Нет никакой войны ислама с христианством, вот что главное.

Заметьте — террористы бьют не по религии, которая давно уже не играет никакой особой роли на Западе и даже в России, как бы ни хотелось кому-то так думать. Удары наносятся по светскому образу жизни — по отдыхающим на курортах, по посетителям кафе, концертов и спортивных состязаний. По всему тому, что осуждается проповедниками всех религий.

Это война религиозного мракобесия против всего светского, свободного, демократического.

Правда такова, что сегодня в авангарде религиозного мракобесия оказались именно исламисты. Может быть, потому, что ислам на 600 лет младше христианства и все то, чем переболело христианство 500 лет назад, когда в Европе шли религиозные войны, актуально сейчас для ислама.

Тем ужаснее видеть все это людям светским и нерелигиозным: ради каких-то древних басен и глупых сказок людей убивают в кафе и на концертах, на стадионах и на курортах.

Религиозное мракобесие — вот как называется враг цивилизации.

Поэтому целью выбран Париж — веселый, многоголосый и светский город, столица и родина того образа жизни, к которому стремятся и который ведут миллионы нормальных людей во всем мире.

Париж — это то, что ненавидят мракобесы всех религий и стран: из-за кафе и галерей, из-за концертных залов и карикатурных журналов, из-за секс-шопов бульвара Клиши и официально исповедуемых ценностей государства светского и республиканского, из-за открытости этого города всему яркому, новому, авангардному и свободному.

Мы видим войну глобального Парижа с глобальной деревней, затхлой, убогой, косной и мракобесной.

Любой человек, который в пятницу вечером идет в кино, в клуб, в кафе, на стадион, просто гулять и пить вино с друзьями — он парижанин, даже если никогда там не был и не будет.

В этом смысле, конечно, я — парижанин, как и большинство нормальных людей. Это удар по всем нам, по нашей жизни.

Оригинал



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире