felg

Таня Фельгенгауэр

06 декабря 2018

F

Невозможно перестать думать о Льве Пономареве.

Эй, вы, «судьи»! Вам ведь все равно, кто сидит? Лишь бы статистика сходилась.

Ну давайте я отсижу эти 25 суток? Я молодая и здоровая. Я смогу.

А его отпустите. Вот прямо сейчас отпустите, слышите?!

Оригинал

Когда я вижу пафосные рассуждения о том, что 22 миллиона собирать глупо, что будет новый штраф и тд и тп, у меня всегда возникает одна и та же мысль:

а если эту логику распространить на сборы для зоозащитников, экологов, на операции больным детям и взрослым, на Русь Сидящую или Фонд помощи хосписам «Вера»?

То есть, вы перед тем, как сделать пожертвование, потребуете справки от врача, что человека спасут, а болезнь никогда не вернется? Что деревья перестанут вырубать? Что людей в тюрьме перестанут пытать? Что в хосписе все выздоровеют? И только после того, как вам предоставят все требуемые доказательства и гарантии, вы сделаете перевод?

Ну ведь нет же? Мы каждый раз говорим о человеческом достоинстве! И да, я считаю, что в достойном нас обществе должен быть журнал The New Times!

Деньги можно перевести на банковский счет — на Фонд поддержки свободы прессы

ИНН 7703479573 КПП 771701001
Банковские реквизиты
АО «АЛЬФА— БАНК» г. Москва
р/с 40703810601300000093(рублевый)
к/с 30101810200000000593
БИК 044525593
Цель перевода : пожертвования на уставные цели.

А так же на банковские карты, которые мы специально открыли на имя главного редактора Евгении Альбац:

в Альфа-банке 4790 8720 5634 9044

в Сбербанке 4274 3200 2071 9079

Делая денежный перевод от физического лица на банковскую карту, вы соглашаетесь с тем, что совершаете дарение физическому лицу в соответствии с положением ст. 572 Гражданского кодекса РФ о договоре дарения. Указывайте в назначении платежа: «дарение».

Оригинал

Вот и настал тот самый момент, когда моя лента не совпала с моим настроением. Все пишут про зонтик и про акцию Пети Верзилова.

Я вчера обратила внимание и на то, и на другое. Где-то удивилась, где-то улыбнулась. Но мне гораздо интереснее было наблюдать за игрой, за футболистами, за тем, как начался ливень, как радовались французы и грустили хорваты.

Для меня этот чемпионат вообще был источником искренних эмоций. Базовых. Радость, грусть, возмущение (решением судей, а не поведением Виды), восхищение и азарт.

И люди на улицах для меня были источником чего-то позитивного: дружелюбия, готовности поболтать обо всём по чуть-чуть, взаимопомощи, открытости.

И мне жаль, что этот источник позитива закончился. Ну или может закончиться. Ведь вот это ощущение, что вокруг веселые люди, а не враги, это ведь останется. Ну мне бы этого хотелось. Чтобы можно было улыбаться и не встречать в ответ угрюмые лица.

А что касается зонтика… Очень комментаторы любят всё перегружать смыслами. В этом их работа. Это была красивая картинка — да. Но сидящий в одиночестве за столом во время саммита — тоже было сильно. Или пустые улицы во время инаугурации. Много таких картинок было. И это еще одна.

Что касается акции… Она была яркая, не очень понятная телезрителю (в трансляциях особо не показывают выбегания на поле). И очень понятная людям в контексте. Ну то есть, вряд ли Инфантино знает про Дмитрия Александровича Пригова.

В любом случае, надеюсь, никаких неприятностей у ребят не будет. Ничего ужасного они сделали.

Сегодня наступил новый день. Понедельник. И я надеюсь, что месяц праздника подарил нам уверенность в себе, научил быть радостными и не стыдиться этого, сблизил людей, потому что так мы сильнее.

И еще одно, важное лично для меня.

Человек — очень сложное существо. Он умеет испытывать одновременно самые разные эмоции и переживания. Об этом вся мировая культура. О сложности. Разрешите себе быть искренними и сложными хотя бы с самим собой. Не слушайте тех, кто навязывает простые крайности.

Оригинал

13 июня 2018

Две женщины

Есть две женщины: одна — невменяемая депутатша, болезненно озабоченная сексуальной жизнью окружающих. Вторая — генеральный секретарь ФИФА.

Первая — Тамара Плетнёва. Вторая — Фатма Самура.

Первая родилась в селе Новодубровское, Новосибирская область. Тогда это был СССР. Вторая родилась в Сенегале.

И вот сейчас первая выступает с самым прямым расистским заявлением. А вторая несколько дней назад приехала в Россию, так как тут под лозунгом «Say No To Racism» стартует чемпионат мира по футболу.

Кстати, если не знаете, как выглядит Фатма — загуглите. Это придаёт особую глубину высказываниям безумной депутатши.

Оригинал

Бессилие и злость — наверное, так.

Я ничего не могу сделать.

Аркашу не вернуть.

Черт тебя побери, Бабченко! Сколько раз с тобой ругались, а потом и вовсе практически перестали разговаривать. Я зла на себя, потому что я думала, что ты будешь всегда, и мы еще успеем как следует друга друга обругать.

А тебя убили.

И знаешь, лучше бы ты еще сто лет продолжал писать всякое, что меня бесило. Пусть бы мы с тобой еще сто лет ругались и обзывались. Пусть бы ты был жив! Не хочу я плакать из-за твоего убийства. Хочу ругаться с тобой бесконечно!

Но плачу, а ты больше не напишешь мне «много не пей».

Выпью сегодня за тебя, мой сложный и настоящий.

Оригинал

Первый час или полтора происходящее на Пушкинской и вокруг неё казалось абсурдом, фарсом и шапито: НОД с георгиевскими лентами, красные флаги, лозунги за Путина, сторонники Навального, ряженые казаки, огромное число автозаков, гуляющие москвичи и гости столицы, а над всем этим разносится пение участников фестиваля а капелла.

От того, что Пушкинскую с самого начала заняли люди с георгиевскими лентами (среди них очень много молодежи), сложно было понять, сколько же вышло на акцию протеста. Задержания начались как-то внезапно и не очень понятно, почему. Люди просто скандировали. Но и те, которые за Путина, тоже ведь скандировали.

Так или иначе, стояние на Пушке закончилось тем, что протестующие вышли на Страстной бульвар. Просто вывали на проезжую часть. Вот тут стало немного страшно — ОМОН бежал с дубинками, точно была одна дымовая шашка, протестующие пытались тоже встать в цепь (не получилось ни разу). Коллеги-журналисты рассказали, что в какой-то момент к ОМОНу на Пушке присоединились ряженые казаки. Они просто били всех, кто попадет под руку, нагайками. И журналистам тоже досталось.

Наверное, именно это больше всего поразило. Да, и то, как упорно пытались протестующие остаться на проезжей части, не дать себя разделить и выдавить. Впрочем, таких упорных было не очень много.

А вот тактика с НОДом и казаками — это совсем плохо. Мне кажется, это опасно и неуправляемо. И власти плохо понимают, что они наделали.

Я не знаю, можно ли считать эту акцию удачной. Я не понимаю, какие тут вообще могут быть критерии. Просто я видела отчаяных или отчаявшихся молодых и не очень людей. Они говорили, что не хотят больше терпеть власть одного человека. И за это их били то нагайками, то дубинками.

Кстати, совсем уж детей на этой акции я не видела. Видимо, нужно было быть поближе к фотографам…. Зато я видела десятки автозаков в районе одной из центральных площадей своего города, видела бегущий на меня ОМОН с дубинками, железные заграждения вдоль улиц. И соседство с украшенными цветами сценами, на которых выступали талантливые коллективы со всей страны, вряд ли как-то исправит впечатление от этого полицейского беспредела.

Оригинал

Сегодня начался суд по делу о покушении на меня. Очень странно это все писать. Но я попробую. Предварительные слушания состоялись. Дальше, уже 18 апреля, начнут рассматривать дело по существу. Я не планирую ходить на заседания. Приду только чтобы дать показания. Материалы дела я изучила. Для меня самое интересное — даже не результат психиатрической экспертизы, а те показания, что дали родственники и знакомые человека, который пытался меня убить. Сразу скажу: я настаиваю на этой формулировке. Потому что с такими ранениями (колото-резаное слева длиной 7 см и порезанная яремная вена справа) особо не живут. Так вот.

Всего этого могло и не случиться. Но, как это часто бывает, помешало безразличие.

Вот представьте, что знакомый или родственник начинает вести себя неадекватно. Говорит, что за ним следят. Что всё прослушивают. Отказывается разговаривать в квартире, так как там тоже всё на прослушке. Параллельно просит разных знакомых найти мои контакты, отправить мне сообщение, узнать мой домашний адрес. И все от него просто пытаются поскорее избавиться и перестать общаться. То есть, у них на глазах человек сходит с ума и начинает кого-то маниакально искать, а им это совершенно безразлично. Ну что я могу сказать…. привет вам всем, дорогие люди! Бог вам судья, как говорится. А вашему родственнику теперь судья — в Пресненском суде.

Оригинал

Ну вот уже и пошли назидания и отповеди. Макс Кононенко нас стыдит, что мы опрос про Путина сделали в эфире. Типа, есть ли часть вины на президенте. Макс считает, что нужно молчать. Скорбеть. Но молча.

А я не могу молчать. Я хочу кричать.

Вот вы задыхались когда-нибудь по-настоящему? Не после того, как на втрой этаж пешком пройдёте, а когда нет возможности схватить хоть сколько-то кислорода? Я — задыхалась. Когда вытаскивали трубку, и врачи не были уверены, смогу ли я самостоятельно дышать. Они были готовы немедленно дать мне наркоз и поставить трахеостому. Я задыхалась недолго. Потом смогла задышать сама. Но те секунды паники не забуду никогда. И сейчас я думаю только о том, как задыхались люди в ТРЦ в Кемерово. Паника, отчаяние, боль. И рядом нет надежных врачей и реаниматолога, которые в любой момент спасут. Есть прогнившая система, где одни дают взятки, вторые берут, третьи делают вид, что все ок. Главное, с выборами все стабильно. А что там с пожарными выходами — десятый вопрос. Пусть у этого закрытого выхода задыхаются люди.

Так что нет, Макс. Я не буду молча скорбеть. Я хочу, чтобы мы все понимали степень ответственности не только местных бизнесменов и проверявших их органов, но и тех, кто этих людей никогда и ни за что не наказывает. Потому что они своих не сдают. А мы им чужие.

Оригинал

Я думаю, что в истории с домогательствами (в целом) важен не гендерный вопрос. Вернее, не на первом месте гендер. Это всё про взаимное уважение, человеческое достоинство, про, прости господи, понятия морали и совести. Звучит пафосно, но это так. В людях, облечённых властью и деньгами, мораль почему-то истирается. Я не знаю, почему. Может, там вирус какой гуляет, в этих кабинетах власти. И поэтому депутаты, сенаторы, да распоследний помощник какого-нибудь регионального чинуши считают, что им позволено что-то за рамками морали и закона. Они не увязывают домогательства, игнорирование ПДД, сокрытие доходов и недвижимости со своей репутацией и со своим будущим. У них есть только «сейчас». А сейчас они важные люди, которым всё дозволено. И они сбились в агрессивную стаю. Защищают друг друга и право быть аморальными бессовестными б… Им нравится это. И при каждом случае они демонстрируют свою безнаказанность. Типа, а что вы нам сделаете?!

Вы почитайте расшифровку заседания комиссии по Слуцкому. Господи, да это же неприлично просто! Откуда такое омерзительное людоедство в них?! Особенно в женщинах. Как такое возможно?

Оригинал

Я не о выборах. Я о том, что все утренние эфиры на этой неделе мы так или иначе возвращались к теме депутата Слуцкого. К сожалению, с коллективным солидарным выступлением журналистов получилось не очень. Был пикет. Было несколько редакционных заявлений. Но также было вызывающее хамское заявление Павла Гусева. А на днях депутата Слуцкого поддержал Рамзан Кадыров. Вот уж гарант прав и свобод, ага! Подружились упыри с людоедами, блин.

Но это эмоции. Я же хочу, чтобы Фарида, Катя и Даша знали, что у них за спиной стоят коллеги, которые поддержат, защитят и не позволят упырям и людоедам оскорблять девушек, которые решились рассказать правду о Леониде Слуцком. И мне кажется важным не бросать эту тему. Продолжать задавать вопрос Володину, Жириновскому, членам комитета по этике. И, конечно, самому Слуцкому. Если вам кажется странным требовать отставки и позорного изгнания из ГД за домогательства, то посмотрите расследование Навального про депутата Слуцкого. Может, это добавит недостающих красок к портрету этого самодовольного подонка.

Ну а что касается защиты Кадырова, то это, конечно, глупость. Помню, Кадыров защищал рохинджа. И что? И ничего. Рохинджа продолжают убивать, а Инстаграмм главы Чечни уже давно наполнен другими дорогими братьями.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире