошлом обеспечил настоящую свободу. «Свобода, как мы знаем, это сокровище, которое надо постоянно оберегать и передавать, как драгоценное наследство, будущим поколениям», — сказал папа Франциск. Вернувшись из Каунаса в Вильнюс, понтифик, согласно программе, должен также посетить памятник жертвам Вильнюсского гетто и Музей оккупации и борьбы за свободу.

2982016

Впрочем, литовские архиепископы призывают не искать политической подоплеки в нынешнем визите. То, что папа Франциск впервые окажется так близко к России, не должно беспокоить Москву, поскольку экуменические связи между христианами разных конфессий в балтийском регионе особые. «В других местах таких хороших не найдешь!» — восклицает Гинтарас Грушас.

«Главная идея этого визита выражена в нашем приветственном лозунге «Христос Иисус – наша надежда». Эта надежда нужна людям в любые времена и особенно сегодня, в постоянно меняющейся ситуации в Литве, когда многие уезжают, не находя надежды внутри страны или в себе, — считает архиепископ Каунаса Лёнгинас Вирбалас. — Надежда нужна семьям, члены которых вынуждены жить вдалеке друг от друга. Думаю, что нам, отпраздновавшим столетие литовской независимости, нужно видение ближайшего будущего и ободрение со стороны главы Католической церкви».

Кстати, слоган «Христос Иисус – наша надежда» лег в основу одноименной песни, которая, по замыслу организаторов, будет исполнена во время встреч понтифика с молодежью в Вильнюсе и в Каунасе. В специальном клипе снялась 90-летняя Ирена Валайтите-Шпакаускене, пережившая ссылку в Сибирь в советское время, но больше всего в видео молодых людей. Почему? Молодежь массово уезжает на заработки в другие страны Европы и все больше секуляризируется. Местное священство жалуется, что в Литве все меньше желающих поступать в духовные семинарии и посвящать себя монашеской жизни. И скандалы внутри Католической церкви, связанные с педофилией, тоже наносят серьезный удар по ее авторитету. Поэтому вдохновить молодежь и укрепить ее в вере — не только в Бога, но и собственную страну – и призван этот визит.

В Вильнюсе, прямо перед российским посольством, сегодня будет открыт сквер имени Бориса Немцова

В 16.30 по местному и московскому времени с таблички с надписью «Сквер Бориса Немцова» (на двух языках – русском и литовском) будет торжественно снята завеса. Во время церемонии открытия выступят литовские и российские политики и журналисты. От Литвы – министр иностранных дел Линас Линкявичус, мэр Вильнюса Ремигиус Шимашюс, первый глава независимого литовского государства Витаутас Ландсбергис и депутат Литовского Сейма и специальный докладчик Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ) по расследованию убийства Бориса Немцова Эмануэлис Зингерис. Последнему, кстати, был запрещен въезд в Россию; как предполагает политик, за независимое расследование убийства Немцова в ночь с 27 на 28 февраля 2015 года в Москве. С российской стороны, как ожидается, выступят дочь Немцова и ведущая программ Deutsche Welle Жанна Немцова, политик и журналист Владимир Кара-Мурза и депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Борис Вишневский. Он и будет единственным официальным лицом со стороны России.

Остальные российские официальные лица будут наблюдать за церемонией из окон бывшего сельскохозяйственного техникума, а ныне посольства. Здание, предоставленное России, находится в уютном, живописном районе Вильнюса, который по-литовски называется Жверинас, а по-русски Зверинец (у Радзивиллов здесь были охотничьи угодья). Жверинас расположен центрально, но немного в стороне — в излучине реки Нерис и в окружении двух больших парков. Здесь почти нет высотного строительства (этажей пять максимум), а в основном – двух-трехэтажные частные виллы и жилые дома. Зверинец считается престижным районом, поэтому здесь так много посольств и резиденций иностранных дипломатов.

Российское посольство расположено на улице Латвю, то есть Латвийской. Переименовать ее невозможно – нельзя обидеть соседнюю страну. Поэтому последние 20 лет говорящие названия стали получать скверы вдоль улицы. В 1998 году появился сквер Джохара Дудаева, президента самопровозглашенной республики Ичкерия (1991-1996), убитого российскими спецслужбами за два года до этого. Сегодня, три года спустя после убийства Немцова, название обретет другой безымянный сквер. И если сквер Дудаева расположен на дальнем конце улицы, то сквер Немцова – прямо перед посольством, справа от дорожки, по которой российские дипломаты въезжают на территорию диппредставильства. Слева от этой дорожки (там детская площадка) осталась еще одна безымянная часть сквера. Дай Бог, чтобы не возникла необходимость переименовывать и ее.

C идеей увековечить память о Борисе Немцове в Вильнюсе выступали и литовские политики, и представители последней, «путинской», волны российской эмиграции, объединенные в движение «Российское европейское движение». Но сложность была в том, что по сложившейся традиции улицы литовской столицы могут быть переименованы только через десять лет после смерти человека. Появлялись и компромиссные варианты – например, назвать зеленую территорию перед посольством «Сквером российской демократии». Но представители движения настаивали: либо в честь Немцова, либо не стоит затевать эту историю в принципе.

В итоге решение о переменовании сквера городской совет Вильнюса принял 23 мая этого года подавляющим большинством голосов. «Когда мы назовем это место именем Бориса Немцова, это будет не только знаком уважения к этому конкретному человеку, который был яркой фигурой, человеком со всеми его сильными и слабыми сторонами, но и символом современного демократического движения, демократического сопротивления наших дней», — сказал на заседании горсовета мэр Вильнюса Ремигиюс Шимашюс. В интервью агентству BNS за несколько дней до сегодняшней церемонии городской глава отметил, что ценит борьбу Немцова, Анны Политковской и других убитых российских демократов и журналистов против режима Владимира Путина и что память о них стóит того, чтобы быть увековеченной «в Вильнюсе, в самом дальнем бастионе свободы на востоке Европы»: «Сквер имени Бориса Немцова — знак уважения для всех российских демократов и полмиллиона жителей Москвы, которые 13 января 1991 года вышли на улицы поддержать Литву.

«Самый дальний бастион свободы на востоке Европе» перенял эстафету у Вашингтона, где именем Бориса Немцова была названа площадь, на которой стоит посольство России. Торжественная церемония в столице США прошла в конце февраля 2018 года, буквально накануне третьей годовщины гибели политика. Поэтому, узнав о решении городского совета Вильнюса, 24 мая российское посольство в Литве на своей странице в Facebook разразилось едким комментарием в адрес мэра: «Не смог не собезъяничать».
«Это очередное проявление мелкотравчатого политиканства нас не удивило. У господина Р.Шимашюса давно появился зуд по поводу названия сквера у российского Посольства, — написал в соцсети в привычной теперь для российского внешнеполитического ведомства язвительной манере посол России в Литве Александр Удальцов. — Честно скажу: жалко тихий, облюбованный детьми и утками сквер, который теперь, скорее всего, затопчут всякого рода заезжие советчики мэра, представляющие «подлинно демократическую Россию». А детишки, боюсь, заблудятся в бюстиках и именных скамейках.
В прошлом году я направлял мэру Вильнюса письмо, в котором просил привести в порядок этот сквер, почистить пруд, замостить колдобины на улице, покрасить давно заржавевшие столбы, что портит вид и репутацию прекрасного европейского города. Прошел год, но у господина Р.Шимашюса руки не дошли… Впрочем, за заботой о демократии в России ему, видимо, не до внешнего вида города, мусора, завалившего его, и т.д. и т.п. Хотя теперь, надеюсь, в знак уважения к Б.Немцову он, наконец, займется прямыми мэрскими обязанностями».

Уважение к Борису Немцову те, кто сегодня соберутся в сквере у ограды российского посольства, и те, кто в это время будет отсиживаться по другую ее сторону, очевидно, понимают по-разному. Владимир Кара-Мурза уверен, что географических точек, названных в честь Немцова будет становиться все больше. Вашингтон, Вильнюс ... Сколько еще иностранных городов увековечат Немцова, пока эта фимилия не появится на карте Москвы?

19 августа 2018

Pussy Riot по-литовски?

Трое актеров, переодевшись священниками, прямо во время праздничного богослужения в честь Успения Богородицы вошли в костел и на манер проповеди прорекламировали свое шоу.

История для католической Литвы необычная, поэтому мгновенно вызвала бурную реакцию общества. Что это: новая форма рекламы, хулиганство и намеренное, как сказали бы в России, «оскорбление чувств верующих» или плохо продуманная политическая акция?

14 августа Католическая церковь отмечает праздник Успения Богородицы – один из главных христианских праздников (РПЦ его отмечает 28 августа, по юлианскому календарю). В Литве – этот день выходной, как и многие другие важные церковные праздники, на которые по всей стране в костелы собирается множество верующих. Как, впрочем, и на литургию в рядовые воскресные дни. Примерно 80% населения страны считают себя католиками, а сама Католическая церковь регулярно лидирует среди институтов, которые, по опросам общественного мнения, вызывают наибольшее доверие населения. Торжественные мессы, как правило, проходят также по большим государственным праздникам. А 1 сентября многие школы – дети, родители и учителя – отправляются в костел на совместную молитву перед началом учебного года. И при этом, кстати, родители не возражают и не жалуются на излишнюю клерикализацию общества.

Сейчас, в преддверии папского визита в Литву, который намечен на 22-23 сентября, католики чувствуют особое воодушевление. На этой волне розыгрыш шоуменов получил особую огласку и вызвал самые противоречивые чувства.

Что, собственно, произошло? Литовский шоумен Виталиус Цололо, известный по шоу черного юмора, вместе с еще двумя актерами (один раскрасил себе лицо черно-белой клоунской маской) появились на мессе в костеле в местечке Тургеляй, в Шальчининкском районе Литвы. В этом приграничном с Беларусью районе живут в основном поляки, поэтому месса проходила на польском языке. Собственно, на польском языке Цололо и обратился к прихожанам: «В этом году Апокалипсис отменяется. 11 октября с небес снизойдет свет ... в святом месте в Вильнюсе, которое называется «Сименс арена». Те, кто придет, чудесным образом исцелится…» После чего актеры стали развдавать собравшимся на мессу самокрутки наподобие косяков – дескать, опиум для народа. Акция транслировалась в прямом эфире Facebook.

Цололо с компанией впоследствии объяснили: это рекламный трюк, представляем новое шоу Zero Life Show. Некоторые, увидев запись акции в интернете, отреагировали, как и ожидали артисты: раз реклама юмористического шоу, значит, посмеялись и пошли дальше. Но многие литовцы пишут о недопустимости такого поведения в церкви и вторжения в пространство верующих. «Если бы это было сделано на площади, за пределами церкви, то можно было бы в это (в то, что это реклама – прим. ред.) поверить. Но это было сознательное вторжение в ход обряда и нарушение права общества совершать религиозный обряд», — считает депутат Сейма Мантас Адоменас. Выступая на ЛРТ, главном государственном канале страны, он сказал, что видит в акции нарушение Конституции: «Разве можно нарушать конституционные права, а потом просто говорить: «Да это же реклама, все в порядке?!»».

Правоохранительные органы, кстати, пообещали разобраться в ситуации – провести доследственную проверку, была ли нарушена статья 171 Уголовного кодекса Литвы, которая предусматривает общественные работы, штраф, арест или лишение свободы за «препятствование проведению религиозных обрядов и церемоний».

Католическая же церковь в Литве отказалась комментировать этот инцидент, дабы «не лить воду на рекламную мельницу» шоуменов. К тому же, как заявили в вильнюсской архиепархии, они сейчас заняты более важным делом – подготовкой к визиту понтифика.

Бурная негативная реакция в СМИ и соцсетях – это то, что нам и было нужно, откликнулся спустя пару дней режиссер того самого рекламируемого шоу Эмилис Веливис. Сказал, что нечего быть фарисеями и вообще «следите за рекламой – будет весело».

Веливис уверен, что может приходить в костел, как и в любое другое место, в том виде, в котором считает нужным, и не должен спрашивать разрешения у церкви, что и где ему делать. Те, кто его поддержали, тоже не понимают, почему пространство церкви для них – табу. «Церковь вторгается в наше пространство колокольным звоном каждое воскресение. А у меня, может, свой обряд – обряд тишины», — возмутился дизайнер Робертас Калинкинас.

Впрочем, не все представители творческих профессий отреагировали именно так. Актер-мим и писатель Аркадий Винокур написал у себя в ФБ, что «вторгаться в чужой дом и устраивать там переполох – такому поведению цена дерьмо». Винокурас напоминает, что акция Pussy riot в ХХС была следствием насильственной политики со стороны российских властей и закончилась для участниц панк-группы тюремными сроками. Акция же Цололо, пишет Винокур, проявление трусости, ведь, актеру грозит максимум штраф.

Эксперту по телекоммуникациям Людвикасу Андрюлису, который увидел шоу из костела в ФБ, пришло в голову другое сравнение. «...Решил, что да, парни с яйцами, титаны, просто уровня Саши Барона Коэна. Но я не знал, что в соборе в это время были люди, — написал он в своей статье. – Троллить можно и нужно тех, кто сильнее тебя, а не слабее. Коэн разыгрывает явных дебилов, а тут Коэна не получилось – яйца были, а мозгов – нет». Ему больше всего в этой акции не понравилось то, что ее целью стали представители польского меньшинства в литовской провинции, которые и «постоять-то за себя не могут».

С ним согласен и журналист Delfi Витольд Янчис, который увидел в этой клоунаде недостойную политическую акцию. В своей колонке журналист высказал мнение, что шоумен Цололо и его команда, похоже, стали жертой ложных стереотипов: все поляки и русские в Литве «ватники», русские понаехали только во время оккупации Литвы Советским Союзом, а местные поляки – это не настоящие поляки, а ополяченные литовцы и белорусы, как их в Литве с насмешкой называют «тутейшие». Именно поэтому актеры и поехали со своей акцией не в ближайший литовский костел, а туда, где живет национальное меньшинство. «Подобные перформансы вызывают лишь ощущение недоумения и горького послевкусия. В то время, когда за восточной границей снова неспокойно, единственное, чего нам не хватает – это ирония и издевки друг над другом, чтобы вместо того, чтобы говорить «мы», снова насаждать понятие «они не такие, как мы»». А с учетом того, что в следующем году в Литве предстоит ряд выборов, в том числе президентские, опасное деление на «своих» и «чужих» по национальному признаку обществу явно не пойдет на пользу.

Яндекс.Такси пытается завоевать литовский рынок. Начиная с 26 июля в Вильнюсе уже можно вызвать такси через новое приложение. Однако Национальный центр кибербезопасности Литвы предупредил: его услугами лучше не пользоваться.

До Яндекс.Такси на местный рынок вышли Uber и Taxify, здесь также работает агрегатор eTaxi. Но при этом в Вильнюсе иногда действительно не хватает такси. Бывает, что в стандартные часы пик (утром и вечером) машину невозможно вызвать – все водители заняты. Только приема заявки приходится ждать минут двадцать. Так что дополнительный сервис в быстро развивающемся городе с растущим населением явно бы не помешал.

Пока что к платформе, по словам представителей компании, присоединилось около 300 водителей. Но в скором времени, рассказал Delfi представитель компании Арам Саргсян, это число утроится. Водителей привлекают неплохой зарплатой (700 евро при минимальной 400), временным отсутствием комиссионных, минимальной платой за поездку 5 евро. При этом, если поездка стоила меньше 5 евро, водитель получит компенсацию от компании.

Клиентов же Яндекс.Такси будет завлекать скидками – отсутствием платы за минуту, минимальным ожиданием и стоимостью поездки в 1 евро. То есть, очевидно, на первых порах компания даже готова работать себе в убыток, лишь бы отвоевать постоянных клиентов у других компаний и привлечь новых. Расчет, видимо, также на приезжих, у которых приложение уже установлено, причем, не только из России, но и из Латвии и Эстонии, где Яндекс.Такси уже обосновался. А Литва, как пошутил Саргсян, была оставлена «на десерт».

В общем, все было бы у Яндекса хорошо с десертом, если бы не одно «но». Литовские военные и службы безопасности уверены, что Яндекс.Такси может представлять собой угрозу национальной безопасности страны.

Ситуация вокруг Яндекса складывается неоднозначная. С одной стороны, Yandex.Taxi B.V. – это не российская, а голландская компания. Не пустить европейскую компанию в Литву нельзя. Кроме того, все данные, к которым приложение получит доступ, по утверждениям компании, будут находиться внутри ЕС, а точнее в центре, расположенном в Финляндии. Не стоит забывать и про Общий регламент ЕС о защите персональных данных, который вступил в силу 25 мая этого года. Он предполагает большую защиту персональных данных «вне зависимости от того, куда они отправлены, где они обрабатываются или хранятся — даже за пределами ЕС». «Технически, если кто-то захочет получить данные, должен обратиться в нидерландскую Yandex. Taxi B.V.», — объяснил в интервью Delfi Арам Саргсян.

Тем не менее Национальный центр кибербезопасности при Министерстве обороны Литвы обращает внимание сограждан на то, что «приложение требует доступа к большому количеству очень чувствительных данных и разрешения использовать функции устройства». Речь идет о возможности активировать камеру и микрофон (осуществлять запись окружающей среды пользователя), использовать список контактов, управлять звонками и уведомлениями, определять через функцию GPS местоположение пользователя, управлять подключнием к WI-FI и пр. Все эти требования приложения Яндекс.Такси «возможно, создают условия для незаконного сбора личных данных и их накопления, а это вызывает обеспокоенность в связи с безопасностью».
Предупрежение насчет Яндекса звучало в Литве и марте этого года, когда был < href=https://echo.msk.ru/blog/frolnataly/2173016-echo/>опубликован последний совместный доклад литовского Департамента государственной безопасности и Министерства обороны, касающийся угроз национальной безопасности. В нем прямым текстом сказано: «...Опасность, что персональные данные попадут российским разведовательным службам и службам безопасности, грозить всем литовским гражданам, пользующимся российскими социальными сетями и услугами электронной почты, например, «Одноклассники», Mail.ru, Yandex и пр.».

Пока что литовские специалисты продолжают проверять приложение. Но как минимум до конца проверки они не рекомендуют пользоваться новым агрегатором. «Особенно важно, чтобы этим приложением не пользовались на своих устройствах литовские государственные служащие и ответственные лица,
работники оборонной системы», — говорится на сайте Минобороны Литвы.

Кстати, последнее такое предупреждение касалось продуктов компании Kaspersky. В конце декабря прошлого года, вслед за Украиной, США и Великобританией, литовские государственные учреждения решили отказаться от удобной, но потенциально небезопасной в национальном плане программы.

И хотя и в случае с Яндекс.Такси, и в случае с «Kасперским», конкретных обвинений пока нет и меры носят профилактический характер, российским компаниям, выходящим на европейский рынок, это еще один повод задуматься о токсичности связей с нынешней российской властью.

29 июня российский МИД России сообщил о «приостановке» литовского проекта «Миссия Сибирь». Слово «приостановка» тут звучит, мягко говоря, очень странно. Может ли МИД РФ приостановить то, что не он создавал и не он воплощал? Но помешать проекту российское внешнеполитическое ведомство, конечно, может. Что оно и сделало: молодым литовцам, которые 17 июля — 1 августа планировали отправиться в Сибирь для ухода за могилами ссыльных литовцев, отказано в визах. «Пока», — уточняется в комментарии Марии Захаровой.

В заявлении МИД не скрывается, что это решение принято в отместку за заморозку «всех ремонтно-восстановительных работ, планируемых в текущем году на захоронениях советских воинов». Захарова уточняет, что Литва это сделала «под предлогом разработки в Министерстве культуры Литовской Республики новой редакции «Правил благоустройства значимого для иностранных государств недвижимого культурного наследия»».

Однако литовский МИД в ответном заявлении напомнил, что эта редакция, предполагающая «детально регламентированный, прозрачный, безопасный, эффективный и правовой порядок» ухода за могилами иностранных граждан, уже была принята двумя днями ранее — 27 июня. «Этот демарш (отказ в визах – прим.ред.) есть не что иное как попытка оказать давление на процесс принятия решений внутри Литвы». Литовский МИД также предлагает не ставить на одну доску уход за могилами советских солдат в Литве и благоустройство захоронений ссыльных в Сибири. Потому что в первом случае речь идет о политике, а во втором – о «чисто гражданской, гуманистической, общественной инициативе».

Что же за проект попал под удар Смоленской? «Миссия Сибирь», действительно, если и имеет политическую составляющую, то очень опосредованную. Каждый год из большого числа желающих отбирается команда, которая затем едет в Сибирь. Возраст участников — в среднем от 18 до 40 (хотя ограничений нет). Все они очень разные – менеджеры и работники культуры, медики и журналисты, продавцы и юристы. Отбор почти как армии: надо пройти ряд физических испытаний, чтобы доказать, что в экспедиции ты не станешь обузой для остальных. Задача – дойти до затерянных в сибирской тайге заросших мест захоронений тех, кого начиная с 1941 года советская власть вывозила в ссылку. За 11 лет репрессий из Литвы в Сибирь было депортировано примерно 130 тысяч человек; мест захоронений на сибирской земле насчитывается около 800. Участники экспедиции ищут эти небольшие кладбища, расчищают их, делают своими руками высокий деревянный крест (традиционный в Литве) и устанавливают его. За 13 лет существования проекта было организовано 17 экспедиций, благоустроено свыше 130 кладбищ.
Забираясь в российскую глубинку, молодые литовцы, многие из которых родились уже в годы независимости и совсем не говорят по-русски, начинают лучше понимать про советский режим, про оккупацию, про то, как репрессивная машина если и не убивала, то ломала судьбы людей на всем гигантском советском пространстве. Вне зависимости от национальности. Там в далеком от Москвы Тулуне или Нижнеудинске (Иркутская область), где-нибудь под Красноярском или Енисейском, после многокилометровых пеших походов и тяжелой физической работы они заходят пообщаться к тем, кто еще помнит, как тут жили ссыльные. И какая-нибудь баба Таня обязательно расскажет, как они дружно жили и работали бок о бок с ссыльными литовцами и даже припомнит пару предложений на литовском.

Все эти встречи и душевные беседы обычно потом входят в фильм-отчет, который по итогам поездки в прайм-тайм показывает канал LRT (главный литовский госканал). За последние годы проект «Миссия Сибирь» фактически приобрел статус национального, ведь на экспедицию в прямом эфире LRT пожертования собирают всей страной.

«В ходе предыдущих поездок молодые люди из Литвы знакомились и общались с российскими гражданами, испытывали на себе сердечное гостеприимство сибиряков. Поэтому это решение (МИД РФ – прим. ред.) очень недальновидное и наносящее ущерб, подрывающее человеческие отношения, которые так важно поддерживать в политически напряженное время, — прокомментировал заявление российского МИД специально для «Эхо Москвы» один из создателей проекта, бывший литовский дипломат Вигаудас Ушацкас, возглавлявший последние несколько лет Представительство ЕС в Москве. — Оно неизбежно нанесет в глазах литовцев, особенно молодежи, еще больший ущерб репутации России Владимира Путина. Надеюсь, это решение будет отменено».

Так что, в этом году, после решения российского МИД, как минимум одной популярной программой, рассказывающей и показывающей, что объединяет два народа, на литовском телевидении будет меньше. Как и молодых литовцев, узнавших о России не в контексте новостей про санкции, пропаганду, аннексию Крыма, войну на Востоке Украины и выключенные транспондеры, а через личное общение вдалеке от политики.

Режиссер-документалист из Украины Лариса Артюгина в воскресенье 10 июня оказалась, как она написала у себя в «Фейсбуке» , на «Дне русской культуры». Это «дно» она нашла в вильнюсском парке Вингис, где уже 16 лет подряд в районе 12 июня устраивается празднование .... даже трудно, собственно, определить, чего. Дня России? В нынешней напряженной ситуации у организаторов все-таки хватает ума именно так это мероприятие не называть. «Днем русской культуры» назвать это сборище не поворачивается язык, дабы не приравнивать культуру, к которой в Литве относятся с большим уважением, к современной, исходящей из России, масс-культуре, замешанной на дрожжах ура-патриотизма, советчины и постимперского синдрома. Получается праздник советского, как кто-то метко подметил, «ополчения», которое осталось в Литве после того, как советская власть ретировалась из стран Балтии, и всех тех, кому сегодня себя приятнее ассоциировать с путинской Россией, нежели с Литвой. «Ополчение» уже почти 30 лет держит внутреннюю оборону: живет ностальгией по советскому времени, упорно не учит государственный язык и считает литовцев во всем им обязанными, а заодно неблагодарными, скрытными, «себе на уме», «с камнем за пазухой» (такими же чертами часть представителей русской общины в Латвии и Эстонии наделяет, соответственно, латышей и эстонцев, и каждый раз виноватым оказывается именно национальный характер). В Литве к этим старикам, в целом, относятся снисходительно и без злобы. Все понимают, что переубедить их уже невозможно.

Лариса Артюгина пришла в парк Вингис с плакатом с призывом на английском: «#FreeSentsov Save Oleg Sentsov». Поступок смелый, отчаянный и, понятно, провокационный, особенно если учесть, что главным героем праздника обычно становится российский посол Сергей Удальцов.

Несмотря на попытку привлечь внимание к голодовке сидящего в российской тюрьме Олега Сенцова, спровоцировать, в основном, удалось разговоры о ненависти – к литовцам (Ларисе доложили про «убогих литовцев, которые прогибаются под всех»), к Майдану, к «подлым хохлам-предателям», которые и тут портят праздник. Наверное, эта реакция была заранее предсказуема, но режиссеру-документалисту это надо было запечатлеть воочию. Увидеть бойкую торговлю игрушечным оружием на празднике страны, которая уже четвертый год ведет войну против Украины. Дети с оружием в руках для Ларисы – не просто страшный образ. Она регулярно бывает на востоке Украины, на линии фронта, снимает фильмы про детей, которые живут на этой вялотекущей войне и мечтают о совсем другом детстве. Больше всего вопросов обычно вызывает появление на таких праздниках тех, кому в районе 40 и меньше, пусть и это небольшая часть в целом хорошо интегрированной русскоязычной общины. Приходят ли они за компанию со стариками или тоже стали жертвами российской пропаганды? По моим наблюдениям, к сожалению, стали. Не стоит недооценивать усилия официальной Москвы. Дело даже не в фейковых новостях и в общем антизападном настрое, которые «сервируют» российские госканалы. Эта пропаганда вполне успешно «заражает» местных (и иногда не только русскоязычных) очень опасной болезнью – цинизмом. Мне не раз приходилось слышать: «Да, в России есть проблемы, но и в Литве их полно: у вас слабое, никудышное государство, где политики – демагоги, система также пропитана коррупцией, а выборы ничего не значат. Только у России при этом больше денег и величия, она может отобрать Крым, показать «кузькину мать» Западу и громко побряцать ядерным оружием».

Эти «месседжи» несут в себе опасную бациллу недоверия собственному государству и разочарования в демократии как таковой. Как эффективно бороться с этой болезнью, в Литве, да и в ЕС, пока не придумали.

26 мая Грузия отмечает 100 лет независимости. Грузинская Демократическая Республика продержалась почти три года – до 25 февраля 1921 года, когда Красная армия, опираясь на местных большевиков, оккупировала страну и свергла правительство премьер-министра Ноя Жордания.

В Москве все, кому говоришь, что собираешься в Грузию, радостно сообщают, что либо недавно там были, либо тоже скоро поедут, либо очень хотят туда поехать. Находятся и вовсе потрясающие люди (как носители 4-й группы крови) – они и вовсе решили переехать жить в Грузию.

Число туристов из России этим маем наверняка побило очередной рекорд. Но в Грузии к наплыву туристов из России всегда готовы и очень этому радуются. Но, как не надо путать отдых с эмиграцией, так и не надо путать взаимные симпатии с браком. Грузия с гордостью вспоминает об отделении от России сто лет назад и о выходе из СССР 27 лет назад, дорожит своей нынешней свободой, надеется в будущем вернуть свои территории, оккупированные ныне Россией, и вступить в НАТО и ЕС. И еще одно не менее заветное желание – избавиться от русского экзонима «Грузия» и уговорить другие страны либо придерживаться принятого на Западе названия «Георгия», либо исторического названия Сакартвело. Кстати, Литва недавно согласилась официально именовать страну Сакартвело, о чём свидетельствует и новая табличка на здания посольства в Вильнюсе. Так что Сакартвелос Гаумарджос! Да здравствует Сакартвело!

О своем желании вступить в Североатлантический альянс Грузия заявила 16 лет назад. 10 лет назад, в начале апреля 2008 года, на саммите НАТО в Бухаресте Тбилиси вместе с Киевом не получили столь ожидаемого Плана действий для вступления в альянс, но заручились письменным обязательством: когда-нибудь вас обязательно примут. И этой ситуацией тут же воспользовался Кремль, втянув Тбилиси в войну в августе 2008 года. В результате Москва фактически аннексировала Абхазию и Южную Осетию.

Сегодня этот спорный момент с территориями, как и нежелание «спровоцировать» Кремль, по-прежнему удерживает некоторых членов НАТО (прежде всего, Германию и Францию) от того, чтобы дать согласие на вступление Грузии в альянс. Согласно 5-й статье Североатлантического договора, нападение на одного члена альянса считается нападением на всех. Немцы и французы опасаются: вступление Грузии в НАТО будет означать вовлечение союзников в конфликт с Россией Абхазии и Южной Осетии, ведь Грузия их продолжает считать своими.

«Вакуум безопасности в этих «серых зонах» гораздо больше провоцирует Россию, нежели вступление Грузии в НАТО, — считает заместитель председателя Парламентской ассамблеи НАТО и заместитель комитета по национальной безопасности и обороне парламента Литвы Раса Юхнявичене. – Ведь когда в Сирии образовался вакуум безопасности, Россия воспользовалась этим моментально. То же самое произошло в Крыму и в Восточной Украине. Россия сама пытается нас запугать и посеять среди нас сомнения: как же мы, мол, примем грузин в НАТО, если у них проблемы с территориями?»
Победят ли эти сомнения, станет ясно уже на ближайшем саммите НАТО, который пройдет в июле в Брюсселе. А пока Грузия, как прилежный ученик, продолжает готовиться к вступлению.

На недавнем семинаре Парламентской ассамблеи НАТО, который прошел в Батуми в конце апреля, министр обороны страны Леван Зурия обобщил то, что было сделано за последние годы. Например, Грузия увеличила до семи процентов расходы на оборону. При этом далеко не все страны-члены альянса подняли этот показатель до рекомендованных двух процентов. Кроме того, Грузия провела военную реформу, в результате которой затраты на личный состав сократились с 67 до 53 процентов. Сэкономленные средства были использованы для переоснащения армии и закупки новых вооружений. В этом мае также стартовала программа повышения оборонной готовности Грузии, которая реализуется в рамках новой политики сдерживания. В течение нескольких лет должна быть повышена общая боеготовность, переоснащены пехотные батальоны, а грузинская армия должна научиться действовать совместно с военными частями альянса.

В НАТО отмечают все успехи Грузии в военной области, но обращают внимание еще на одну препону: проблемы с демократией. Результаты радикальных реформ, проведённых командой президента Михаила Саакашвили, по-прежнему на виду: государственные учреждения работают быстро и эффективно, низовая коррупция исчезла (одна история успеха с реформой грузинской полиции чего стоит!). Но сегодня в Грузии другая расстановка сил. На одном холме в Тбилиси в президентском дворце со стеклянном куполом сидит глава государства — президент Георгий Маргвелашвили. На другом – в футуристическом здании из стекла и стали живет и работает Бидзина Иванишвили, состояние которого составляет треть ВВП всей Грузии. «Человек на горе», как его часто здесь называют, был премьер-министром страны в 2012-2013 годах. Как утверждают грузинские оппозиционеры и иностранные дипломаты, аккредитованные в Тбилиси, Иванишвили фактически контролирует правительство Грузии, не занимая при этом никаких официальных должностей. Под его неофициальным контролем сегодня находится и главная фракция в парламенте страны, представляющая созданную Иванишвили в 2012 году партию «Грузинская мечта». «Мечта» обладает конституционным большинством в парламенте. А он с 2020 года будет назначать президента (прямых выборов главы государства больше не будет). Сама Грузия вместо президентской республики станет парламентской. А парламент, уверяют деятели оппозиции, однопартийным.
Избранный на волне усталости от радикальных изменений эпохи Саакашвили, президент Маргвелашвили в последние годы все чаще критикует нынешнее положение дел в стране и деятельность «Грузинской мечты». Её представители на том же семинаре в Батуми отрицали обвинения в зажиме демократии, указывали на наличие в парламенте оппозиционной фракции «Единого национального движения», основанного Михаилом Саакашвили, и ссылались на законы, которые гарантируют свободу слова и партийных объединений.

Раса Юхнявичене подмечает, что ослабление демократии в Грузии выгодно Кремлю, который пытается расшатать политическую систему страны. Через многочисленные средства пропаганды Москва упорно шлет сигнал в Тбилиси: вы все равно «наши», у нас общий «культурный код», далекий от западных ценностей.

Но данные последних, майских, опросов говорят об обратном: большинство населения Грузии по-прежнему поддерживает евроатлантическую интеграцию страны. Число сторонников евроинтеграции выросло до 75 процентов, сторонников вступления в НАТО сейчас — 65 процентов опрошенных. 63% считают Россию самой большой угрозой для Грузии. С цифрами не поспоришь.

Американцы везде лезут со своей демократией, нас не любят, потому что мы вообще-то тоже сила и мешаем американцам захватить мир.
Европейцы ничего сами не могут, не могут справиться даже с мигрантами, нас не любят и при этом смотрят на нас сверху вниз, как на дикарей.
Но больше всего нас, русских, не любят прибалты. Мы-то им дома, фабрики и телебашни построили, а они ....!

А что, собственно, делают они? Как именно не любят русских? Причем не только тех, что живут в России, но и тех, кто после распада СССР остался жить в странах Балтии и, несмотря на бесконечные разговоры «о горькой судьбе русских», так и не вернулись в Россию. В Литве, например, многие из них, именно из старшего поколения, по-прежнему плохо говорят на государственном языке (дети в большинстве своем язык выучили и интегрировались в общество). Они предпочитают смотреть российское телевидение, а россиян все еще называют соотечественниками, хотя давно получили литовские паспорта.

Так в чем выражается русофобия, например, в Литве? Расскажу, с чем лично столкнулась я – несколько показательных примеров из повседневной жизни.

Во-первых, в Литве каждый год проводится олимпида по русскому языку. В ней отдельно соревнуются дети, для которых русская речь родная, и отдельно те, для кого русский – иностранный. Последняя олимпиада весной этого года проходила в курортном городке Друскининкай, куда участников отвезли совершенно бесплатно. Победили получили памятные подарки (первое место – айфон) и грамоты за подписью министра образования Литвы.

Во-вторых, социальные инициативы обычно не разбирают, к человеку какой национальности они направляют добровольцев. Например, одна из городских музыкальных школ каждый год устраивает благотворительные концерты для детей и пожилых людей. В этом году молодых музыкантов водили выступать, среди прочего, в близлежащие русскоговорящие детские сады и в Дом национальных общин. Последний состоит на балансе правительственного Департамента по делам нацменьшинств и регулярно бесплатно предоставляет свои помещения, да и сам организовывает различные вечера. К одному из них, посвященному русскому поэту и другу Есенина Александру Ширяевцу (многие ли в России о нем помнят?), и присоединились дети из музыкальной школы. Половина детей – литовцы. Они представляли свои произведения на литовском, а ведущая вечера переводила их слова на русский – для тех стариков, которые собрались в зале, которые живут в Литве уже несколько десятилетий и до сих пор не способны понять государственный язык даже на таком простом уровне. Но дети были не в обиде. Не в обиде были и их родители, некоторые из которых, насколько мне известно, занимают видные должности в государственной иерархии.

В-третьих, многие организации (государственные, в том числе) вполне охотно соглашаются общаться с вами на русском. Я даже не говорю о поставщиках услуг и крупных торговых сетях. Для них – это возможность расширения бизнеса. Одна из сетей, например, уточнив у меня недавно в ходе опроса, на каком языке мне было бы комфортно с ними общаться, стала присылать sms-сообщения на русском (подробнее о том, почему в Литве не страшно говорить по-русски, читайте мой блог от 9 апреля 2018 «Не мучайтесь! Говорите по-русски»).

И, наконец, в-четвертых, хотя этот список можно продолжать бесконечно. Ближайший День русской культуры (9 июня) пройдет в литовской столице под покровительством мэрии города. Об этом мэр Вильнюса Ремигиус Шимашюс 22 мая написал на своей странице в «Фейсбуке»: «Мы не можем себе позволить, чтобы русские жители Вильнюса думали, что они неинтересны Литве, что они нужны только Кремлю». Сам Шимашюс недавно оказался в российском списке персон «нон-грата». Он отшучивается, что это решение Москвы – «хорошая оценка» его деятельности.

В этом году, как отмечают литовские СМИ, на День русской культутры в Вильнюс собираются приехать популярные артисты из Москвы, Петербурга и Калининграда. Собирается приехать и Олег Погудин, который в прошлом году выступал в Крыму. Поэтому мэр на всякий случай отметил, что не все исполнители ему нравятся и, если Департамент миграции Литвы «считает, что они запятнали себя, думаю, он свою работу сделает и не впустит их в Литву».
День русской культуры, как и 9 мая, в Литве часто превращается в пропагандисткую площадку, где и российское посольство, и те, кто действуют от Россотрудничества, пытаются разбередить у местных русских ностальгию по исторической родине, вернуть их в «пул» так называемых соотечественников. Именно поэтому Шимашюсу досталось за его инициативу и в том же «Фейсбуке», и от политических оппонентов. Но при этом и те, кто против Дня русской культуры в его нынешнем виде, говорят: пусть мэрия сама организовывает этот праздник и приглашает туда российских интеллектуалов, представителей оппозиции и эмигрантов последней волны из России. Не надо, мол, путать российскую пропаганду с настоящей русской культурой. Как и не путают в Литве кремлевский режим и русских как таковых.

Ровно наискосок от здания, где 11-12 апреля в Вильнюсе проходил V Форум Свободной России, два дня дежурили полицейские минивены. Над одним из них возвышалась штанга с обзорной видеокамерой. У входа в здание полицейские то и дело задерживали съемочные группы для особо тщательной проверки документов, а внутри три охранника проверяли «бейджи».

«Пропагандисты в это раз на улице, и такого дискомфорта, как в прошлый раз, не доставляют. Эксцессов пока не было, — Иван Тютрин, один из организаторов форума, не скрывает, что обеспечить безопасность для участников такого мероприятия – сложнее всего. По его словам, были тщательно проверены и все те, кто подал заявки.

Список участников (форум, напомню, проводится два раза в год с весны 2016— го) в этот раз достиг 400 человек. До 58 выросло количество российских городов, из которых приезжают активисты. Последние, по словам Ивана, вильнюсский форум воспринимают той точкой, в которой они могут самореализоваться, напрямую пообщаться с известными политиками, экспертами и журналистами. И даже сфотографироваться на память. Некоторые из них, кстати, очень активно постили фото с форума, другие, наоборот, старались свое присутствие особенно не афишировать, признавались в кулурах, что мероприятие, дескать, «токсичное», а им потом еще домой ехать, причем, не в Москву.

Форум, говорит, Тютрин не случайно в этот раз был намечен три недели спустя после избирательной кампании в России: «Мы пытались соблюсти баланс в разговорах о текущем моменте и о стратегии, впервые затронуть какие-то темы, например, экономику. Предвыборный накал ушел, и содержания получилось больше».

Владимир Ашурков, исполнительный директор Фонда борьбы с коррупцией, выступая на форуме, сообщил, что «пошатав систему на выборах», теперь команда Навального думает о том, как в ближайшие годы сохранить свою региональную сеть и «нарастить политическую капитализацию оппозиции». ФБК сегодня даже готов говорить о тактическом объединении оппозиции, но, например, точно не с Собчак.

Политик Гарри Каспаров, основатель Форума Свободной России, наоборот, не видит смысла в объединении оппозиции, хотя площадка в Вильнюсе и создавалась для взаимодействия разных политических сил и гражданских активистов. Он вообще считает, что в России оппозиции нет как таковой, потому что нет нормальной политической системы, которая предполагала бы наличие оппозиции существующей власти, готовой бороться на честных выборах за власть. А раз нет оппозиции – то и нечего объединять.

«Профессор Ландсбергис, выступивший на форуме, был очень убедителен, когда сказал: «Ваша задача смотреть в будущее». Мы дошли до ситуации, когда многие вещи будут происходить сами по себе, помимо нашей (даже если нам хочется верить, что мы в этом участвуем) и даже помимо воли Путина. Но когда откроется окно возможностей, надо к этому моменту иметь понимание, что мы к этому моменту хотим делать», — определяет одну из главных задач Каспаров.

Когда откроется окно возможностей? Никто из экспертов, выступавших на форуме, разумеется, не может дать точный ответ. Аркадий Бабченко, например, уверен, что режим окуклится и так может еще продержаться долгое время. «А потом все закончится просьбами привезти «ножки Буша»», — пессимистично подметил он.

Бывший сотрудник администрации президента, а ныне очень востребованный эксперт Дмитрий Некрасов не был столь пессимистичен. Он, хотя и признал, что следующий срок Путина будет мало предсказуемым, напомнил, что в Москве 18 марта наблюдался самый большой рост поддержки Путина. Некрасов не исключил даже, что Кремль возьмет разумный экономический курс: «С точки зрения внутренней политики, мы, возможно, увидим экономические реформы и консолидацию вокруг внешнеполитического курса». А это вроде как предполагает устойчивость Кремля.

Адвокат Марк Фейгин высказал мнение, что несмотря на ветхую инфраструктуру в стране, которая будет регулярно давать сбои, не стоит надеяться, что от социального недовольства россияне перекинут мостик в политическому. «Режим будет ветшать, но люди не будут себе позволять делать общие выводы», — уверен Фейгин. Он считает, что нечто «непредсказуемое» может произойти и через пять, и через десять лет.

Впрочем, многие согласились с Гарри Каспаровым, что вырисовывается и более близкая перспектива: «Геополитическое, а теперь скорее уже военное поражение в Сирии, может оказаться для путинского режима смертельным». Переходя на язык аллегорий, политик пояснил, что судьба «кощеевой» иглы Путина главным образом зависит от того, какой отпор путинский режим получит на Западе, в меньшей – от внутренней политики: «Сейчас, в условиях беспрецедентного давления со стороны Запада после химатак в Сирии и применения нервно-паралитического вещества в Великобритании, мы максимально подобрались к самому яйцу, скорлупу которого еще предстоит пробить».

Но окно возможностей не предполагает насильственного свержения режима и срочного поиска лидера, устраивающего всех. Собравшиеся в Вильнюсе уверены, что режим, который уже загнал себя в угол, ликвидирует себя сам. А вот к тому, что будет происходить дальше – пора готовиться уже сегодня.

Арт-менеджер Марат Гельман предложил начать готовить некое экспертное сообщество, которое после развала нынешней системы, займется восстановлением инфрастуктуры страны. Навального, например, в этом сообществе, или даже в будущем руководстве страны, он видит в качестве генерального прокурора.

В том, что надо иметь готовый план действий и кадровый резерв, соглашается и Гарри Каспаров: «Самое трудное – транзитный период. Важно, чтобы в этот момент те, кто окажется волею судьбы наверху, не стали под себя писать законы. Нельзя, чтобы те, кто будет возвращать страну к истокам (для Каспарова — это канун октября 1917 года), потом оставались во власти. Они должны сделать свое дело и уйти в тень, в карантин минимум на два года».

Экономист Вячеслав Иноземцев скептично замечает, что российские диссиденты не в состоянии заменить нынешнее российское правительство: «Среди них много интеллигентов и замечательных людей, но они не специалисты ни в чем». Но политолог из Украины, председатель «Фонда национальных стратегий» Тарас Березовец уверен: кадровый резерв в России обязательно найдется. «В любой стране 99 процентов населения обычно смотрят на происходящее со стороны, а перемены делает всего 1 процент. Не сомневаюсь, часть этого одного процента в эти дни собралась в Вильнюсе», — заметил Березовец.

Грузия для Литвы останется Грузией — Gruzija. Так на прошлой неделе решила Государственная комиссия по литовскому языку. А название Сакартвело (Sakartvelas) или Картвелия (Kartvelija) – комиссия еще подумает, какой выбрать – будет использоваться в качестве альтернативного. Отказаться от русифицированного названия Грузия просит дружественные страны с 2011 года. Однако нынешнее решение комиссии по языку – еще одно доказательство того, что вопреки политике русский язык в современной Литве не воспринимают как опасное оружие.

«Я придумал хитрый план: зашел в кафе и, чтобы не поняли, что я русский, на всякий случай, заговорил с официанткой по-английски», — поведал мне после прогулки по городу знакомый, приехавший погостить в Вильнюс. В памяти у него остался неприятный эпизод из конца 80-х, когда кто-то в столице еще тогда Литовской ССР дал ему красноречиво понять, что не говорит по-русски (читай: на языке оккупантов). А теперь где-то – то ли по телевизору, то ли на каком-то сайте – мой знакомый узнал, что в странах Балтии за русский могут и навалять. И я, в очередной раз, не сдерживая улыбки, начинаю объяснять, почему в Литве вовсе необязательно играть в детектива и почему совсем не страшно говорить по-русски в общественных местах.

«Настоящий вильнюссец разговаривает, минимум, на трех языках: литовском, польском и русском», — констатировал Томас Венцлова, выступая в прошлом году на творческом вечере в Вильнюсе. Слова известного литовского поэта, переводчика, диссидента и друга Иосифа Бродского мне неожиданно подтвердил инструктор по вождению Марк. В ответ на просьбу подготовить меня к экзамену на русском, он запросто ответил: «Да хоть на каком! На русском, на польском, на литовском, мне все равно». А Марк, между прочим, русский, в Вильнюс еще в советское время переехали его родители.

Но одно дело подготовка, а совсем другое – экзамен. Но его в Литве можно официально сдать (и теорию, и практику) на русском.

Почему литовский – понятно, почему русский – тоже. Почему польский? Город за свою историю несколько раз переходил под контроль поляков, последний раз с 1922-го по 1939-й год. Сегодня население города, свидетельствует последняя перепись 2011 года, это 63% литовцев, 16% поляков, 12% русских, 7% евреев, 6% белорусов и пр.

В городе много смешанных семей. Родители в таких семьях выбирают, в какую школу отдать ребенка: литовско-, польско— или русскоязычную. Последних – государственных, между прочим – в одном только Вильнюсе я сходу насчитала 7 (семь !) штук. Мотивация отдать в русскоязычную школу, например, в смешанной польско-литовской семье, будет простая и вполне себе практическая: литовский и польский языки ребенок выучит дома, а русский, который всегда пригодится, пусть лучше учит в школе. «У меня нет ни одного ребенка, которого бы условно звали Иван Иванов, — шутит директор одной из вильнюсских русскоязычных школ. – Зато есть Анжелики, Моники, Роберты или Патрики».

Я сижу утром рано в маленьком кафе на три столика, пью капуччино и слышу, как переговариваются между собой официантка и посудомойщица. Они что-то говорят между собой по-литовски, потом замолкают, потом опять начинают, но уже по-русски. Молчат и вновь переходят на литовский. Видимо, на каком языке мысль пришла в голову, на таком и была высказана. Примерно также переговариваются между собой кассирши в супермаркетах и продавщицы на городских рынках. Мои робкие попытки изъясниться, например, в мясном отделе, на литовском языке первое время чаще всего строго присекались: «Не мучайтесь! Говорите по-русски».

Другая история. Осенью 2016 года я приехала в Паневежский драматический театр Юозаса Милтиниса на премьеру спектакля «Гордыня». Именитый польский режиссер Кшиштоф Занусси, открывая дискуссию сразу после премьеры, предложил всем перейти на русский, чтобы не тратить время на перевод с польского на литовский и обратно. Зал не возразил. Такую ситуацию я легко могу себе представить и в Клайпеде, и в Висагинасе, и в Шауляе, и даже, вполне возможно, в Каунасе, где национальные настроения всегда были наиболее выраженными.

Конечно, это вовсе не означает, что в Литве все поголовно говорят по-русски, а в Вильнюсе все соответствуют критерию Венцловы. Но сегодня тот, кто подзабыл выученный в советское время русский язык, скорее всего, скажет вам: «Простите, мне трудно объясниться по-русски. Но вы говорите. Я пойму». Литовская молодежь, выросшая в годы независимости, чаще всего вообще не говорит по-русски, но в разговоре с вами очень любезно предложит перейти на английский.

Важно понять: сегодня отказ говорить по-русски не будет нести в себе никакого политического подтекста. В отличие от Латвии и Эстонии, в Литве, где русских всегда было меньшинство, никогда не стоял русский вопрос – здесь боролись с Советами. К тому же, Литва состоялась как самостоятельное государство. Поэтому, несмотря на общее ощущение опасности, исходящей последние несколько лет от России, сегодня литовцы не политизируют русский язык, разумно отделяя его от режима Путина.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире