10:18 , 25 сентября 2012

Представительство без представительства

Представительство без представительства

Самое страшное, что случилось в России в 1993 году, – это не расстрел парламента, а ликвидация системы адекватного представительства граждан в местном самоуправлении. Советская система была фикцией большую часть своей истории, однако на последних советских выборах 1990 года – а они были самыми свободными – в городские советы избирались вполне адекватные, энергичные и активные люди. Учитывая, какие полномочия имели советы по старой Конституции и количество депутатов в них (например, в городском совете Свердловска-Екатеринбурга в 1991 году заседало 196 депутатов!), механизмов влияния на совет со стороны чиновников всех уровней было несоизмеримо меньше, чем сейчас.

В прошлой своей статье (http://www.echo.msk.ru/blog/f_krash/931446-echo/) я подробно остановился на абсурдной логике введения выборов по партийным спискам и их последствиях.
Но это лишь одна сторона проблемы.
Вторая сторона, и гораздо более неприглядная, – это фактический уровень представительства депутатов.
Местное самоуправление – это по определению самый близкий и понятный для человека уровень власти. Более того, это и есть фундамент демократии, даже если на первый взгляд это и не кажется очевидным.
Если нет народовластия и адекватного представительства на муниципальном уровне, не может быть и речи о демократии в общегосударственном масштабе. Для обеспечения нормального контроля граждан за властью на местах и участия в ее работе должен соблюдаться простой принцип: муниципальная власть должна быть рядом, понятной и доступной. То есть нормальное положение дел – это когда активный горожанин имеет не только право, но и фактическую возможность самому стать депутатом, без каких-то титанических усилий и существенных финансовых влияний.

Вот давайте об этом и поговорим – о фактической возможности для обычного человека стать муниципальным депутатом. Сразу скажу, что муниципальные собрания в Москве – это совершенно отдельная и печальная тема, и сейчас речь пойдет о среднероссийской ситуации.

Давайте возьмем ситуацию с формированием муниципальных собраний в нескольких городах Свердловской области.

Выберем 4 города в Свердловской области и на их примере рассмотрим состояние дел с представительством – от небольших городов до городов-миллионников.

В городе Березовском зарегистрировано 53 023 избирателя, и они избирают 30 депутатов. Легко установить, что на одного депутата Березовской городской думы приходится, округляя, 1770 избирателей, а за вычетом партийных списков – примерно 3500.

В городе Первоуральске проживает уже 124 406 избирателей, и получается, что на каждого из 28 депутатов тамошней думы приходится около 4500 избирателей, а при пересчете на избираемых по округам (а там, между прочим, двухмандатные округа) – чуть меньше 9000 избирателей на каждого депутата.

В Нижнем Тагиле на 289 384 избирателя 27 депутатов. То есть в среднем на одного депутата городской думы уже приходится почти 11 000 избирателей, но при прямом голосовании в округах ситуация ухудшается, и на каждого депутата уже приходится более 22 тысяч избирателей.


В Екатеринбургской городской думе на выборах в 2013 году будет распределено 36 мандатов, из них только 18 – через прямые выборы в округах. В городе Екатеринбурге зарегистрирован 1 071 571 избиратель. Довольно просто подсчитать, что в среднем на одного депутата Екатеринбургской городской думы будет приходиться примерно по 30 000 избирателей. Если смотреть представительство именно по округам, то там все еще печальнее: в различных округах число избирателей варьируется от 53 до 64 000.

Давайте проанализируем эти цифры.
Очевидно, что более-менее адекватное представительство имеют только жители самого небольшого из рассмотренных нами городов. Кандидат даже с небольшим финансовым ресурсом может сагитировать за себя несколько сот человек и стать депутатом городской думы Березовского.

Но уже на следующем уровне всякая логика ломается.
Конечно, одному человеку можно охватить агитацией за себя и 9000 человек, но это уже осмысленная кампания с привлечением серьезных ресурсов.

А вот в Нижнем Тагиле и подобных ему городах никакая самодеятельность невозможна даже теоретически: 22 тысячи избирателей – это население целого города, то есть кампания по выборам муниципального депутата в Нижнем Тагиле сопоставима по затратам с кампанией по выборам главы такого города, как Полярные Зори (Мурманская область).

Плюс надо учитывать уровень доходов на местах. Понятно, что стоимость кампании даже в 2 000 000 рублей (а это минимальная стоимость кампании при таком количестве избирателей) не кажется такой уж пугающей для Москвы и даже для Екатеринбурга. Но для Тагила это вполне серьезная сумма, и потратить ее (а это, повторюсь, минимум) за право быть одним из 28 депутатов городской думы готовы только достаточно богатые люди.

Наконец, в Екатеринбурге все местное самоуправление окончательно превращается в бессовестную фикцию: никакой активный горожанин не потянет кампанию в округе с 60 000 избирателями. Да и можно ли всерьез рассуждать о постоянной и вменяемой коммуникации между депутатом и таким массивом избирателей? Не абсурдно ли, что самый маленький избирательный округ по выборам депутата городской думы Екатеринбурга по количеству избирателей совпадает с городом Березовским, где, как указывалось выше, такое же количество граждан России выбирают 30 депутатов да еще и главу города?

В чем причины такого положения дел и как с этим можно бороться.
Очевидно, что вся нынешняя схема муниципального самоуправления превращена в чистейшей воды обман избирателей. И сделано это с одной целью: максимально затруднить участие в местных выборах различных гражданских активистов и вообще снизить влияние этих самых граждан на что-либо. Администрациям всех уровней нужны покорные муниципальные думы, в которых большинство мест занимают понятные и приятные им люди. В худшем случае это собрание клиентов городской администрации, в лучшем – городской клуб богатеев, а типичная ситуация – смесь первого и второго варианта.

Получается замкнутый круг: чтобы стать муниципальным депутатом, надо потратить на кампанию вполне серьезные деньги. Но если у человека есть такие суммы, то он заведомо занимается каким-то бизнесом, то есть в 90 процентах случаев вынужден иметь дела с городской администрацией.

Собственно, в этом и есть смысл всех проведенных «реформ» местного самоуправления – сделать участие людей в любой политике, даже муниципальной, максимально дорогим и трудным.

Как с этим бороться?
Одной из важнейших задач любой демократической оппозиции нынешнему режиму должна стать реформа муниципальной власти.
Муниципальные собрания должны быть представительны, многочисленны и получить реальную власть. Последнее крайне важно. Потому что сегодня, даже избравшись с огромным трудом и затратами в муниципальную думу, один депутат практически ничего не может. Это тоже важный фактор демотивации многих богатых и активных людей: потратить время, ввязаться в конфликт с городской властью и в итоге получить ничего не дающий мандат – это не впечатляющая перспектива. Поэтому богатые и активные люди если и избираются в муниципалитеты, то вовсе не для служения городу и его жителям, а потому что считают это престижным и видят в своем муниципальном депутатстве лишь первый шаг к региональному или федеральному – и ничего больше.

Очевидно, что в больших городах должно быть установлено максимальное количество избирателей на одного депутата – 10 000 избирателей. Превышение этой нормы должно считаться нарушением прав человека и оспариваться в суде (не в путинском, конечно, а в нормальном, который тоже придется создавать с нуля, но это уже другая большая тема).

Возникает вопрос, что делать в таких больших городах, как Москва и Санкт-Петербург?
На самом деле и здесь ситуация вполне разрешима, существует большой мировой опыт. Нет смысла дробить эти города на маленькие образования, но вполне логично разделить их на округа с максимальным количеством жителей в 1,5 миллиона человек. Тогда в каждом таком округе будет действовать вполне вменяемое муниципальное собрание в количестве 150 человек максимум.
Да, на первых порах депутатам будет трудно договориться между собой.
Это несомненный минус предлагаемой системы.

Но плюсов гораздо больше.
Во-первых, в муниципальных выборах смогут принять участие все более-менее активные и вменяемые люди. Во-вторых, уследить за выборами в 100–150 округах для чиновников будет практически невозможно. То есть провести в думу управляемое большинство становится неразрешимой задачей. В-третьих, подкуп и нейтрализация недовольных депутатов при таком количестве значительно затрудняется. В-четвертых, хотя это самое главное, такое собрание будет реально представлять интересы жителей, а не чиновников, дирижирующих современными выборами.
Повторюсь, если демократии не будет на муниципальном уровне – ее не будет нигде.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире