На фоне наводнения в Тулуне и задымления Красноярска теряются похожие бедствия множества других городов и посёлков. К примеру, Байкальск – он известен закрытым Байкальским ЦБК, но никто не знает о бедствующих жителях залитого наводнением города. Да, здесь тоже было сильное наводнение, последствия которого придётся «разгребать» очень долго. Здесь был густой и  весьма вредный для здоровья дым от пожаров на севере Иркутской области.

Сразу скажем, в целом Байкальску и его властям повезло на  прошлой неделе сказочно и несколько раз. А вот многим его жителям сильно не  повезло.

Река Солзан, уже присмиревшая, фото Greenpeace

 «Озверевшая» после затяжных ливней река Солзан уже готова была размыть дамбу, насыпанную в  незапамятные времена и ворваться в город, но дождь неожиданно закончился.


Заграждение МЧС вдоль солзанской дамбы, фото Greenpeace

Бойцам МЧС не удалось проверить спасёт ли город спешно проложенное заграждение из длинных серых баллонов.  Это первое везение.

Напитавшийся ливнями Солзан 27 июля снёс опору одного из городских мостов и тот рухнул.


рухнувший мост ан  р.Солзан, фото Greenpeace

В это время по нему не ехали машины и не стояли на нём многочисленные зеваки, которые десятками устремлялись к мостам, чтобы запечатлеть себя на фоне ревущей реки. После обвала моста на него ходили семьями, с детьми, чтобы полюбопытствовать и снять на память этакую «катастрофу».


любопытствующие «туристы», фото Greenpeace

Оцепления не было. К счастью, никто не упал в мутные ревущие воды. Это второе везение.


река Большая Осиновка после дождей действительно стала большой, фото Greenpeace

Обычно тихая и узенькая местная речка Большая Осиновка выросла в несколько раз и начала подмывать мост на федеральной трассе Иркутск – Улан-Удэ и тот бы рухнул, если бы не внимательность местного охранника. Он раз в час ходил проверять этот мост и забил тревогу, увидев, что дело плохо – рухнувший мост на безальтернативной федеральной трассе привёл бы к транспортной изоляции забайкальской части страны. Это третье везение.


остатки обвала на  федеральной трассе Иркутск – Улан-Удэ, фото Greenpeace

Намокшие склоны вдоль на федеральной трассе Иркутск – Улан-Удэ начали «ползти». Один из обвалов произошёл рядом с Б.Осиновкой. В массе сошедшего массива был огромный валун, который чудом задержался на краю шоссе. Если бы он выкатился на середину, то дорога была бы перекрыта, его бы пришлось взрывать, а  смогли бы это сделать без разрушения покрытия – вопрос. Это четвёртое везение.


шламоканопители Байкальского ЦБК

Ливни закончились до того, как была накоплена критическая масса воды в горах, которая бы вызвала сход селя и разрушение обваловки шламонакопителей Байкальского ЦБК. До катастрофы, когда бы миллионы тонн отходов вывалились в Байкал, оставалось всего ничего. Заметим тут, что как таковые селезащитные сооружения в районе Байкальска отсутствуют. В этом году планируют начать их проектирование. Это пятое везение…

Итак, властям и городу в целом повезло. Но не повезло многим конкретным жителям, которые в отчаянии: нас затопило, мы брошены, нам нужна помощь, но про нас не говорят, нас не замечают, ведь наверх уже ушли отчёты, что в Байкальске нет затопленных территорий.


один из множества затопленных огородов в Байкальске, фото Greenpeace

Из разговоров с местными жителями:


Ольга Левицкая, фото Greenpeace

Ольга Левицкая: «Зачем нам администрация – получит любовь и  поддержку. Правильно? За сутки я её не вижу. Пришли бы, хотя бы рассказали: ну  так вышло, мы планируем то, то и это. Где? Ничего!

Я считаю, что работники администрации авансом получают деньги за такие ситуации, когда ты должен взять свой мобильный, свой автомобиль и побежать спасать людей».

Ольга и её соседи сами защищают свои дома и огороды, сооружают из подручного материала «дамбочки», чтобы вода бежала по улице, а не в огород и не в дом. Получается не очень. Они просят МЧС, власть – «дайте нам хоть что-нибудь, материал какой-то, мы сами защитим свои дома».

Гибнет клубника, за  счёт продажи которой выживают многие байкальские семьи, фото Greenpeace

У людей и так не избалованных деньгами пропадает урожай, на  котором они планировали выживать: клубника, картошка, лук, огурцы… Как выживать без этого? – спрашивают жители улицы Комсомольская, с которой начинался Байкальск много лет назад.


Елена Алатыпова, фото Greenpeace

Елена Алатыпова: «Огород затопило, лес на строительство дома. В подвале вода подходит к полу. В администрации не реагируют. Куда только  не звонили – вообще никто не реагирует».

Да, Байкальск не сравнить с Тулуном, но разница в масштабах трагедий не означает, что беды байкальцев можно не замечать. Тем более что они многого не просят. Их дома пока ещё целы и помощь им нужна минимальная. Нужно внимание властей, простое человеческое отношение со стороны тех, кто обязан приходить на помощь, когда она нужна: большая или малая, не важно.

 



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире