felg

Таня Фельгенгауэр

14 декабря 2017

F

Впервые была на пресс-конференции Путина. Трансляции видела сто раз. А вот чтобы самой быть в зале — первый. И я очень рада, что Песков дал мне вопрос. Иначе было бы совсем тоскливо.

Если честно, там всё очень странно. Люди с табличками (но они помогают, кстати). ФСО, которое тебе шагу не даст ступить. Пресс-служба, которая из сил выбивается, пытаясь всех усадить и утихомирить. При входе в зал у людей проверяют сумки, всю еду забирают. Я своими глазами видела внушительную горку яблок и мандаринов, а также бутылочки с йогуртом.

В общем, что-то среднее между ёлкой в ДК, собранием и чем-то еще. Но это точно не пресс-конференеция. И не из-за того, что мы знаем заранее ответы Путина. Это не пресс-конференция из-за подавляющего большинства тех, кто аккредитовался. Потому что они пришли не выполнять свой журналистский долг, а лоббировать, просить, благодарить и заискивать. Я не понимаю, как можно гоготать над странными шутками и хлопать ответам президента. Не понимаю, как можно орать, чтобы на тебя обратили внимание, перебивая коллег, которым дали слово. Не понимаю, в конце концов, как можно закрикивать и зашикивать сам вопрос! Мне было бесконечно стыдно, когда многие в зале стали закрикивать Цимбалюка. Ну это же позорище!

И после этого, люди подходят и говорят: ах, какая Таня смелая. Какой вопрос! Да это обычный вопрос! Он не требует смелости. Он вообще не требует ничего, кроме того, чтобы тебе дали слово! Ведь все знают, что вопросы не согласованы. Спрашивай, что хочешь! Так почему единицы воспользовались этим? Почему нужно подлизаться и попросить? Идите на прямую линию. Просите там. В этом плане олицетворением того, что пресс-конференция — это никакая не пресс-конференция стал несчастный и доведенный до отчаяния гендиректор рыбокомбината. Очевидно, что почти никому не нужны вопросы и ответы. Нужен лишь доступ к Путину, чтобы рассказать о своей проблеме и попросить её решить. И больше ничего. Журналистикой здесь и не пахнет.

Оригинал

Месяц назад примерно в это время меня попытался убить какой-то неизвестный мне человек. Но мне повезло, я не растерялась, я боролась, мне помогли, врачи — гениальные, в общем, я осталась жива.

Думаю, скоро я перестану вести этот отсчёт: месяц, два, три, полгода, год. Но пока мне кажется это важным.

За этот месяц много всего произошло. Хорошего и очень хорошего. Было, конечно, немного и неприятного: случилась и мерзость со стороны некоторых знакомых. Ну будет мне наука. Это скорее исключение.

Потому что, если честно, больше за этот месяц было удивительно прекрасного. И главное — люди! Семья, друзья, знакомые, не очень знакомые. Искренние и переживающие. Очень помогли и продолжают помогать. Я надеюсь, что к новому году наберусь достаточно сил, чтобы вернуться в эфир. А через полгода буду полностью здорова, как обещают врачи. Пока же буду сочинять очередную порцию шуток про горло.

Я хочу ещё раз сказать спасибо каждому, кто переживал и поддерживал. Всем, кто рядом. Я очень ценю это. И очень вас люблю!

Оригинал

Всем привет! Сегодня 30 октября, и ровно неделю назад меня пытались убить. Мне еще предстоит как-то уложить в своей голове всё случившееся, а пока я хочу сказать спасибо.

Спасибо нашему охраннику Александру, который смог оттащить от меня человека с ножом. Спасибо охраннику Игорю, который поспешил на помощь Александру. Спасибо Иде, которая не растерялась, быстро среагировала и сделала всё, чтобы я как можно скорее оказалась в «скорой».

Спасибо незнакомой мне женщине. Она просто увидела, как мы с Идой выбежали на первый этаж, и пытались вызвать «скорую». И эта женщина не ушла, не отвернулась, не сделала вид, что торопится. Она помогала мне зажимать раны на шее, потому что у меня уже не было сил, и я начинала захлебываться кровью. Я просила её говорить со мной, не давать терять сознание. Моя дорогая незнакомка, Вы очень храбрая! Я обязательно Вас разыщу!

Спасибо Оле Бычковой и Ире Меркуловой, которые прибежали вниз, чтобы просто быть рядом. Спасибо Кире, которая так старалась быть полезной. Спасибо Кате, которая взяла мой телефон и стоически отвечала на звонки, успокаивала моих родных, довезла меня до больницы. Катька, твое железное спокойствие очень помогло мне не паниковать.

Спасибо врачу «Скорой» Александру за самую важную первую медицинскую помощь. Спасибо Гульнаре Пеньковой и Лёше Левченко. И бесконечное спасибо потрясающим хирургам НИИ Склифосовского. (Карен Рубенович Джаграев вообще мой герой).

И не только хирургам спасибо. Дорогая Елена Александровна, мой анестезиолог, Вы были рядом в самые страшные моменты, как бы я без Вас! Спасибо реаниматологам из отделения шоковой терапии, которые первые трое суток были неотлучно рядом. Спасибо всем-всем врачам, которые меня лечили и подбадривали. Спасибо сестрам и санитаркам, которые старались развлечь и заботились. Спасибо директору Института Сергею Петрикову. Понимаю, сколько на Вас обрушилось звонков! И спасибо, что не жалели своего времени на меня и мою семью!

Спасибо моей семье, друзьям, моим родным эховцам. Спасибо тем, кто приехал в больницу просто чтобы быть рядом. Я вас всех ужасно люблю! Спасибо моему адвокату Сергею Бадамшину за чувство безопасности! Спасибо знакомым и незнакомым, которые писали, переживали и предлагали помощь. У меня ушло три дня на то, чтобы прочитать эти сотни сообщений со словами поддержки. Я честно старалась отвечать. Спасибо журналистам, которые в массе своей повели себя очень деликатно и солидарно. Это очень ценно для меня.

Я понимаю, как сильно мне повезло, что я всё ещё с вами. Но дело, как мне кажется, не только в невероятном везении.

Ведь все эти бесконечные спасибо здесь не просто так. Это не банальная вежливость или формальность. Это история о том, что за свою жизнь нужно бороться. Нужно драться. И жизни нужно спасать. Все мои благодарности адресованы людям неравнодушным и отважным. Честно говоря, я сама от себя не ожидала, что смогу так отчаянно сражаться за своё право жить. И я не была бы такой сильной, если бы не все вы, которым я говорю спасибо. Потому что когда ты боец, и когда есть люди, готовые бороться за тебя, вот тогда получается история со счастливым концом. История о том, как девочка побеждает маньяка.

Это, конечно, кинематограф. Вот маршируют французы под барабан и флейту, русские богатыри бьются, пара НКВДшников прогуливаются. Вот молодые люди с уточками и российскими флагами. Они кричат про «Россию без Путина». Кого-то из них выхватывают и под крики «позор» уводят. Вот человек в бейсболке и у него на лице написано, что опер. Вот снова и снова цепь ОМОНа. Мимо пробегает какой-то полицейский начальник. Белая рубашка прилипла к спине.

Журналисты пытаются заснять все это в единую картинку. И над этим паноптикумом барражируют вертолёт. Наверное, у Кустурицы в конце все бы единой колонной проследовали в автозак. В один безразмерный автозак. Все эти богатыри, студенты, французы с барабанами и флейтами, омоновцы, начальники и опер в кепке.

11 марта 2017

Фейковые новости

Фейковые новости — одна из главных тем сейчас. На всех встречах, где я побывала: в новостных редакциях, в Госдепартаменте, в ООН, в университетах — все обсуждают эту проблему. И на #SXSW сразу несколько панелей по этой теме. Полуправда или очевидное вранье, в СМИ, в социальных сетях, из уст блогеров или президентов, так или иначе, мы наблюдаем небывалые по масштабам процессы распространения фейковых новостей.

И вот сейчас я слушаю экспертов, которые занимаются фактчекингом, людей, которые делают новости, распространяют их, и понимаю, что никто не знает, что делать с этой проблемой.
Создать некий надзорный орган? Ставить какие-то отметки «не верьте этому источнику» или, напротив, «верьте им!»?

Нет ответа. Есть справедливые сомнения. Не превратится ли это в попытки цензуры? Кто будет регулировать? По какому принципу?
Пока что спикеры сходятся в одном — читатель всегда выберет те аргументы, которые ближе к его точки зрения. Он не будет искать четыре разных источника, чтобы усомниться в самом себе.

Получается, что миссия журналиста теперь скорее в том, что мы должны воспитывать читателя? Учить его определять по определенным маркерам, что эта заметка может оказаться фальшивой? А на что им ориентироваться?

Выступающие эксперты предлагают обратить внимание, насколько броский заголовок, что за сенсацию вам предлагают. И тем не менее, именно громкие заголовки продаются лучше всего, ими делятся, их обсуждают. А значит, отказаться от дутых или откровенно фальшивых сенсаций рекламодателю будет сложно. И процесс распространения фальшивок продолжится. В Интернете размыты границы. Клики в Фэйсбуке превращают ложную информацию в важный фактор формирования общественного мнения.

А пока ведущие СМИ нанимают в штат дополнительные силы расследователей и фактчекеров, ШОК ВИДЕО уже вовсю шагает по социальным сетям. Да, профессиональные журналисты продолжают выполнять свою работу, но, к сожалению, не успевают бороться с новыми вызовами.

2697756
Поделиться фейковыми новостями с другими:
 -поделившись политической новостью онлайн, позже узнали, что она фейковая
 -поделились политической новостью онлайн, зная, что она фейк
 -делали либо то либо другое/оба варианта

2697754
 -39% от большинства уверены, что они могут признать поддельные новости
 -15% не уверены и 45% полагают, что смогут


Оригинал

Год назад не стало Георгия Ильича Мирского.
Невероятно, как быстро пролетел этот год, но не было и недели, чтобы я не вспоминала о нем.

Георгия Ильича очень не хватает.
Как друга, как интереснейшего собеседника, а, главное, как уникального специалиста.

2671838

Очень скучаю по нему, и иногда перечитываю его тексты. Сколько в них ума! Сколько важного и серьёзного, но и сколько иронии!

Спасибо Вам, мой дорогой Георгий Ильич!
Я Вас помню!

Блог Георгия Мирского на «Эхе» >>>

Эфиры с участием Георгия Мирского >>>

Год назад я читала этот текст и очень хотела помочь. Помогала я все это время деньгами. Оформленные ежемесячные платежи, разовые платежи для конкретных детей. Шер, ретвит, день благотворительности, «давайте поможем вместе», а ещё можно в эфире рассказать. Но этого было мало. Мне хотелось сделать что-то ещё. И я начала писать Лиде. Я терроризировала её долго. Она давала мне номера кураторов, мы старались придумать что-то. У меня нет медицинского образования. И времени немного. И вообще, я всего лишь радиоведущая. Так что я решила, что могу читать детям книжки. Заодно и родителей можно будет отпускать по делам. Мне казалось, что это просто. Приходишь в гости, читаешь, развлекаешь. Спустя ещё пару месяцев мне позвонили и сказали, что меня ждёт девочка. Арина. Ей 6 лет. И она любит, когда ей читают. Выяснилось, что ехать надо в больницу, в паллиативное отделение. Надо сказать, что первый мой визит оказался скорее лёгким, так как я прошла сразу в палату к Арине, такой серьёзной и внимательной. Мы читали, болтали, договорились о следующей встрече.

В следующий раз я принесла связку шаров. И ещё раз. Как-то раз в коридоре ко мне подкатил мальчик в инвалидном кресле. Предложил разнести шарики по всем палатам. Мы с моей коллегой и подругой,Олей поделили связку и пошли по отделению. И вот тут я поняла, что самое тяжёлое — твой собственный страх. Я заходила по очереди во все палаты, видела малышей, которые не могут сами дышать, некоторые в полубессознательном состоянии, некоторые плакали, кто-то просто смотрел в потолок. Я цеплялась за эти шары и сама переставала дышать от ужаса. Вечером я выпила пару рюмок водки и поняла, что не смогу не вернуться. Я должна ещё раз приехать. Должна побороть свой страх. Потому что там дети, которым нужна любовь и забота. И с моей стороны нечестно отказать им в этом только из-за собственно страха. С тех пор я регулярно приезжаю в отделение.

К сожалению, Арина очень скоро ушла от нас. Неожиданно для всех. Но я продолжаю приходить. Я знаю, что меня там ждут Лиза и Саша. А недавно появился Егор. И я хочу поближе с ним познакомиться. А ещё есть Никита. Самый красивый и глазастый малыш на свете. Мне даже выдали пропуск в больницу. Так что теперь тоже могу сказать: привет, меня зовут Таня. Я волонтёр Фонда помощи хосписам «Вера». И я ничего бы не смогла без лучших людей на свете — всех, кто работает в Фонде и помогает ему. То есть, без вас.

Оригинал

По поводу законопроекта о запрете абортов в частных клиниках и продажи препаратов для медикаментозного аборта.

Я не верю, что этот законопроект внесла женщина. Его мог внести только людоед.

Почему, вот объясните мне, почему нужно вводить эти запреты? Почему депутаты так настойчиво лезут в личные жизни граждан? Почему они хотят поставить женщину в ситуацию, когда ей придется нарушать закон? Или рисковать здоровьем, делая аборт в подпольной клинике?
Неужели никто из законодателей не знает, что, например, презервативы иногда рвутся? Что средства контрацепции не всегда дают 100-процентный результат? Они готовы к росту числа брошенных детей? Или к убийствам новорожденных детей?

Сейчас, если по какой-либо причине у женщины был незащищенный секс, или подвели средства контрацепции, она может спокойно дойти до ближайшей аптеки и купить препарат, который предотвратит нежелательную беременность. Депутаты такой возможности женщину хотят лишить. Пусть рожает. И им глубоко плевать, что будет с этой женщиной и с этим ребенком. Забота о женском здоровье? Может, просто ввести половое воспитание и запустить социальные ролики? Может, стоит рассказывать подросткам о том, что такое защищенный секс? Или в представлении депутатов женщина — это инкубатор по производству новых людей? Пусть будет босая, беременная и на кухне? Ну и если депутаты думают о женском здоровье, может, они заглянут в те самые государственные учреждения? Давно ли депутат Мизулина была в гинекологическом отделении какой-нибудь горбольницы? Я вот по «скорой» однажды попала. Больше не хочу. Никогда!

И, пожалуйста, не говорите мне про веру, душу, детоубийство. Люди верующие и религиозные, конечно, не делают абортов. Им этот запрет не нужен.

Оригинал

Очень важный пост.

Я знаю, что многие сейчас смотрят фильм «Левиафан» в пиратской копии.
А ещё я знаю, что Андрей Звягинцев снимал этот фильм для того, чтобы зрители смотрели его в кинотеатрах в хорошем качестве. Продюсер картины Александр Роднянский сказал, что бороться с распространением фильма в интернете он не будет. И это жест.

Но мне бы очень хотелось, чтобы люди пришли на «Левиафан» в кино.
Чтобы были полные залы. Чтобы министр культуры не мог назвать этот гениальный фильм, отмеченный главным международными кинонаградами, провальным для российского проката. Давайте сделаем так, чтобы Андрей Звягинцев и его команда увидели: мы с огромным уважением относимся к тем, кто честно и жестоко рассказал нам, где мы живём.

И да, я уверена, что Звягинцев получит Оскар.

Оригинал

07 ноября 2014

Опишу ситуацию

Если честно, я стараюсь держать себя в руках и крайне сдержанно писать в эти два дня. Поэтому я сейчас просто опишу ситуацию, а комментариев давать не буду. Вы и сами прекрасно комментируете.

1) По Интернету уже гуляет бумага, которую Екатерина Юрьевна Павлова написала на имя Васильева В.А. Это такой чувак, который управляет всей охраной ГУП ЭВАЖД

2) Бумага эта по факту диктует остальным арендаторам здания, кого им пускать, а кого — нет. То есть, по просьбе одного из арендаторов Плющева не должны пускать ну, скажем, в театр «Геликон-опера». Или в Инком-недвижимость.

3) После того, как Плющев провел несколько часов на Эхе, на просьбе от Е.Ю.Павловой появилась виза г-на Васильева «к исполнению охране». И сейчас эта бумага лежит на посту охраны на первом этаже. Сотрудники там не очень общительные, и нашему референту сфотографировать её не дали.

4) Один из сотрудников Е.Ю.Павловой потребовал у охранника на нашем этаже письменные объяснения, на каком основании Плющева пустили в редакцию.

5) Генеральный директор отправила в ГУП ЭВАЖД еще одну бумагу — с просьбой организовать пропускной проход на Эхо. То есть, каждому посетителю или гостю нужно будет обращаться с паспортом в бюро пропусков, получать магнитную карточку, и только после этого он сможет пройти через охрану. Бюро пропусков, между тем, работает до 6 вечера.

Всё это лишь перечисление фактов. Я несколько раз переписывала текст, так как изымала все прилагательные, которые могут выдать моё отношение к происходящему. Единственное, что я бы хотела добавить лично от себя:

Конституция РФ, Глава 2, Статья 27, Пункт 1. Каждый, кто законно находится на территории Российской Федерации, имеет право свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире