Первый Год экологии в России прошёл в 2013 году. Его результаты были мизерными, и всего через пару лет государство решило повторить попытку экологического обновления страны — 2017 был объявлен Годом экологии и особо охраняемых природных территорий.

Год экологии заканчивается, а результатов в экологическом обновлении что-то не видно. Конечно, на открывающемся 12 декабря Съезде по охране природы будет много речей про успехи и прорывы. Прогремят здравицы в честь государствнных деятелей, заботящихся о стерхах и леопардах.    
Тем же, кто  каждодневно работает в «экологических полях» и не витает в облаках, останется лишь саркастически усмехаться. Ведь существенных прорывов в деле охраны природы в 2017 году не произошло.

Год экологии, как и многие до него, обострил старые и взрастил новые острые проблемы. В 2017 ярко проявилось бессилие государства в деле оздоровления страны.

Были и радостные события. Можно отметить изъятие лицензии на разработку Холодненского месторождения, которое грозило химическим загрязнением Байкалу. Компания Метрополь, которая многие годы добивалась разрешение открыть добычу, лишилось такой возможности. Создан национальный парк «Сенгилеевские горы» в Ульяновской области.

Однако, эти успехи те самые исключения из правил, которые подтверждают плачевное положение дел на всех экологических фронтах. Об этом 11 декабря говорили в Центральном доме журналиста на пресс-конференции «Итоги Года Экологии – успехи и провалы. К V Всероссийскому съезду по охране окружающей среды». 

Член-корреспондент РАН, директор Института водных проблем Виктор Данилов-Данильян отметил кризис  на всех уровнях государственной природоохранной деятельности. «К примеру, Россия должна была присоединиться к важнейшим экологическим международным соглашениям. К примеру, к Орхусской конвенции, которая связана с открытостью, доступностью экологической информации, правом людей участвовать в принятии решений. Россия уже не раз была буквально на пороге подписания, но не случилось. 

Большие проблемы с реализацией государственных экологических программ: по Байкалу, по Волге.

Любая экологическая проблема, любая неудача в какой-то степени связана с одной серьёзной проблемой. Сегодня в органах государственной власти практически нет специалистов-экологов по призванию, по мироощущению. Такие специалисты есть в общественных движениях России, и они могли бы эффективно работать в законодательной и исполнительной ветвях власти. Однако, их туда не пускают. Они там не нужны». 

Что, если не управленческий кризис, царит в главном природоохранном органе страны, если Минприроды не может ответить на письмо в установленный срок и приходится вмешиваться прокуратуре? 

О каком контроле можно вести речь, если на одного инспектора Росприроднадзора приходится более 50 объектов, а его права весьма условны и годятся скорее для имитации контроля, чем для реального надзирания за ушлыми загрязнителями? 

фото из презентации И.Блокова, Гринпис

По данным 10 месяцев, остался высоким и не снизился уровень экологической преступности (1,2 %). По данным 8 месяцев, существенно (более чем в 1,5 раза) выросло количество порывов нефтепроводов. 

Отмечая, что завтра открывается 5-й всероссийский съезд по охране природы, руководитель экологического центра «Дронт», член совета Международного социально-экологического союза Асхат Каюмов заявил: «Завтра делегатам съезда следует подумать, как так произошло, что к этому дню  выполнено всего около 25% решений предыдущего съезда по охране природы?

«Мы были уверены, что в 2017 году государство позовёт общественность участвовать в проводимых мероприятиях. Но ведь план проведения года составляли по стандартной процедуре – чиновники включили туда мероприятия, которые и так должны были делать. 
Мы надеялись, что общественность сможет представить свои предложения, свои компетенции на 5-м съезде по охране окружающей среды. Съезд открывается завтра, но до сих пор непонятно, сможем ли мы должным образом представить наши предложения.

Мы видим, что не нужны, не интересны государству люди, которые занимаются практической природоохранной деятельностью. Ситуация между тем ухудшается, в том числе потому, что в госструктурах в чести не экологи и даже не эффективные менеджеры – востребованы «имитационные менеджеры.

На недавнем Гражданском форуме участники со всей страны определили главные проблемы, которые требуют немедленного решения. Это ухудшение системы управления природоохраной, давление государства на общественные структуры, игнорирование экспертизы, массовый уход природоохранных специалистов массовый из федеральных и региональных органов власти, разрушение системы экообразованиея и другие. Обсуждение возможности решения эти х проблем дают, в частности, однозначный ответ – необходимо срочно восстанавливать единый госорган по ООС».

В 2017 году обострились существовавшие и появились новые экологические проблемы, вызывающие массовые протесты. 
 

Томинский ГОК – в этом году началась подготовка к строительству. Местная власть не обращает внимания на попытку президента наладить диалог между бизнесом, властью и обществом. Русская медная компания и областная власть игнорируют тот факт, что около 70% жителей области против строительства ГОКа. Игнорируются и специально разработанные для решения проблемы рекомендации Совета по правам человека при Президенте РФ.   

Именно в Год экологии федеральная власть решила дать старт опаснейшей программе строительства мусоросжигательных заводов, подавая их как решение проблемы с отходами. На самом же деле эта программа, предполагающая, что в огонь отправятся в основном несортированные отходы, усугубит проблему химического заражения страны. Население регионов предполагаемого размещения МСЗ организует массовые протесты. 
 

«В 2017 году продолжилось разрушение разрушение заповедной системы России, – отметил руководитель программы по ООПТ Гринпис России Михаил Крейндлин, –  Усилился развал системы управления федеральными ООПТ. Из профильного департамента Минприроды ушли практически все специалисты в области заповедного дела. Дирекции ООПТ на местах теряют квалифицированных работников. Последний громкий факт: без серьёзных оснований уволен директор «Заповедного Прибайкалья» Михаил Яблоков.

Минприроды, игнорируя мнение учёных и идя на поводу у охотничьего лобби, пытается не включить в новое издание Красной книги РФ виды животных,  популяции которых, по данным учёных, под угрозой. Они должны быть включены в Красную книгу».

2017 год не оправдал надежды на усиление и развитие заповедной системы. В 2011 году правительство утвердило концепцию, по которой к 2020 году в России должны были появиться 11 заповедников, 20 национальных парков и 2 федеральных заказника.


Ладожские шхеры — пока не ООПТ
В 2017 году правительство России должно было создать 7 новых федеральных особо охраняемых природных территорий (ООПТ): национальные парки Ленские столбы», «Ладожские шхеры», «Хибины», заповедники «Восток Финского залива», «Васюганский» и другие. Ни один из них не создан.   
Зато продолжается создание юридической базы для разрушения заповедной системы. В частности, Минприроды РФ (МПР) не оставляет попыток узаконить хозяйственное освоение ценных территорий, была даже предпринята попытка ввести частную собственность на земли заповедников. 
МПР утвердило двукратное уменьшение особо охраняемой зоны национального парка «Мещерский» и перевела большую её часть в зону хозяйственного назначения. К счастью, Верховный суд пресёк попытку МПР разрешить на этой территории практически любое строительство.    

незаконное бурение в Кургальском заказнике, 2016 год
Компания Норд стрим 2 АГ при поддержке МПР упорно протаскивает маршрут газопровода Северный поток 2 через охраняемую российскими законами и международными соглашениями территорию Кургальского заказника. Голословно отметаются альтернативные маршруты, в частности, применение бестраншейной технологии в южной части заказника, где его ширина всего 350 метров. 

Под конец года рутениевый скандал продемонстрировал, что система охраны природы и здоровья человека в России находится в кризисе. Рутениевое загрязнение атмосферы на протяжении от Красноярского края до Франции признано очень серьёзным происшествием. В октябре Росатом отрицал, что рутений-106 зафиксирован где-то в России, кроме Петербурга. Однако замеры Росгидромета показали, что рутений-106 зафиксировали ещё в конце сентября в наибольших концентрациях вблизи комбината «Маяк». 

Ожидалось, что в год экологии будут приняты давно назревшие изменения в законодательстве, помогающие решать природоохранные проблемы, учитывая интересы людей и интересы бизнеса. 

«Плачевные результаты года экологии, это закономерное продолжение процесса деэкологизации практически всех сфер государственной и общественной жизни, продолжающейся последние 20 лет, заявил директор департамента программ, исследований и экспертизы Гринпис России Иван Блоков, представивший на пресс-конференции главу из книги «Окружающая среда и её охрана в постсоветский период», посвящённую ситуации с природоохранным законодательством.


фото из презентации И.Блокова, Гринпис
«Наряду с финансовыми показателями, одной из наиболее объективных областей, отражающих ситуацию с охраной окружающей среды, является законодательство. Мы провели тщательный анализ и видим, что итоги года экологии действительно не могли быть удовлетворительными», подчеркнул Иван Блоков.

В последние 20 лет отменены многие эффективные требования природоохранного законодательства. Ликвидирован самостоятельный орган по охране окружающей среды. 
Одна из главных причин сложной, а местами даже катастрофической экологической ситуации в России, это нестабильность базового законодательства. Средний срок действия природоохранного закона без изменений составляет менее 5 месяцев. Это показатель у нас значительно выше, чем аналогичный показатель для многих стран. Например, в Беларуси Казахстане и Великобритании изменения принимаются в 2 — 15 раз реже. 
 
  фото из презентации И.Блокова, Гринпис
Закономерно возникает вопрос – можно ли сказать, что мы оказались свидетелями экологической катастрофы?

Оптимистичный ответ будет таким: мы живём в остром экологическом кризисе и семимильными шагами движемся к экологической катастрофе. Причём не российского, а планетарного масштаба, так как у России есть мощные союзники в деле превращения окружающей среды в непригодное для человека состояние.

При этом российское общество, общественные движения имеют мощный человеческий потенциал, который можно и нужно применить для исправления ситуации. 


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире