В эти дни в значительной части мира отмечается 70-летняя годовщина официального начала Второй Мировой Войны. В польский Гданьск -— туда, где война началась, -— слетелись политики из 20 разных стран. Все они вместе зажигали поминальные свечи, возлагали венки и произносили объединительные речи. И это хорошо. Мир и объединение лучше розни и войны.

Вместе с тем наивно думать, что все те противоречия во взглядах на известные исторические события, которые были ясно обозримы ещё вчера, исчезли в один миг. В своей статье в «Газета Выборча» В. Путин одновременно «с полным основанием осуди[л]» Пакт Молотова-Риббентропа и тут же «обоснованно» назвал его разумным. Збигнев Бжезинский предпочёл увидеть стакан наполовину полным. Многие другие оценили его как полупустой.

История Второй Мировой Войны как и история отношений между европейскими странами, насчитывает тысячи томов документов. На практике же споры неизменно возвращаются к двум-трём известным событиям. По-видимому, предполагается, что достижение публичного консенсуса по этим темам раз и навсегда станет толчком для прогресса по всему спектру существующих проблем. И наоборот, разногласия в этих вопросах якобы означают отсутствие каких-либо перспектив где-либо.

В контексте изучения национальных мифов интересно взглянуть поподробнее на участие американской делегации в мероприятиях в Гданьске. Изначально участие официальных лиц из США вообще было под вопросом. В ответ на вопросы редких особо бодрых журналистов, Госдеп советовал обсуждать участие США в мероприятиях в Польше с Белым Домом, а Белый Дом многозначительно отмалчивался. Через какое-то время стало известно о планируемом участии Уильяма Перри -— бывшего министра обороны в Администрации Клинтона, но не занимающего никакого государственного поста в настоящее время. Накануне мероприятия уровень делегации был повышен, и  ее возглавил Советник Президента по вопросам национальной безопасности Джим Джонс, но на фоне глав Правительств, приехавших из других стран, обмануться насчет системы приоритетов США в этом вопросе очень сложно.

Ещё яснее станут приоритеты США, если вернуться на три месяца назад в 6 июня 2009 года, когда Обама лично посетил место Высадки в Нормандии в ознаменование её 65-й годовщины. Я не считаю вклад США в победу по Второй Мировой Войне незначительным. США воевали и на Тихом Океане, и в Северной Африке, и в Европе. Они так же оказывали значительную помощь СССР. Тем не менее сложно считать Высадку более значительным историческим эпизодом, чем начало всей войны.

Причина такой непоследовательности в том, что американские граждане справедливо считают, что сам своих предков не похвалишь — другие точно не похвалят, а самобичевание полезно только в той мере, в какой оно помогает учить уроки. Исторические мифы могут успешно сосуществовать с разумной нынешней политикой. В таком подходе есть элемент шизофрении, но если одобрение прошлых бомбардировок Дрездена, Хиросимы и Нагасаки успешно совмещается с настоящей борьбой с распространением ядерного оружия и с попытками минимизировать жертвы среди мирного населения в Афганистане, то прогресс налицо.

В 2009 году живы практически все участники планирования последней Войны в Ираке. Есть свидетели, есть кадры видеохроники, есть исчерпывающая статистика. При этом в мире нет согласия насчёт того, что явилось истинной причиной войны. Откуда тогда у кого-то может быть уверенность, что оценка Пакта Молотова-Риббентропа когда-либо будет однозначной?


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире