21:55 , 17 декабря 2019

Вы, господа, которые ругают Егора Тимуровича, стали бы продотряды в деревни посылать, а?

Я, как и многие, живущие сегодня, жил как раз тогда, когда команда г-на Гайдара проводила, так называемую, «шоковую терапию». В 1987 году мне исполнилось 40, и я все отлично помню.

В конце 80-х в стране кончилась еда. В 1989 году у меня родилась дочь, и я с ночи занимал очередь в молочную кухню за двумя бутылочками кефира и пачкой детского творога. В магазинах этого не было. Вернее было, но надо было поймать полчаса, когда в магазине был кефир. Его раскупали в течение получаса.

Был Черемушкинский рынок, на котором были и молоко, и кефир и сметана и творог, и мясо, и колбаса. Но мы могли себе что-то из этого позволить пару раз в месяц. Цены на рынке кусались.

В 1990 -м полки в магазинах еще больше опустели. В начале 1990 года мы с двумя коллегами рискнули, бросили госслужбу и создали кооператив. Было страшно – без гарантированной зарплаты, без месткома — но детей и жен надо было кормить. Оказалось, что боялись зря. Пошли заказы – на госпредприятиях безналичных денег было море, только у них лимиты на зарплату, а у нас нет.

Жить стало полегче – я стал покупать продукты на рынке. Мой приятель работал в оборонном радиоНИИ и получал гроши. Коллеги звали его ремонтировать частным образом телевизоры, но он сидел у себя в НИИ со стабильной, но мизерной зарплатой. Его жена, чтобы кормить детей мыла полы в подъездах. Он был обозлен на меня, что я покупаю еду на рынке. Я звал его к себе – работы хватало всем – но он только больше злился.

Подруга моей жены как раз тогда разошлась с мужем, а у нее дочь 10 лет. Она тоже работала в оборонном НИИ. Так она сначала стала вязать шарфы и продавать их в Измайлово, а потом ее позвали в коммерческий банк – тогда они только начали открываться – уборщицей на хорошую зарплату и она бросила свой НИИ. Год она мыла полы. Потом в банке стали искать бухгалтеров. Кадры, зная, что у уборщицы высшее образование, предложили ей пойти на курсы. Она пошла, стала банковским бухгалтером и т.д.

К середине 1991 года на полках в магазинах остались только банки неизвестно с чем. Правда, хлеб в Москве был. Но в Горьком (так тогда назывался Нижний Новгород) даже хлеба не было. Мой родственник из Горького ездил к нам на своей «шестерке», возил в Горький хлеб и там его продавал. Пока был бензин. Потом встали очереди на бензоколонках – 20 литров в одни руки — и его бизнес закончился.

К этому привели не Гайдар и не Чубайс. Это родное советское правительство под руководством КПСС довело страну до нищеты. Я лично и многие из моего окружения могут это подтвердить и засвидетельствовать.

И еще до Гайдара с Чубайсом, задолго до них, страна разделилась, как говорят, «на две неравные половины». На тех, кто крутился, пахал, искал работу, в общем старался прокормить семью и детей, и на тех, кто ходил на работу в свои оборонные НИИ и заводы, каждый месяц получал в кассе гроши, на которые нельзя было купить даже спички и ждал, что государство ему добавит еще пару рублей. Эти вторые уже тогда начали ненавидеть первых за то, что они в этой нищете все же ухитряются нормально жить.

В августе 1991 года «Россия обрела долгожданную свободу», которую, вообще-то, ни я и никто из моего окружения особенно не ждал – все выживали. Хотя, конечно, мы были против ГКЧП и за Ельцина, но это просто потому, что совок всем остонадоел.

И вот свободная, но голодная и нищая Россия, обобранная советами и коммунистами, встала, как я понимаю, перед проблемой – как вытащить на полки магазинов еду, бензин и т.д. Ведь все это у людей было – на Черемушкинском и других рынках откуда-то оно бралось. Я совсем не экономист, но даже я понимаю, что тогда было ровно два выхода: первый — продналог и продразверстка, т.е. отнимать силой и второй – освободить цены.

Ельцин, как мы видим, не захотел посылать в деревню военные продотряды, значит оставалось отпустить цены. Т.е. надо было найти грамотного человека, экономиста, который, во-первых, понимал бы, как такие вещи делаются, а, во-вторых, решился бы и сделал. Тогда в правительстве главным экономистом крутился г-н Явлинский, но он, как я понял тогда, просто переб.дел. А Гайдар согласился и сделал.

Мужественный, решительный и знающий человек. Вот и все. А вы, господа, которые ругают Егора Тимуровича, стали бы продотряды в деревни посылать, а?



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире