19:54 , 15 ноября 2012

Высшее образование при Николае II (к 1917 году)

 

Накануне Первой мировой войны в России было более ста вузов со 140-150 тысяч студентов. Из них не менее 40 тысяч обучались по специальностям с естественнонаучным и инженерным образованием Это много больше, чем в Германии или Англии, и в разы больше, чем во Франции или Австро-Венгрии

Многие вузы в России создавались соответствующими министерствами или ведомствами (военным, промышленно-торговым, и др.). Обучение по сравнению со странами Европы или США было недорогим. Даже на престижных юридических факультетах России оно стоило в много меньше, чем в США или Англии. Неимущие студенты освобождались от платы и получали стипендии. Имущие студенты платили от 50 до 150 рублей в год (при средней годовой з\п рабочего в 1913г около 320р, а начинающего учителя или младшего офицера в армии – около 700р в год)..

Университеты при Николае II имели такую свободу, какой они никогда не имели при советской власти, не имеют таковой и ныне. По количеству женщин, обучавшихся в высших учебных заведениях, Россия занимала первое место в Европе, если не в мире.

Социальное происхождение студентов

По социальному происхождению в 1914—1915 годах студентов из низших слоев: разночинцев, рабочих (цеховых), крестьян и пр. было в среднетехнических учебных заведениях — около 80 %, в технических вузах — более 50 %, в университетах — более 40 %. Доля студентов из низших слоев с каждым годом увеличивалась.

Для сравнения, доля крестьян в 1914—1915 годах в университетах была около 14 %, в технических вузах более 21 %, а в 1977 году — около 11 %. Отчасти это объясняется общим снижением численности деревенских жителей, но и доля студентов из рабочих семей до 1917 года была ненамного ниже, чем в 1970-х годах! (24—32% вместе с мещанами в 1914—15годах, около 34 % в 1978 году).

Это данные из книги д.и.н. С.Волкова «Интеллектуальный слой в советском обществе» (М., 1999, глава 1)

Инженеры и ученые в 1917 и 1927 годах

Здесь систематизированы данные по той же книге д.и.н. С.Волкова «Интеллектуальный слой в советском обществе» (М., 1999, глава 1)

1. До 1917 года:

1.1. Численность лиц умственного труда в 1913 году была около 3 миллионов человек. Лиц с высшим образованием насчитывалось в 1913–1914 годах 112–136 тысяч человек, число специалистов с высшим и средним специальным образованием в 1913 году определяется в 190 тысяч. По отдельным категориям сведения следующие.

1.2. Ученые и преподаватели вузов. Научных работников (в 300 научных организациях и обществах) насчитывалось в 1914 году 10,2 тысячи человек, по другим оценкам научных работников до революции было 11,6 тысяч человек. Учебный персонал вузов на 1916 год — 6655 при 135842 студентах. При этом в 1916 году в университетах учились около 39 тысяч человек, то есть после 1917 года могло быть гораздо более 12 тысяч ученых и научных работников.

1.3 Инженерно-технические работники. Всего таковых (включая мастеров и их помощников) в 1913 году насчитывалось 46502 человек, в том числе 7880 инженеров с высшим образованием. Значительное число лиц с инженерным образование состояло на государственной службе: в МПС в 1915 году таких насчитывалось 2800, горных инженеров в 1913 году было 1115 (в том числе 180 в генеральских чинах). Таким образом, всего к 1917 году их было не менее 50 тысяч, включая инженеров.

При этом в 1916 году в университетах учились около 39 тысяч и в технических вузах около 26,5 тысяч студентов — всего, как указано выше, почти 136 тысяч студентов (а с учётом медицинских и других ВУЗов – около 150 тысяч).

1.4. Таким образом, после 1917 года общее число лиц с высшим образованием могло достигнуть 250—270 тысяч человек.

Еще раз: в технических вузах в 1916 году обучалось 26,5 тысяч студентов. Инженеров с высшим образованием в 1913—1915 годах было около 11,8 тысяч (7880 на производстве плюс 2800 в МПС плюс 1115 в горной промышленности) — см. п. 1.3. Спустя десять лет после 1917 года в СССР было 13,7 тысяч инженеров.


 

2. После 1922 года:

(после Гражданской войны, белой эмиграции и пяти лет относительно мирного развития в условиях НЭПа).

2.1. Численность лиц умственного труда в 1926 году была около 2,6 миллионов человек (в 1913 году — около 3 миллионов) В 1928 году высшее образование имели 233 тысячи человек. Сравнивая это с данными пп 1.2 и 1.4 видим, что могло быть 250—270 тысяч человек.

Гораздо хуже через десять лет после Октябрьского переворота была ситуация с учеными и инженерами.

2.2. Ученые. Разрекламированная впоследствии большевистская «забота об ученых» распространялась лишь на десяток-другой крупнейших в своей области и самых нужных для властей специалистов. Остальные тысячи разделили участь всего интеллектуального слоя. Если к 1931 году в эмиграции по советским данным находилось до 500 «буржуазных ученых» (речь шла о самых известных), то гораздо больше стало жертвами голода и красного террора. Перепись 1926 года зафиксировала 13236 научных работников, а с теми, для кого занятие наукой не являлось основным — 14896. Еще 334 ученых были безработными. Общее число их, таким образом, достигало 15230.

2.3. Инженерно-технические работники. В 1927 году в ВСНХ имелось 50,8 тысяч специалистов (в том числе 15422 с высшим и 15415 со средним специальным образованием). В промышленности (без аппарата управления) работали 24,2 тысяч человек со специальным образованием, в том числе 13,7 тысяч инженеров.

Итак (см. пп. 1.3, 1.4), инженерный потенциал России к 1917 году был 11,8 тысяч инженеров плюс 26,5 тысяч студентов технических вузов (1916 год). Первокурсники 1916 года могли закончить образование в 1921—1922 годах. К этому времени инженеров в СССР могло быть 38,3 тысяч, а фактически в 1927 году их было 13,7 тысяч — почти в три раза меньше!

Сравнивая число студентов по естественнонаучным и инженерным (техническим) специальностям в царской России и в развитых европейских странах другой исследователь, упоминавшийся ранее Д.Л.Сапрыкин пишет («Образовательный потенциал Российской Империи»):

«Накануне Первой мировой войны в университетах, высших технических школах и академиях Германской империи училось не более 25 тысяч специалистов с естественнонаучным (без медицинского) и инженерным образованием. В высших учебных заведениях других крупных европейских странах (Великобритании, Франции, Австро-Венгрии) их было ещё меньше. Между тем в университетах, высших технических, военно-инженерных и коммерческих училищах Российской империи обучалось не менее 40-45 тысяч специалистов такого рода.

Уровень их подготовки был примерно такой же как у европейских коллег, свидетельством этого является, между прочим, успешная карьера многих русских инженеров-эмигрантов, создавших целые отрасли и технологические школы Западной Европе и Америке (достаточно упомянуть И.И.Сикорского, С.П.Тимошенко, В.К.Зворыкина, В.Н.Ипатьева, А.Е.Чичибабина… Из этих данных видно, что система российского высшего образования по абсолютным показателям была сопоставима с системами других ведущих европейских стран… Накануне Первой мировой войны Россия по прежнему уступала Германии в отношении университетского образования, но заметно превосходила в области специального образования… Россия уже между 1904 и 1914 годами (вместе с США) стала мировым лидером в области технического образования, обойдя Германию.

Критики правления Николая II считают, что сам царь скорее тормозил процессы высшего образования (прежде всего университетского), и в качестве «доказательства» ссылаются нередко на следующий эпизод: Николай II в апреле 1912 г., перед особым совещанием и Советом Министров заявил:

«Я считаю, что Россия нуждается в открытии высших специальных заведений, а еще больше в средних технических и сельскохозяйственных школах, но что с нее вполне достаточно существующих университетов. Принять эту резолюцию за руководящее мое указание. “

Д.Л.Сапрыкин («Образовательный потенциал Российской Империи») разъясняет и дополняет этот эпизод следующими сведениями:

«Данное решение (1912года) являлось одним из первых опытов системного кадрового планирования в масштабах всей страны и опиралось на оценку потребностей Российской Империи в кадрах, осуществленной министерством Л.А.Кассо (последний действительно считал необходимым ограничить рост университетского образования). При следующем министре (П.Н.Игнатьеве) предыдущие оценки были пересмотрены. … После соответствующего доклада министра Николай II пересмотрел предыдущее решение и санкционировал введение новых факультетов в Саратовском и Томском университетах, создание новых университетов (в Ростове-на-Дону, Перми, Иркутске и Нижнем Новгороде) и ряда других высших учебных заведений университетского типа (этот эпизод подробно описан П.Н.Игнатьевым на с.127-128 его мемуаров).

При этом Николай II всегда подчеркивал именно необходимость опережающего развития техники и технического образования… Достижения российской техники в военный и послевоенный период, быстрое приращение «военно-технического потенциала» были бы невозможны, если бы за два десятилетия, предшествовавшие большой войне в Российской империи не был бы создан соответствующий «образовательный потенциал». “

Другой исследователь (С.С.Миронин) отмечает еще и быстрое развитие в царской России агротехнических знаний и образования:

«Быстро развивалось в начале XX века и образование крестьян по агротехнике. В 1913 г. в России работало 9000 сотрудников сельскохозяйственной информационно-консультационной службы. Организовывались учебные курсы по скотоводству и молочному производству, внедрению прогрессивных форм сельскохозяйственного производства. Много внимания уделялось и прогрессу системы внешкольного сельскохозяйственного образования. Если в 1905 году число слушателей на сельскохозяйственных курсах составило 2 тысячи человек, то в 1912 году — 58 тысяч, а на сельскохозяйственных чтениях — соответственно 31,6 тысяч и 1046 тысяч человек.»

(Миронин С.С. Экономика царской России.\\Журнал «Золотой Лев» — издание русской консервативной мысли», № 105-106, 2007)

Подводя итог реформам национального образования к 1917 году (как общего начального и среднего, так и профессионального и высшего), руководитель Центра исследований научно-образовательной политики при Институте истории естествознания и техники (ИИЕТ) РАН Д.Л.Сапрыкин пишет:

<<В последние десять лет царствования Николая II был осуществлен своего рода «национальный проект»: программа строительства «школьных сетей», в частности, сетей школьных зданий по всей стране, обеспечивших доступность школ для всех детей Империи с радиусом 3 версты. ... Во время царствования Николая II Россия прочно вошла в пятерку наиболее развитых стран в отношении уровня развития науки, научно-технического образования и «высокотехнологичных отраслей промышленности».>>

(Д.Л.Сапрыкин. Образовательный потенциал Российской империи)

***

Конечно, в последующие годы в СССР число студентов, инженеров и ученых быстро увеличивалось, но провал 1917—1927 годов был катастрофическим. Очевидно, многие проблемы (как провал первой пятилетки) и необходимость рвать жилы во всех сферах промышленности и экономики СССР были связаны также и с десятилетним провалом в школьном и высшем образовании, с огромным дефицитом специалистов с высшим образованием в СССР к концу 1920-х годов. Не говоря об ошибках и преступлениях власти большевиков в ленинскую и сталинскую эпохи.

***

В начале статьи — одна из многих сотен фотографий Сергея Михайловича Прокудина-Горского (1863-1944), сделанных этим замечательным изобретателем цветной фотографии в начале ХХ века. Очень советую посмотреть его работы, они есть в интернете. Это цветные фотографии России начала ХХ века очень высокого качества. Но главное в том, что сквозь эти фото проступают душа и дух того времени. 

 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире