felg

Таня Фельгенгауэр

13 июня 2018

F
13 июня 2018

Две женщины

Есть две женщины: одна — невменяемая депутатша, болезненно озабоченная сексуальной жизнью окружающих. Вторая — генеральный секретарь ФИФА.

Первая — Тамара Плетнёва. Вторая — Фатма Самура.

Первая родилась в селе Новодубровское, Новосибирская область. Тогда это был СССР. Вторая родилась в Сенегале.

И вот сейчас первая выступает с самым прямым расистским заявлением. А вторая несколько дней назад приехала в Россию, так как тут под лозунгом «Say No To Racism» стартует чемпионат мира по футболу.

Кстати, если не знаете, как выглядит Фатма — загуглите. Это придаёт особую глубину высказываниям безумной депутатши.

Оригинал

Бессилие и злость — наверное, так.

Я ничего не могу сделать.

Аркашу не вернуть.

Черт тебя побери, Бабченко! Сколько раз с тобой ругались, а потом и вовсе практически перестали разговаривать. Я зла на себя, потому что я думала, что ты будешь всегда, и мы еще успеем как следует друга друга обругать.

А тебя убили.

И знаешь, лучше бы ты еще сто лет продолжал писать всякое, что меня бесило. Пусть бы мы с тобой еще сто лет ругались и обзывались. Пусть бы ты был жив! Не хочу я плакать из-за твоего убийства. Хочу ругаться с тобой бесконечно!

Но плачу, а ты больше не напишешь мне «много не пей».

Выпью сегодня за тебя, мой сложный и настоящий.

Оригинал

Первый час или полтора происходящее на Пушкинской и вокруг неё казалось абсурдом, фарсом и шапито: НОД с георгиевскими лентами, красные флаги, лозунги за Путина, сторонники Навального, ряженые казаки, огромное число автозаков, гуляющие москвичи и гости столицы, а над всем этим разносится пение участников фестиваля а капелла.

От того, что Пушкинскую с самого начала заняли люди с георгиевскими лентами (среди них очень много молодежи), сложно было понять, сколько же вышло на акцию протеста. Задержания начались как-то внезапно и не очень понятно, почему. Люди просто скандировали. Но и те, которые за Путина, тоже ведь скандировали.

Так или иначе, стояние на Пушке закончилось тем, что протестующие вышли на Страстной бульвар. Просто вывали на проезжую часть. Вот тут стало немного страшно — ОМОН бежал с дубинками, точно была одна дымовая шашка, протестующие пытались тоже встать в цепь (не получилось ни разу). Коллеги-журналисты рассказали, что в какой-то момент к ОМОНу на Пушке присоединились ряженые казаки. Они просто били всех, кто попадет под руку, нагайками. И журналистам тоже досталось.

Наверное, именно это больше всего поразило. Да, и то, как упорно пытались протестующие остаться на проезжей части, не дать себя разделить и выдавить. Впрочем, таких упорных было не очень много.

А вот тактика с НОДом и казаками — это совсем плохо. Мне кажется, это опасно и неуправляемо. И власти плохо понимают, что они наделали.

Я не знаю, можно ли считать эту акцию удачной. Я не понимаю, какие тут вообще могут быть критерии. Просто я видела отчаяных или отчаявшихся молодых и не очень людей. Они говорили, что не хотят больше терпеть власть одного человека. И за это их били то нагайками, то дубинками.

Кстати, совсем уж детей на этой акции я не видела. Видимо, нужно было быть поближе к фотографам…. Зато я видела десятки автозаков в районе одной из центральных площадей своего города, видела бегущий на меня ОМОН с дубинками, железные заграждения вдоль улиц. И соседство с украшенными цветами сценами, на которых выступали талантливые коллективы со всей страны, вряд ли как-то исправит впечатление от этого полицейского беспредела.

Оригинал

Сегодня начался суд по делу о покушении на меня. Очень странно это все писать. Но я попробую. Предварительные слушания состоялись. Дальше, уже 18 апреля, начнут рассматривать дело по существу. Я не планирую ходить на заседания. Приду только чтобы дать показания. Материалы дела я изучила. Для меня самое интересное — даже не результат психиатрической экспертизы, а те показания, что дали родственники и знакомые человека, который пытался меня убить. Сразу скажу: я настаиваю на этой формулировке. Потому что с такими ранениями (колото-резаное слева длиной 7 см и порезанная яремная вена справа) особо не живут. Так вот.

Всего этого могло и не случиться. Но, как это часто бывает, помешало безразличие.

Вот представьте, что знакомый или родственник начинает вести себя неадекватно. Говорит, что за ним следят. Что всё прослушивают. Отказывается разговаривать в квартире, так как там тоже всё на прослушке. Параллельно просит разных знакомых найти мои контакты, отправить мне сообщение, узнать мой домашний адрес. И все от него просто пытаются поскорее избавиться и перестать общаться. То есть, у них на глазах человек сходит с ума и начинает кого-то маниакально искать, а им это совершенно безразлично. Ну что я могу сказать…. привет вам всем, дорогие люди! Бог вам судья, как говорится. А вашему родственнику теперь судья — в Пресненском суде.

Оригинал

Ну вот уже и пошли назидания и отповеди. Макс Кононенко нас стыдит, что мы опрос про Путина сделали в эфире. Типа, есть ли часть вины на президенте. Макс считает, что нужно молчать. Скорбеть. Но молча.

А я не могу молчать. Я хочу кричать.

Вот вы задыхались когда-нибудь по-настоящему? Не после того, как на втрой этаж пешком пройдёте, а когда нет возможности схватить хоть сколько-то кислорода? Я — задыхалась. Когда вытаскивали трубку, и врачи не были уверены, смогу ли я самостоятельно дышать. Они были готовы немедленно дать мне наркоз и поставить трахеостому. Я задыхалась недолго. Потом смогла задышать сама. Но те секунды паники не забуду никогда. И сейчас я думаю только о том, как задыхались люди в ТРЦ в Кемерово. Паника, отчаяние, боль. И рядом нет надежных врачей и реаниматолога, которые в любой момент спасут. Есть прогнившая система, где одни дают взятки, вторые берут, третьи делают вид, что все ок. Главное, с выборами все стабильно. А что там с пожарными выходами — десятый вопрос. Пусть у этого закрытого выхода задыхаются люди.

Так что нет, Макс. Я не буду молча скорбеть. Я хочу, чтобы мы все понимали степень ответственности не только местных бизнесменов и проверявших их органов, но и тех, кто этих людей никогда и ни за что не наказывает. Потому что они своих не сдают. А мы им чужие.

Оригинал

Я думаю, что в истории с домогательствами (в целом) важен не гендерный вопрос. Вернее, не на первом месте гендер. Это всё про взаимное уважение, человеческое достоинство, про, прости господи, понятия морали и совести. Звучит пафосно, но это так. В людях, облечённых властью и деньгами, мораль почему-то истирается. Я не знаю, почему. Может, там вирус какой гуляет, в этих кабинетах власти. И поэтому депутаты, сенаторы, да распоследний помощник какого-нибудь регионального чинуши считают, что им позволено что-то за рамками морали и закона. Они не увязывают домогательства, игнорирование ПДД, сокрытие доходов и недвижимости со своей репутацией и со своим будущим. У них есть только «сейчас». А сейчас они важные люди, которым всё дозволено. И они сбились в агрессивную стаю. Защищают друг друга и право быть аморальными бессовестными б… Им нравится это. И при каждом случае они демонстрируют свою безнаказанность. Типа, а что вы нам сделаете?!

Вы почитайте расшифровку заседания комиссии по Слуцкому. Господи, да это же неприлично просто! Откуда такое омерзительное людоедство в них?! Особенно в женщинах. Как такое возможно?

Оригинал

Я не о выборах. Я о том, что все утренние эфиры на этой неделе мы так или иначе возвращались к теме депутата Слуцкого. К сожалению, с коллективным солидарным выступлением журналистов получилось не очень. Был пикет. Было несколько редакционных заявлений. Но также было вызывающее хамское заявление Павла Гусева. А на днях депутата Слуцкого поддержал Рамзан Кадыров. Вот уж гарант прав и свобод, ага! Подружились упыри с людоедами, блин.

Но это эмоции. Я же хочу, чтобы Фарида, Катя и Даша знали, что у них за спиной стоят коллеги, которые поддержат, защитят и не позволят упырям и людоедам оскорблять девушек, которые решились рассказать правду о Леониде Слуцком. И мне кажется важным не бросать эту тему. Продолжать задавать вопрос Володину, Жириновскому, членам комитета по этике. И, конечно, самому Слуцкому. Если вам кажется странным требовать отставки и позорного изгнания из ГД за домогательства, то посмотрите расследование Навального про депутата Слуцкого. Может, это добавит недостающих красок к портрету этого самодовольного подонка.

Ну а что касается защиты Кадырова, то это, конечно, глупость. Помню, Кадыров защищал рохинджа. И что? И ничего. Рохинджа продолжают убивать, а Инстаграмм главы Чечни уже давно наполнен другими дорогими братьями.

Оригинал

Даже не знаю, что меня злит больше: комментарии мужчин, которые хихикают на тему домогательств, или реакция женщин, которые говорят, что мужики просто так ухаживают, и радоваться надо.

Это всё — продолжение разговора об отсутствии уважения к человеческому достоинству. Долгие десятилетия каленым железом выжигали представления о человеческом достоинстве. Удалось. Поздравляю. И ведь сейчас для всех ментов, вертухаев, чиновников, да для любого охранника главное удовольствие — унизить. Лишь в этом их возможность самоутвердиться. И я совершенно не понимаю, что с этим делать. Как объяснить, что такое человеческое достоинство. Как рассказать о необходимости уважать не из-за страха, а потому, что мама с папой так воспитали.

Я ужасно зла. Зла, в том числе, из-за бессилия. Мне повезло: мой отчим, когда я начинала работать, был очень известным журналистом. И его фамилия и его авторитет меня защищали. Потому что почти все воспринимали меня не как журналиста, а как дочку. Это было обидно. Но сейчас я понимаю, что мне это помогло избежать многих неприятных ситуаций. Я очень хочу защитить своих коллег. Своих подруг. Я хочу пойти и набить морду (простите, знаю, что это административка) Слуцкому за мою подругу Катю, за мою подругу Фариду. За Дашу Жук, с которой мы и виделись-то всего пару раз. Я знаю, что все продолжат смеяться. Что бабы с халами на голове, которые работают в Госдуме, будут защищать упыря. Будут врать, что девочки всё придумали и просто пытаются привлечь внимание. Да не приведи Господь таким образом внимание привлекать!

Я не знаю, что с этим делать. Наверное, я просто буду постоянно напоминать, что Слуцкий — мразь. Как и любой мужик, считающий такое поведение нормальным. Вдруг кто-нибудь прислушается. Вдруг задумается. Вдруг согласится.

Оригинал

Впервые была на пресс-конференции Путина. Трансляции видела сто раз. А вот чтобы самой быть в зале — первый. И я очень рада, что Песков дал мне вопрос. Иначе было бы совсем тоскливо.

Если честно, там всё очень странно. Люди с табличками (но они помогают, кстати). ФСО, которое тебе шагу не даст ступить. Пресс-служба, которая из сил выбивается, пытаясь всех усадить и утихомирить. При входе в зал у людей проверяют сумки, всю еду забирают. Я своими глазами видела внушительную горку яблок и мандаринов, а также бутылочки с йогуртом.

В общем, что-то среднее между ёлкой в ДК, собранием и чем-то еще. Но это точно не пресс-конференеция. И не из-за того, что мы знаем заранее ответы Путина. Это не пресс-конференция из-за подавляющего большинства тех, кто аккредитовался. Потому что они пришли не выполнять свой журналистский долг, а лоббировать, просить, благодарить и заискивать. Я не понимаю, как можно гоготать над странными шутками и хлопать ответам президента. Не понимаю, как можно орать, чтобы на тебя обратили внимание, перебивая коллег, которым дали слово. Не понимаю, в конце концов, как можно закрикивать и зашикивать сам вопрос! Мне было бесконечно стыдно, когда многие в зале стали закрикивать Цимбалюка. Ну это же позорище!

И после этого, люди подходят и говорят: ах, какая Таня смелая. Какой вопрос! Да это обычный вопрос! Он не требует смелости. Он вообще не требует ничего, кроме того, чтобы тебе дали слово! Ведь все знают, что вопросы не согласованы. Спрашивай, что хочешь! Так почему единицы воспользовались этим? Почему нужно подлизаться и попросить? Идите на прямую линию. Просите там. В этом плане олицетворением того, что пресс-конференция — это никакая не пресс-конференция стал несчастный и доведенный до отчаяния гендиректор рыбокомбината. Очевидно, что почти никому не нужны вопросы и ответы. Нужен лишь доступ к Путину, чтобы рассказать о своей проблеме и попросить её решить. И больше ничего. Журналистикой здесь и не пахнет.

Оригинал

Месяц назад примерно в это время меня попытался убить какой-то неизвестный мне человек. Но мне повезло, я не растерялась, я боролась, мне помогли, врачи — гениальные, в общем, я осталась жива.

Думаю, скоро я перестану вести этот отсчёт: месяц, два, три, полгода, год. Но пока мне кажется это важным.

За этот месяц много всего произошло. Хорошего и очень хорошего. Было, конечно, немного и неприятного: случилась и мерзость со стороны некоторых знакомых. Ну будет мне наука. Это скорее исключение.

Потому что, если честно, больше за этот месяц было удивительно прекрасного. И главное — люди! Семья, друзья, знакомые, не очень знакомые. Искренние и переживающие. Очень помогли и продолжают помогать. Я надеюсь, что к новому году наберусь достаточно сил, чтобы вернуться в эфир. А через полгода буду полностью здорова, как обещают врачи. Пока же буду сочинять очередную порцию шуток про горло.

Я хочу ещё раз сказать спасибо каждому, кто переживал и поддерживал. Всем, кто рядом. Я очень ценю это. И очень вас люблю!

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире