26 апреля в мире отмечают Международный день памяти жертв радиационных аварий. У нас тоже, ведь в России был не только Чернобыль (случившиейся 28 лет назад), но и немало других, гораздо менее известных, трагедий. К примеру, десятки лет была засекречено медленное убийство людей в Челябинской области – там, где «ковали» ядерный «щит» Родины.

автотрасса ЧелябЕбургболее4000 мкР

Река Теча у автодороги Челябинск-Екатеринбург. Уровень радиации более 4 000 мкр/час фото Гринпис

Только во времена перестройки страна узнала о том, как живут люди на берегах радиоактивной реки Теча. Здесь жертвами ПО «Маяк», который десятилетиями сбрасывал в речную сеть ядерные отходы, стали десятки тысяч человек.

В эти дни у жителей деревень Муслюмово, Бродокалмак, Русская Теча и Нижнепетропавловское своя печальная годовщина. Год назад они , вопреки воле местного начальства, собирались на сходы , где приняли требования к властям.

hyhh 181

фото Гринпис

Резолюцию, где они изложены, направили Президенту России, главе Росатома и губернатору Челябинской области. Прошёл год, но требования жертв радиации по-прежнему игнорируются.

Нельзя сказать, что люди требовали сверхъестественного. Им нужно, чтобы компенсации выдавались не как попало, и чтобы они не были копеечными до слёз. Чтобы они могли вовремя обратиться к врачу и получить в ответ не бессильное сочувствие, а реальную помощь. Чтобы государство, отнявшее у них жизни родных и их собственное здоровье, помогло переехать в безопасное место.

В ответ государственные чиновники ссылаются на некие усреднённые для всей страны нормы и правила. Если следовать им, то никаких проблем у жителей облученных посёлков просто не может быть.

Соответствует ли это реальности, бюрократов, видимо, не интересует. К примеру, Министерство по радиационной и экологической безопасности Челябинской области полагает, что допустимый уровень радиационного воздействия при контакте с заражённой радиацией Течей, где жители ловят рыбу и поят скот (а им больше негде это делать!), не превышается ни в одной из деревень. Поэтому о переселении или о дополнительном медобслуживании говорить незачем.

1391898

Скот на берегу Течи фото Гринпис

Между тем проблема не только в нынешних дозах, а в том, что за многие десятилетия превращённые в «подопытных кроликов» люди накопили невероятный «радиационный груз». Им жизненно необходима экстренная помощь! Это подтверждает история буквально каждой теченской семьи.

Я расскажу только одну из десятка историй, которые слышал или видел сам:

«Нурмухамет и Сарвар Шагиахметовы поженились уже «в возрасте». Муж Сарвар погиб на фронте, оставив двоих детей — дочь Санию и сына Мухаметжана. Нурмухамет привел в новую семью совсем маленького сына Фарита.

Image00002

фото мз архива Г.Кабирова

Нурмухамет устроился на работу в милицию, в отряд по охране реки Теча, приписанном к ПО «Маяк». Числился в Бродокалмаке, хотя жил прямо на берегу реки. Гонял с реки рыбаков, не пропускал домашнюю скотину и птицу. Взрывал лед перед деревянным мостом, запрещал сенокосы.

Image00001

фото из архива Г.Кабирова

Вскоре в его семье появились еще дети: сын Рашит, дочь Галия, сын Динмухамет и дочь Миля.

В 1958 году Нурмухамет неожиданно заболел да так, что врачи даже не могли взять кровь на анализ. Как они говорили – шла одна пена. Очень скоро он скончался в страшных муках в палате №13 Филиале института биофизики-4 (ФИБ). Это был острый лейкоз.

Нурмухамет был первым из тех, кто умер в ФИБ. В то время, в соседних с ним палатах содержались подопытные крысы и кролики. Во дворе стояли в загонах домашние животные.

Сарвар выдали справку — причина смерти «Общее заболевание организма». В карточке больного стоял диагноз «АБS». Что это означает, знают только атомщики. Сарвар осталась одна с маленькими детьми. Никакой помощи, никакой специальной пенсии, в связи с «засекреченной» гибелью сотрудника ПО «Маяк», ей не дали. Правда, её пожалели. Весьма оригинальным способом — взяли на работу наблюдателем гидропоста на реку Теча. Дали сенокос, в виде исключения, в заражённой пойме реки.

Официально она была сотрудником Курганской гидрометеобсерватории. Работа, по тем временам, престижная. Она замеряла уровень воды в реке, брала пробы воды и грунта, которые приносила домой и хранила под кроватями детей – не знала что в этих бутылях. Зимой вода замерзала и стеклянная посуда лопалась.

Пробы воды и почвы хранились в доме подолгу. Сотрудники ПО «Маяк» забирали их раз в месяц. Без мужа было трудно управляться с хозяйством и ходить на реку, поэтому дети стали помогать ей брать пробы. Болотные сапоги им ещё не подходили, поэтому лезли в реку голышом. Никто им этого не запрещал, хотя домашнюю птицу, по недогляду хозяев заплывшую в реку, милиция расстреливала – гуси могли «принести» в подворье радиацию.

Сарвар проработала на реке до самой пенсии. Наступила горбачевская перестройка, и мир узнал правду о трагедии на реке Теча. Узнала о ней и Сарвар. В 1994 году она подала иск против ПО «Маяк» на возмещение физического и морального вреда. Судебный процесс Сарвар, конечно же, проиграла. Суд постановил, что сотрудники ПО «Маяк» ничего не нарушали. Просто тогда была такая технология производства оружейного плутония. Она предполагала правило: «Сливать отходы производства в водоемы».

На суде Сарвар поразили слова представителя ответчика: «Подумаешь, несколько человек умерло, но ведь мы спасли мир от ядерной войны, быстро создав атомную бомбу в противовес американской!».

В 1994 году заболел раком желудка старший сын Мухаметжан. Вскрыли живот и не стали удалять опухоль — сказали, что поздно обратился. Жить ему отвели не более двух недель. Однако умирал он в страшных муках целых девять месяцев.

В 1995 году умер от инфаркта второй сын — Рашит. Младшим Динмухамету и Миле поставили диагноз «Хроническая лучевая болезнь».

В 1998 году Сарвар поехала в ФИБ на обычное обследование, где неожиданно умерла в той же палате №13. Оказалось, что у нее было увеличено сердце – занимало чуть ли не всю грудную клетку.

В 2006 году село Муслюмово и ее родной дом ликвидировали. Оставшимся детям: Сание, Фариту и Галие официально подтвердили связь заболеваний и инвалидности с воздействием радиации.

Вот так семья Шагиахметовых защитила собой мир от ядерной угрозы. Вот так получается, что советская атомная бомба не убила ни одного врага. Она убила только тех, кого должна была защитить».

Трагедии людей не вызывают слез у чиновников и нет от них ни сочувствия, ни должной помощи. Они по своему правы, так как у них есть своя логика – лучше потерпеть, подождать ещё немного и эти люди просто вымрут. Давно ведь известно: Есть человек – есть проблема. Нет человека – нет проблемы!

Помянем…



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире